Close

Хипстерский: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

взгляд со стороны – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

авторы исследования:

Леда Скобелева, магистрант образовательной программы «Политическая лингвистика» НИУ ВШЭ в Нижнем Новгороде.

Мария Плотникова, магистрант образовательной программы «Политическая лингвистика» НИУ ВШЭ в Нижнем Новгороде.

В исследовании «Хипстеры столицы и провинции: особенности легитимации социального феномена» Леда Скобелева и Мария Плотникова составили портрет хипстеров со слов молодежи в Москве и Нижнем Новгороде*. В обоих городах студенты считают это явление модой, а не субкультурой или общественно-политическим движением. По поводу внешних примет хипстеров опрошенные были единодушны: упоминали эко-стиль в одежде и еде (натуральные ткани, здоровую пищу и пр.), сочетание брендовых вещей и бомж-стайла.

Внутреннее содержание явления вызвало у респондентов разногласия. Так, нижегородцы говорили о вкладе хипстеров в культуру, в развитие городской среды, а москвичи не признавали такой роли.

Идеальные потребители

«Опознавательные знаки» хипстеров респонденты описывали почти одинаково. Среди главных примет были названы:

  • борода, шляпа, очки в массивной оправе;
  • дорогая одежда и нарочито небрежный вид: укороченные узкие джинсы и мешковатые — oversize — майки и куртки, клетчатые рубашки, «огроменные» ботинки;
  • винтаж в гармонии с бомж-стайлом. «Ты вроде модный, но… как будто бы у дядечки с улицы одежду украл», — сформулировал один из респондентов;
  • аксессуары ручной работы — «индивидуальные штучки»;
  • электронные сигареты и гаджеты последних моделей.

По мнению некоторых опрошенных, хипстеры — идеальные потребители, на которых можно неплохо заработать. Это вполне обеспеченные молодые люди, которые заботятся о своей внешней идентичности.

«Им можно втюхать одежду для хипстеров и сделать на этом бабки», — считает респондент (см. также Молодежь «заражена» демонстративным потреблением).

«Мода», «показуха» — так характеризовали хипстерство многие опрошенные. Само слово hipster образовалось от английского «to be hip» — «быть в теме», «быть в тренде». «Надменный взгляд, всегда идеальный внешний вид — причесочка… — описывает типичного хипстера один из опрошенных. — Часы какие-нибудь дорогие, непонятно, на чьи деньги куплены. Много трендовых вещей, но при этом не кричащих — таких, «кто знает, тот поймет»». В другие времена в таком же духе описывали денди, стиляг, «золотую молодежь». По сути, хипстерство — чисто городское явление, связанное с ощущением комфорта и обилия возможностей.

Мнимая уникальность

Хипстеры любят «трендовые» вещи (будь то артхаусное кино или ежедневник молескин) и знаковые места, отмечали опрошенные.

Москвичи среди таких мест называли торговые центры, книжные магазины и общепит — например, крафтовые пивные (там продается «авторская» продукция частных пивоварен). «Кофейни, смузи-бары, магазины здорового питания или просто продуктовые с завышенными ценами», — «картировала» любимые места хипстеров одна из респонденток. Они «ищут для себя что-то такое уникальное… несмотря на то, что это уникальное, эти бургерные открываются на каждом углу, это, тем не менее, считается чем-то интересным, необычным», заявила другая.

Нижегородцы упоминали самую фешенебельную пешеходную улицу города — Большую Покровскую (там есть театры, кафе, художественные салоны и пр.). «Их [хипстеров] там миллион», — отметил респондент. В обоих городах этот социальный феномен расценивался как массовый.

При этом сами опрошенные студенты дистанцируются от хипстерства. «Зачем вешать на себя такой ярлык?» — риторически заметила одна из опрошенных.

Никакой идеологии

При всей массовости явления и узнаваемости образа жизни хипстеров, опрошенные не считают их одной из субкультур (таких, например, как эмо, панки, готы, хиппи). Дело в том, что идейная наполненность хипстерского движения не ясна. Что в нем нового, сказать сложно. Хипстеры «неагрессивны» и творчески настроены — вот все, что отмечали респонденты.

О возможном политическом потенциале хипстеров речи не возникало. Резюме таково: хипстеры «не отличаются особым мнением», хотя и пытаются «выделиться из толпы».

Креатив или видимость

Большинство москвичей отказали хипстерам в какой-либо положительной роли. Вот вполне показательное суждение: «Сейчас это просто серая масса, все так ходят, все так одеваются, все так себя ведут…». Есть и более радикальные мнения: «Здравомыслящий человек хипстером не станет», «как в секте».

Скептически-насмешливое отношение к феномену часто фигурирует в Сети. Хипстеры отчасти превратились в интернет-мем. Им посвящены анекдоты, карикатуры, сетевые поговорки. «У хипстера Сережи одежи две рогожи: будет есть мякину, а купит молескину», — шутят блогеры.

В отличие от москвичей, нижегородцы отмечали креативность хипстеров, расценивали их как двигатель прогресса.

«Это полезная группа людей. Они действительно развивают культуру города», — заявил один респондент. Другой поддержал: «Хипстеры в городской среде ее преобразуют».

Самообразовываться или тусоваться

Исследователи изучили «словарь» описания хипстеров в двух городах. Выяснилось, что москвичи использовали больше имен прилагательных, поскольку акцентировали внимание на внешнем образе. Нижегородцы чаще применяли глаголы, поскольку в их представлении хипстеры — динамичная, активная часть общества.

Показательна и лексика, характеризующая явление. Студенты из Нижнего Новгорода приписывали хипстерам такие действия: «самообразовываться, развивать, трансформироваться, читать». А учащиеся-москвичи — «тусоваться, влиять, перенимать».

В целом респонденты без затруднений и замешательств рассуждали о хипстерах. Значит, феномен прижился в обществе, официально признан, резюмируют исследователи.

*Качественное исследование включало проблемно-ориентированные интервью с 30 студентами (по 15 учащихся в каждом городе).

См. также:

Почему подростки не спешат взрослеть

Молодежь стала позже отделяться от родителей

Молодежь «заражена» демонстративным потреблением


Подпишись на IQ.HSE

Десятку самых хипстерских районов на земле возглавил Вильямсбург в Нью-Йорке

Жители Америки уверены, что их страна является единственным местом проживания представителей субкультуры хипстеров, однако, как показывает рейтинг, это не совсем так. Штаны из денима в обтяжку, косматые бороды, забавные солнечные очки и любовь к виниловым пластинкам встречаются во всем мире от Сингапура до Стокгольма. Вот десять самых хипстерских мест на земле:  

10. Kreuzberg, Берлин (Германия)


Этот район Берлина оставил заметный след в истории панк-рока, здесь когда-то жил Игги Поп. Свое предназначение он сохраняет и по сей день –  здесь кипит ночная жизнь и до сих пор работает легендарный панк-клуб «SO36», где по-прежнему опасно находиться. В баре на пляже реки Шпрее есть огромный плавающий бассейн, потому что не плавающие бассейны — это слишком мейнстримно.

9. Malasaña, Мадрид (Испания)

Считается, что этот район – сердце города для представителей контркультурной среды. Это рай для любителей велосипедов с фиксированной передачей, густых бород и самых глубоких мужских декольте. Улицы заполнены кафе и книжными магазинами со странными книгами и магазинами старья, где в основном продаются подержанные комоды. 

Примечание: стиляги на испанском языке называются modernos. В переводе на английский язык это означает «люди, которые любили лампочки Эдисона, прежде чем они стали мейнстримом».

8. Tiong Bahru (Сингапур)

Район Tiong Bahru был построен в 30-х годах и раньше считался частью города, где богатые бизнесмены селили своих любовниц. Сейчас там повышенная концентрация гурманских закусочных, кофе-баров с завышенным ценником и модных магазинов, продающих роговые очки и воск для усов.  Конечно, местные жители никогда не признаются, что они хипстеры, потому что какой настоящий хипстер признается в том, что он хипстер?   

7. Shoreditch, Лондон (Великобритания)

Два других хипстерских района в Лондоне — Dalston и Peckham называют «новыми Shoreditch», но тот факт, что любой называет их «новыми Shoreditch» расскажет вам все, что нужно знать. Как и все остальные места для тусовок хипстеров, это бывший район проживания рабочего класса. Теперь он стал домом для таких компаний, как Last.fm, Dopplr, и Songkick. И там по-прежнему очень много уличного искусства, которое и сделало район привлекательным для представителей контркультуры. 

6 Södermalm, Стокгольм (Швеция)

Непонятно почему, но шведы обожают Бруклин. Поэтому в Стокгольме и появился район, похожий на него, где все стиляги подражают жителям этого американского города. Там есть Бруклинская пивоварня, а самое хипстерское место носит название SoFo.

Трудно отрицать влияние американцев на этот район, потому что никто давно не называет его Södermalm, все говорят «Новый Бруклин». И это потому, что оригинальное название сразу вызывает в памяти название спального  гарнитура из магазина IKEA коллекции 2003 года..


5. Fitzroy, Мельбурн (Австралия)

Район является домом для ежегодного мельбурнского Fringe Festival, куда приезжают самые странные уличные театры со всего мира. Радушие местных жителей объясняется только тем, что фестиваль – это не навсегда, и как только он закончится, все хипстеры дезертируют в другой район города — Brunswick.


4 Vesterbro, Копенгаген (Дания)

Этот район был ранее известен как дешевый квартал красных фонарей, а также прославился самым большим количеством мясников на один квадратный километр в Европе. Сейчас он стал маяком трендов для всех хипстеров. Там работают самые маленькие кофейня и отель в мире – они рассчитаны только на одного посетителя.

Если этого недостаточно, то вспомним, что Копенгаген — один из самых велосипедизированных городов мира. А если и есть хоть одна вещь, которую хипстеры любят больше, чем брюки в обтяжку, то это велосипеды. Ну и рюкзаки марки Fjällräven.


3. Amsterdam-Noord, Амстердам (Нидерланды)

Бывшие промышленные склады теперь используются бородатыми хозяевами под галереи, скейт-парки, плавающие рестораны и для проведения музыкальных фестивалей. К большому разочарованию местных жителей, здесь начало появляться и элитное жилье, кроме того Red Bull и MTV открыли офисы на набережной, а более мелкие стартапы начали менять ландшафт этого места под свои вкусы.

2 Florentin, Тель-Авив (Израиль)

Телевизионное шоу 90-х годов с таким же названием сделало Florentin известным местом на карте мира. Он стал популярен как район, где сочетаются традиционная культура и современный стиль, что в конечном итоге привело к тому, что там теперь собираются хипстеры.  Самобытная авангардная архитектура в стиле Bauhaus, уличное искусство и круглосуточная ночная жизнь привлекают сюда художников, музыкантов и людей, которые одеваются, как художники и музыканты.

1. Williamsburg, Нью-Йорк (США)

Конечно, есть аргументы, чтобы признать самыми хипстерскими местами США и Портленд и Сиэтл, но факт остается фактом: если у хипстеров есть Мекка, то это, безусловно, Вильямсбург. Это мир галстуков-бабочек, фетровых шляп, замшевых сапогов CHUKKA, где у каждого фотографа-любителя излишне дорогая  цифровая зеркальная фотокамера, и все вместо пива пьют яблочный сидр.

 

 

Хипстерский урбанизм как тип социального мышления Текст научной статьи по специальности «Прочие социальные науки»

ХИПСТЕРСКИЙ УРБАНИЗМ КАК ТИП СОЦИАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ

Аннотация. Социология и социальный тип мышления возникли во многом как ответ на важные вопросы, в том числе на вопрос «Что такое Город?», «Что делает город Городом?». В данной статье рассмотрено, каким образом современная социологическая теория влияет на наше представление о Городе, рассматриваются виды урбанизма как типа социального мышления и хипстерский урбанизм — в частности.

Ключевые слова. Город, информация, общество, урбанизм, хипстеры.

Lagutin Y.V.

HIPSTER URBANISM AS A TYPE OF SOCIAL THINKING

Abstract. Sociology and social type of thinking have arisen as an answer to important questions in many ways, including the question «What is the City?», «What makes a city the City?». This article describes how modern sociological theory influences our view of the City, examines types of urbanism as a type of social thinking and hipster urbanism in particular.

Keywords. City, information, society, urbanism, hipsters.

Одним из ключевых вопросов социологии является вопрос урбанизации. Мегаполис вообще и современный мегаполис в особенности отличает всё большее усложнение жизнедеятельности и расширение сфер деятельности социальных субъектов, неизменно влекущие за собой комплексные изменения, оказывающие существенное влияние на состояние социальных отношений.

Создавая города, люди воплощают своё видение устройства жизни, реализуют определенное социальное мышление. Данная статья посвящена хипстерскому урбанизму как типу социального мышления. Но неправильно было бы освещать данный вопрос изолированно, вне контекста ретроспективы понимания города. Так, например, важной в плане интерпретации урбанизма является точка зрения американского социолога Луиса Вирта, который дал чёткое определение городу, представив его как «большую совокупность разнородных людей, живущих на относительно ограниченной территории». Таким образом, здесь можно выделить две ключевые характеристики города — это гетерогенность и плотность населения.

Имя известного американского градостроителя Роберта Мозеса ассоциируется прежде всего с модернистским урбанизмом — урбанизмом концентрации, скорости и т.д. Город Мозеса должен работать чётко, эффективно, как машина, но жить в нем сложно. С одной стороны, город — это машина, работающая на постоянную генерацию прибыли, с другой стороны, это — машина отчуждения. Это гигантский офис, в котором, увы, нет места пожилым родителям или маленьким детям, т.е. это город, в котором трудно реализовать семейные ценности.

В ответ на такое представление о городе появляется левацкий социалистический урбанизм. Для леваков город — это «машина неравенства». В статье американского политолога Лэнгдона Винне-

ГРНТИ 04.21.41 © Лагутин Ю.В. , 2019

Юрий Викторович Лагутин — аспирант кафедры социологии коммуникативных систем Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

Контактные данные для связи с автором: 141421, Московская обл., г. Химки, мкр. Сходня, 2-й Леденцовский пер., 6Б (Russia, Moscow reg., Khimky, Shodnya, 2d Ledentcovsky lane, 6B). E-mail: [email protected] Статья поступила в редакцию 05.07.2019.

ра «Имеют ли артефакты политическое измерение?» [3] описывается, как градостроители Нью-Йорка специально занижали высоту мостов, которые связывают гетто с основной частью Манхэттена, чтобы двухэтажные автобусы не могли под ними проехать. Это своеобразный способ отчуждения и сегрегации. Леваки направляют финансовые потоки в общественный транспорт, электрификацию трущоб и доступное жилье.

Социальное мышление — это не только теоретическое понятие, но мощная движущая сила, которая способна вмешаться во все сферы жизни человека и города: культурную, экономическую, социальную и т. д. [1, с. 108-115]. Достаточно вспомнить, как в начале 1960-х годов левая писательница и активистка Джейн Джекобс сумела противостоять Роберту Мозесу, который запланировал строительство очередного хайвея на месте района Гринвич-Виллидж. Мозес игнорировал вопросы исторического наследия. Для него Гринвич-Виллидж — это всего лишь полуразрушенные деревни, пристанища первых эмигрантов. И не более того… Джекобс подняла мощное общественное движение, сумев убедить людей, что Мозес разрушает память, а значит и сообщество. А если нет сообщества, по мнению Джекобс, нет и города. Таким образом, под влиянием нового типа социального мышления рушится не только модель модернистского урбанизма, но и замораживаются многомиллиардные контракты, имеющие своей задачей соединение Бруклина и Манхеттена.

В 70-80х годах ХХ века формируется принципиально другой способ мышления о городе. Этот «язык» получил название «хипстерский урбанизм». Его метафора следующая: город — это машина развлечений, город — это весело.

Исходя из названия, хипстерский урбанизм можно ошибочно связать с «хипстерами»: субкультурой, к которой относятся люди свободного мышления, предпочитающие получать максимальное удовольствие от каждого процесса их жизни и не ограничивающие себя рамками и устоями общества. Хипстеры просыпаются утром, размышляют, какие очки, ботинки им надеть, потом собираются, прекрасно проводят свободное время, которого у них столько, сколько они хотят. Однако, несмотря на схожесть терминов и пересечения в некоторых моментах, хипстерский урбанизм как городская идеология (авторство данного термина принадлежит социологу Виктору Вахштайну) прямого отношения к хипстерам не имеет. Хипстерский урбанизм как определенная городская идеология никак не связан с хипстерской субкультурой. Ни к очкам марки Ray Ban, ни к мокасинам, ни к каким бы то ни было другим атрибутам хипстеров данный тип социального мышления отношения не имеет. Прежде всего, это — мышление о городе, которое приводит к глобальным переменам в жизни и развитии этого самого города.

Необходимо отметить, что появление хипстерского урбанизма во многом связывают с именем Яна Гейла, датского архитектора, который сказал: «Вы можете сделать город экономически эффективным, можете — социально справедливым. Но в обоих случаях этот город будет отвратительно скучным. Скука разъедает наши города». Два афоризма Яна Гейла дают чёткое представление о том, как этот «язык» устраивает городское пространство: (1) «не спрашивайте, сколько людей живет в этом городе. Спрашивайте, сколько получает от этого удовольствие»; (2) «город — это как хорошая вечеринка. Если вы вернулись домой раньше 3-х ночи, значит, он не удался».

Такой тип мышления начинает в значительной степени трансформировать городские пространства. Сегодня для нас «общественное пространство» — это то место, где людям можно весело и хорошо провести время. Таким образом, перед нами предстал совершенно новый тип города. Согласно хипстерскому урбанизму, город — это сцена [2, с. 66-69]. Город — машина представлений, удовольствий, зрелищ и т.д.

Еще один фетиш хипстерского урбанизма — общественные пространства. Это — пространство, где, образно говоря, торгуют сладкой ватой. В Москве, надо отметить, данная метафора превратилась в гиперболу. Если тротуары для пешеходов — то самые широкие, если велосипедные дорожки — то самые протяженные. Если плитка — то по всему городу. И обязательно — качели на тротуарах. Как у консерватории имени П.И. Чайковского в Москве. И не важно, что перекрыта значимая часть транспортной полосы. Чего не сделаешь ради удовольствия! Как можно, идя по улице, отказать себе во внезапно возникшем желании полетать на качелях. Велосипедные дорожки и тротуары значительно сократили проезжую часть. «Город для пешеходов» превращается в «город только для пешеходов». Складывается впечатление, что остальным в нем не место. Все это мы можем наблюдать в современной Москве.

Необходимо отметить, что хипстерский урбанизм в Москве возник в результате того, что сформировалась устоявшаяся поколенческая группа людей, которая приехала в этот город 10-15 лет назад и которой надоело чувствовать себя в этом городе, как на чужбине. В конце 1990-х — начале 2000-х годов наблюдался мощный приток населения в Москву [2]. Люди здесь создали семьи, сделали карьеру, родили детей. Но город оказался не предназначенным для полноценной жизни.

Виктор Вахштайн, опираясь на собственные исследования, отмечает интересный факт: именно у группы людей, приехавших в Москву более 10 лет назад, сегодня самая сильная московская идентичность. Таким образом, в большей степени чувствуют себя москвичами в Москве те люди, которые живут здесь больше 10 лет, но отнюдь не те, которые здесь родились и выросли и даже фактически являются москвичами в нескольких поколениях [6].

Согласно результатам онлайн-опроса (проводился нами самостоятельно), более половины москвичей (всего в опросе приняло участие 16 тысяч человек) отметили изменения последних лет в Москве как «положительные». Яркой иллюстрацией этому является Парк Горького, где сейчас удобно и комфортно всем. Похожий опрос был проведён на улицах Москвы: из 200 опрошенных в возрасте 16-65 лет, 52% особенно отмечают комфорт для передвижения пешеходов по улицам города, 70% опрошенных выделило общую чистоту города, люди, передвигающиеся в метро, отметили отсутствие ларьков и палаток, как неоспоримый плюс «новой» Москвы.

В результате, по данным «Левада-центра», к действующему мэру Москвы Сергею Собянину положительно относится примерно 50% москвичей. Для сравнения: в 2012 году лишь 27% опрошенных отозвались о градоначальнике положительно, в 2016 году этот показатель составлял 44%. Таким образом, в Москве наблюдается одобрение влияния хипстерского урбанизма на облик города и его культуру.

В то же время, петербуржцы проявляют больший скепсис к изменениям в их городе и придерживаются устоявшихся традиций: более 70% из 200 опрошенных на улицах Санкт-Петербурга людей не желают видеть кардинальных перемен в городских ландшафтах [2] и предпочитают «классический» Санкт-Петербург с устоявшимися традициями.

Таким образом, москвичи и петербуржцы показали противоположное отношение к изменениям в их городах: в то время как нововведения в Москве вызывают преимущественно одобрение населения, жители Санкт-Петербурга более консервативны, желают видеть свой город в привычном им виде. Отчасти это может быть связано с тем, что в Санкт-Петербурге довольно сильная городская идентичность [2], которая была всегда: и у тех, кто родился и вырос в этом городе, и у тех, кто сюда переехал.

Социолог Виктор Вахштайн справедливо замечает [6], что «метафоры, которыми мы описываем город, определяют то, что с ним происходит». Однако метафоры эти как тип социального мышления не только управляют людьми, но и появляются в ответ на изменение их жизни. И хипстерский урбанизм не является в этом смысле исключением. В постиндустриальном обществе (постмодернизме) меняется так называемый бюджет времени. Люди живут по свободному графику, обеспечивающему больше свободного времени. Меняется содержание и форма того, что называется «работа». Профессиональные задачи можно решать, находясь не в офисе, а где угодно: дома, на улице, в кафе.

Хипстерский урбанизм как способ мышления о городе коррелируется, таким образом, с первыми двумя рассмотренными нами выше идеями — высоким модернизмом и левым урбанизмом. А именно: проекты развития общественных пространств всегда привязаны к финансовым потокам — к магазинам, кофейням, торговле сладкой ватой, пирожками и сувенирами и т.п. Если не будет экономической выгоды, власти даже не станут рассматривать проект [5, с. 30-38]. Парк для развлечений и отдыха будет построен, если будет экономически выгодным. Этот язык абсолютно выдержан в логике модернизма: город как машина роста.

Связь хипстерского урбанизма с левым урбанизмом очевидна в культуре DIY (do it yourself — сделай это сам). Этот тренд в урбанистике опирается на идеи левых философов Анри Лефевра и Дэвида Харви, которые писали, что раз право на город не закреплено институционно (институционально), его следует реализовывать самостоятельно. И у хипстеров есть свое представление о городе, они берут инициативу в свои руки и реализуют своё видение.

Таким образом, хипстерский урбанизм как тип социального мышления является феноменом, к изучению которого необходимо подходить комплексно, в контексте его места и роли в процессе формирования социумом ответов на вопросы, связанные, прежде всего, с определением сущности города, с ответами на вопросы, связанные с его обликом и предназначением.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бабосова Е.С., Коркия Э.Д., Мамедов А.К. Город как коммуникативное пространство: социокультурный анализ // Белая Вежа. 2015. № 4 (19). С. 108-115.

2. Вендина О.И., Аксенов К.Э. Москва и Санкт-Петербург: закономерное развитие или стихийная трансформация городского пространства? // Проблемы прогнозирования. 2009. № 5.

3. Winner L. Do artifacts have politics? // The whale and the reactor: a search for limits in an age of high technology. Chicago: University of Chicago Press, 1986.

4. Кабисов А.Г. Теория урбанизма и практика модернизма: эссе Георга Зиммеля «Большие города и духовная жизнь» и модернистский роман «Большого города» // Известия Саратовского университета. Серия: Социология, политология. 2009. Т. 9. Вып. 2. С. 66-69.

5. Коркия Э. Д., Мамедов А. К. Городское коммуникативное пространство (феноменология и тренды) // Международный академический вестник. 2014. № 3. С. 30-38.

6. Интервью Вахштайна В.С. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.bbc.com/russian/features-36786791 (дата обращения 30.05.2019).

Любого побьем! «Затравленный» за хипстерский пучок школьник встретился с Дзюбой

«Затравленный» за хипстерский пучок школьник встретился с Дзюбой.

Фото: Ольга АДЛЕР

В истории четвероклассника из Красноярского края Петра И.*, за которой второй месяц наблюдает вся страна, наметился новый поворот. Недавно школьник съездил на тренировку сборной России и познакомился с капитаном, Артемом Дзюбой.

Тот долго пожимал ему руку на камеры. А после предложил – в шутку, разумеется: «Пойдем, любого игрока побьем?». В ответ парень рассмеялся, юмор оценил.

Петр* и Артем Дзюба. Фото: Павел ГУРЕВИЧ, Твиттер, Ольга Адлер.

Фото: Ольга АДЛЕР

Скромнее, еще скромнее!

Напомним, в начале сентября Пете сделали замечание в школе: с такой прической лучше бы учился дома. На голове у парня обычный хипстерский узелок, или «man bun», одна из самых популярных в мире причесок. С такой ходит, например, его кумир футболист Златан Ибрагимович. Петя тоже играет – в защите, причем вполне успешно. Вот и сделал прическу, как у любимого спортсмена.

Хипстерский пучок на голове у школьника страна обсуждает второй месяц

Фото: Ольга АДЛЕР

В школе не поняли, попытались намекнуть: привел бы себя в порядок. Правда, директор тут же объяснила: «Отстранять ребенка от занятий никто не собирался! Права не имеем. Просто просим, чтобы его стрижка не была такой экстравагантной». Потому что перед началом года школа ввела новое правило: ученики должны быть в форме и без необычных (дреды, ирокезы и т.п.) стрижек. Родители проголосовали «за».

Извинилась министр

Но педагогов уже никто не слушал. В СМИ и соцсетях поднялась волна возмущения. В школу зашли следователи и прокуратура, представители управления образования. Руководство и педагогов проверяли. .. из-за хипстерского пучка. Масштабная кампания по защите ребенка от «тиранов»-учителей долго не утихала. Дошло до того, что перед семьей извинилась министр образования края.

Те самые правила

Фото: Ольга АДЛЕР

В конце концов, требование директора изменить прическу ученика незаконным признала прокуратура. Твоя взяла, Петр!

КОММЕНТАРИЙ

Владимир Поставнев, руководитель департамента психологии института педагогики и психологии образования Московского городского педагогического университета, специалист по конфликтологии:

— Ребенок – сторона конфликта, которая, по сути, не обладает никаким ресурсом для разрешения подобных противостояний. И он – лицо зависимое, которое, в конечном счете, в такого рода противостояниях всегда оказывается пострадавшей стороной. Все это точно ему не на пользу! Не на пользу, что, возможно, уволят директора, не на пользу, что создана напряженная ситуация и вокруг него лично, и вокруг его семьи, — все это, действительно, для него плохо. Однако сама ситуация сигнализирует о недостаточном профессионализме лиц, которые вовлечены в тако е противостояние. Педагог в норме обязан представлять эффекты, которые он производит своими педагогическими действиями, должен понимать, хотя бы отчасти, особенности ребенка, его реакцию. Также это звоночек о высоком напряжении, которое в конкретном регионе в этой сфере имеется. Оно мало отношения имеет именно к этому ребенку, но выхлестывается в публичное поле и, в конечном итоге, влияет именно на него.

(*имя ребенка изменено — согласно требованию законодательства).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Прости взрослых, они не правы!» Школьника, которого учителя «травили» из-за прически, позвали в большой футбол

Четвероклассника из Красноярского края Петра И.*, чью историю вот уже неделю обсуждает вся страна, позвали в большой футбол. Сам Юрий Семин, наставник знаменитых «железнодорожников», записал видеообращение в поддержку обычного парнишки из Сибири (Подробности).

«Всех под «канадку» — у нас такого нет!» СК проверяет школу, где ученика «травили» из-за прически

Руки прочь от мальчика, — под таким девизом вот уже несколько дней в соцсетях идет масштабная кампания по «защите» школьника из Красноярского края Петра И.* Напомним, четверокласснику в школе сделали замечание: отстраним от занятий, если не приведешь в порядок прическу. На голове у паренька обычный хипстерский пучок, — стрижку «man bun» в мире сегодня носят миллионы мужчин. В том числе и кумир Пети, футболист Златан Ибрагимович. Вот мальчишка и постригся так же, как любимый футболист (Подробности).

Хотите, как на Потемкине? Кадеты из Железногорска взбунтовались из-за сушек с червями

С виду обычная сушка, а в ней – живые черви. Выпечку с опарышами внутри получили на обед кадеты из железногорского корпуса (это закрытый город-спутник Красноярска). И взбунтовались, отказались от еды (Подробности).

Сильно модный? Сиди дома! Школу обвинили в травле четвероклассника за хипстерский пучок

Модный «лук» парень выбрал неслучайно. Он еще с детсада «болеет» футболом, успешно играет, собрал коллекцию кубков. Любимая команда – «Манчестер Юнайтед», игрок – Златан Ибрагимович. (Подробности).

Следователи в Красноярском крае заинтересовались конфликтом из-за прически школьника

На данный момент правоохранители выясняют обстоятельства и причины инцидента. Для этого проводят опросы, в том числе беседы ведут с самим мальчиком и его родителя, а также с учителями и директором школы. (Подробности).

Директора омской гимназии № 62, устроившую травлю ученику, а потом обвинившей его маму в экстремизме, уволили

Спустя почти год с начала этой истории, потратив неимоверное количество нервных клеток, омская журналистка Наталья Граф все-таки смогла добиться справедливости. (Подробности).

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Хипстер — что это такое? Определение, значение, перевод

Хипстер (от английского Hipster — «модник, прикольный чел») это название, иногда слегка пренебрежительное, «золотой» молодёжи из крупных городов, которая любит модные «винтажные» шмотки, айфоны с инстаграмами, зеркалки, кеды и прочую бесполезную атрибутику. Можно сказать, что хипстеры это современные стиляги.

Хипстеры, в отличие, например, от гопоты, не матерятся через слово, не сидят на кортах, любят ходить в кино и вообще ведут себя прилично. Это молодёжь так называемого «среднего класса», который может себе позволить модный прикид, стильные авто и дорогие аксессуары.

В связи с недавним бурлением говн на тему фальсификации «выборов» хипстеров стали обвинять в сочувствии протестному движению. Но это сочувствие — не вина, а скорее заслуга хипстеров.

Вот немного прокремлёвской брехни про хипстеров, которая, однако, даёт вполне точное представление о том, кто они такие.



Вы узнали, откуда произошло слово Хипстер, его объяснение простыми словами, перевод, происхождение и смысл.
Пожалуйста, поделитесь ссылкой «Что такое Хипстер?» с друзьями:

И не забудьте подписаться на самый интересный паблик ВКонтакте!

 



Хипстер (от английского Hipster — «модник, прикольный чел») это название, иногда слегка пренебрежительное, «золотой» молодёжи из крупных городов, которая любит модные «винтажные» шмотки, айфоны с инстаграмами, зеркалки, кеды и прочую бесполезную атрибутику. Можно сказать, что хипстеры это современные стиляги.

Хипстеры, в отличие, например, от гопоты, не матерятся через слово, не сидят на кортах, любят ходить в кино и вообще ведут себя прилично. Это молодёжь так называемого «среднего класса», который может себе позволить модный прикид, стильные авто и дорогие аксессуары.

В связи с недавним бурлением говн на тему фальсификации «выборов» хипстеров стали обвинять в сочувствии протестному движению. Но это сочувствие — не вина, а скорее заслуга хипстеров.

Вот немного прокремлёвской брехни про хипстеров, которая, однако, даёт вполне точное представление о том, кто они такие.

сладкая вата и пуфики вместо решения реальных проблем? › Новости Санкт-Петербурга › MR-7.ru

Московский социолог Виктор Вахштайн и его петербургский коллега Олег Паченков спорят о популярном сегодня хипстерском урбанизме.

 

Против

 

Виктор Вахштайн, кандидат социологических наук, заведующий кафедрой теоретической социологии и эпистемологии Академии народного хозяйства при президенте РФ:

 

«Город воспринимает язык, которым его описывают исследователи. Сначала появляется язык, затем его носители, и через несколько лет меняется город. Илья Осколков-Ценципер (предприниматель, основатель журнала «Афиша»), открывая институт дизайна «Стрелка» в Москве, сказал, что через три года город будет не узнать. Так и произошло.

 

С конца XIX века появились три языка, которыми можно описывать город, — это высокий модернизм, левый урбанизм и то, что я называю хипстерским урбанизмом.

 

Высокий модернизм связан с творчеством архитекторов Ле Корбюзье и Оскара Нимейера, трагической для одних и оптимистической для других историей города Бразилиа (российский аналог — Тольятти) и деятельностью градостроителя Роберта Мозеса в Нью-Йорке (1930-60-е годы). Мозес похож на Лужкова, только он был лучше образован и имел большие амбиции. Мозес хотел построить на берегу Атлантического океана «град на холме».

 

Это первый большой язык мышления о городе: город как грандиозная машина роста. Главное в этой концепции — концентрация ресурсов и скорейшее перемещение из точки А в точку B. Модернисты вкладываются в развитие небоскребов, хайвеев, парквеев. Эта машинная метафора абсолютно бесчеловечна, ведь город — это еще и место, где люди живут в промежутках между тем, как они приращивают капитал!

 

«Машинный» нарратив окончательно складывается к середине XX века, и мы видим, как это отразилось на облике современных мегаполисов. В Москве сохранился последний оплот высокого модернизма — это департамент транспорта. Рухнут стены Кремля, а транспортники по-прежнему будут говорить на языке Роберта Мозеса.

 

Как реакция на первый язык появляется настоящий левацкий социалистический урбанизм. Для леваков город — это машина неравенства. Рекомендую статью американского политолога Лэнгдона Виннера «Имеют ли артефакты политическое измерение?». Он описывает, как градостроители Нью-Йорка специально занижали высоту мостов, чтобы двухэтажные автобусы, которые связывают гетто с основной частью Манхэттена, не могли под ними проехать. Это способ отчуждения и сегрегации. Леваки вкладываются в общественный транспорт, электрификацию трущоб и доступное жилье.

 

В начале 1960-х годов левая писательница и активистка Джейн Джекобс объявила войну Роберту Мозесу, который собирался строить очередной хайвей на месте района Гринвич-Виллидж. Мозес не запаривался вопросами исторического наследия. Джекобс подняла мощное общественное движение, и это был первый случай в истории Нью-Йорка, когда общество остановило большое строительство.

 

Во второй половине XX века появился третий язык, назовем его хипстерским урбанизмом. Его метафора: город — это машина развлечений, город — это весело. Его идеолог, датский архитектор Ян Гейл писал: «Не спрашивайте у меня, сколько людей живет в этом городе, спросите, сколько получает от этого удовольствие» или «Город — как хорошая вечеринка, если я возвращаюсь домой до трех часов ночи, это значит, что он не удался». А для кого-то трагедия, что люди живут в трущобах Мумбаи без канализации и отопления…

После того, что хипстеры сделали с общественными пространствами, они должны на них жениться!

 

Юго-Запад Москвы — это место, где в принципе невозможно снять квартиру, самый густонаселенный район. Но хипстеры считают, что первоочередная задача там — строительство велодорожек! Еще один фетиш хипстерского урбанизма — общественные пространства. После того, что хипстеры сделали с общественными пространствами, они должны на них жениться! Для них это не пространство идентичности, как рыночная площадь средневекового города, а место, где насыпан речной песок и торгуют сладкой ватой. И обязательная часть программы — пуфики! Наконец, хипстерский урбанизм приносит моду на странную сельскохозяйственную деятельность в городской черте — разбить грядочку с морковкой. Кстати, петербургская «Новая Голландия» — единственное место, где додумались брать за это деньги.

 

В России не сложился нормальный левацкий урбанизм. У нас нет языка говорения о мигрантах, зато мы знаем, как раскрасить забор — обязательно всеми цветами радуги. В конце концов, департамент транспорта Москвы опубликовал стратегию, согласно которой в 2020 году основными видами транспорта будут велосипеды и вертолеты. Надо сказать, что в момент написания концепции летать над Москвой было нельзя — ПВО сбивало все, что поднималось в воздух. Сейчас уже можно».

 

В защиту 

 

Олег Паченков, социолог Центра независимых социологических исследований:

 

«Метафоры, которыми мы описываем город, действительно определяют, что с ним происходит. Но я не согласен с Виктором, что язык первичен, и он производит людей. На мой взгляд, сначала появляются определенного типа люди, которые формируют определенный спрос, и в ответ на этот спрос трансформируются язык и проистекающие из него действия. Таким образом, хипстерский урбанизм появился из-за изменения образа жизни людей в постиндустриальном обществе (постмодернизме).

 

Самыми ценными вещами в таком обществе становятся бренды, а не материальные активы. Бренды «Кока-колы» и «Макдональдса» стоят гораздо дороже, чем все их производства и недвижимость. Меняется то, что социологи называют бюджетом времени. Появляется больше свободного времени. Старые страны Евросоюза — Франция или Италия — работают процентов на 20 меньше, чем новые — Польша и Чехия. И содержание того, что называется работа, тоже меняется. Можно работать, находясь не в офисе, а где угодно: дома, на улице, в кафе. 

 

Досуг надо чем-то занимать. Когда мы ездили в Копенгаген, Ян Гейл с гордостью рассказывал, что датчане теперь называют себя нацией капучино. 30 лет назад такое не могло прийти в голову — какое отношение Дания имеет к капучино?! У них появилось достаточно времени, достаточно денег, чтобы проводить часы, потягивая этот кофейный напиток. Им понадобились обогреватели, пледы, пешеходные улицы, чтобы кафе могли разместиться на солнечной стороне. Они сломали жалюзи, содрали рекламу с витрин кафе — то же самое у нас происходит сейчас. У датчан появилась возможность летать в Италию не только на каникулы, но каждые выходные, и, безусловно, им пришелся по вкусу принятый там образ жизни.

Хипстеры просыпаются утром, размышляют, какие очки и кеды надеть, потом собираются, прекрасно проводят свободное время, которого у них хоть отбавляй. Играя этот спектакль, они создают комфортную среду для остальных. 

 

Этот способ мышления о городе отлично ладит с первыми двумя — высоким модернизмом и левым урбанизмом. Проекты развития общественных пространств «Гейл Архитектс» всегда привязаны к деньгам — к магазинам, кофейням, дизайнерским студиям, бутикам, которые выкупают недвижимость на первых этажах. Если не будет экономической выгоды, власти даже не станут рассматривать архитектурный проект. Этот язык абсолютно в логике модернизма: город как машина роста.

 

Связь хипстерского урбанизма с левым очевидна в культуре DIY (do it yourself, сделай сам). Этот тренд в урбанистике опирается на левых философов Анри Лефевра и Дэвида Харви, которые писали, что раз право на город не закреплено институционально, его следует реализовывать самостоятельно. У хипстеров есть свое представление о городе, они берут власть в свои руки и реализуют это представление.

 

Сначала я был скептически настроен к изменению парка Горького в Москве: распространенный тезис, что это проект хипстеров для хипстеров. Администрация города в лице главы департамента культуры Сергея Капкова показала результаты социологического исследования: большинство посетителей парка до реконструкции были не москвичи. И появился слоган «Вернем парк Горького москвичам». В ответ на это появилась критика: одну группу понаехавших, которые катаются на идиотских каруселях и жуют попкорн, выгнали, и теперь парк захватила другая группа, которая делает так, чтобы было удобно только им.

 

 

Я приехал в парк Горького и был приятно удивлен: помимо хипстеров, которые сидят с «маками» на пуфиках и играют в петанк, все дорожки парка были забиты мамами и папами с детьми. Люди совершенно разного возраста, социального статуса с интересом наблюдали за хипстерами, которые выступают для них сценической группой. Хипстеры просыпаются утром, размышляют, какие очки и кеды надеть, потом собираются, прекрасно проводят свободное время, которого у них хоть отбавляй. Играя этот спектакль, они создают комфортную среду для остальных. Мамы с детьми — это тест для любого общественного пространства. В отличие от других сценических групп, скажем, панков, хипстеры никого не исключают из занятой ими территории». 

Дискуссия состоялась в рамках проекта «DUE: дизайн городских экосистем». Подробнее: vk.com/due_school.

Хипстерский колхоз — Forbes Kazakhstan

Фото: Павел Михеев

В июле этого года в предгорьях Алматы состоялся ужин-презентация, на котором команда по созданию агропарка Social Farm объявила о начале проекта и представила одну из его площадок. Меню из блюд с «местным содержанием» отражало суть проекта: на столах казахстанцев вполне может быть только местная еда.

Точкой отсчета проекта можно считать март 2016 года, когда предприниматель Надир Алдагаров купил 100 га земли в 15 км от Алматы, за горой Кок-Тобе. Виды там сногсшибательные, «соседи» – известные туристические комплексы «Алматау», «Табаган» и «Лесная сказка». Надир хотел свить на этой земле родовое гнездо – построить имение, но передумал и решил открыть землю для публики, чтобы не быть единоличным созерцателем такой красоты. После этого бизнесмен познакомился с будущими парт­нерами Ириной Проференко, Алимом Сайлыбаевым и Ринатом Фазылбековым, которым Надир предоставил землю для реализации проекта агропарка.

Агропарк – это, если выражаться «высоким штилем», производственно-образовательный центр, призванный внедрять новые устойчивые технологии в земледелии. «Это своего рода технопарк, инкубатор новых продуктов питания, – вносит ясность Алим Сайлыбаев, бизнес-консультант и сооснователь Social Farm. – Например, у нас есть пасека, где мы собираем мед. Из меда можно делать БАДы, кремовать его, смешивать с орехами, добавлять травы, то есть создавать добавленную стоимость и выводить на рынок новые продукты под новыми брендами. Если вывод на рынок окажется удачным, можно привлечь крупных инвесторов, строить серьезное производство и зарабатывать».

Малые наделы – большие доходы

Сейчас к Social Farm, расположенной на вершине горы, ведет дорога, которую на свои деньги построил Надир. До этого там была «ослиная тропа», по которой с трудом поднимались даже внедорожники. На территории работает тяжелая техника – срезает пласты земли, чтобы сформировать шесть площадок. «Здесь расположатся мини-ферма, лаборатория Research & Development (R&D), мини-перерабатывающий цех, сертификационная лаборатория, комьюнити-центр и рекреационная зона для развития агротуризма», – перечисляют учредители.

Основой проекта является экспериментальная мини-ферма. «Такой подход отражает ситуацию в фермерском хозяйстве Казахстана, где основная масса земледельцев владеет небольшими участками от 1 до 5 гектаров. Малые наделы несут большие проблемы, потому что при нынешнем способе ведения сельского хозяйства, доставшемся от Советского Союза, экономически малоэффективно обрабатывать небольшие участки, – говорит Ирина Проференко, маркетолог и сооснователь проекта. – Решением проблемы является диверсификация культур, выращивание культур с высокой маржей или большим потенциалом добавленной стоимости. Этим условиям отвечает рынок органической и экологической продукции, спрос на которую устойчиво растет. Производство такой продукции становится для фермера с небольшим участком хорошим источником дохода».

Чтобы маленькие наделы стали приносить большие доходы, основатели агропарка разработали модель мини-фермы с четырьмя зонами. «Первая зона – это сад, где растут не только обычные фруктовые деревья, но и нетрадиционные для наших широт культуры, плоды которых мы сейчас завозим из Китая, – объясняет Алим.  – Сад будет не «монолитом» из деревьев одного вида, а симбиозом культур, которые повышают урожайность друг друга. Между деревьями можно выращивать ягоды».

Фото: архив пресс-службы

Бизнесмен Надир Алдагаров (на фото с супругой) купил близ Алматы землю и хотел построить там дом, но передумал. Он решил открыть эту территорию для публики, чтобы не быть единоличным «владельцем» такой красоты. «Редкий поступок в наши времена, что позитивно отличает Надира от основного числа казахстанских предпринимателей», – говорит команда, которая реализует на земле Алдагарова проект по созданию аграрного технопарка Social Farm.

Вторая зона – теплицы под редкие овощи, травы, салатные растения. «Мы не будем привозить космические технологии для теплиц, где гектар закрытого грунта стоит под миллион евро. У нас есть ребята, которые упростили тепличные технологии в разы без потери качества», – утверждает Ирина.

Для выращивания цветов предназначена третья зона. В Social Farm считают, что надо делать ставку не на традиционные розы и тюльпаны, а на те сорта, что обычно завозят из-за границы. Такой товар будет пользоваться спросом у продавцов цветов и флористов, ведь после девальвации тяжело закупать его в тех же Нидерландах за евро.

«На открытом грунте будут выращиваться пряные и лекарственные травы, которые также имеют высокую маржинальность и потенциал добавленной стоимости. Их можно продавать как в засушенном виде, так и перерабатывать в эфирные масла и эссенции. Можно выращивать стевию – прекрасный заменитель сахара для диабетиков. Если мы будем поставлять стевию в порошке или эссенции в определенные кафе, то ребята с диабетом смогут там проводить время с детьми, есть мороженое и пить коктейли», – приводит пример Алим.

Для своей мини-фермы и фермеров, которые будут сотрудничать с Social Farm, ребята решили создать парк малой сельхозтехники. «Сделать маленький трактор – это не космическую станцию открыть, – говорят они. – Нам в этом вопросе помогает Таир Балбаев, который создает электрокары. Он же будет собирать для агропарка роботов, которые будут делать тяжелую работу и которыми можно будет управлять через смартфон».

От вилки к полю

Лаборатория R&D станет ключевым звеном в технологии агропарка по разработке новых продуктов – «От вилки к полю». Ринат Фазылбеков, маркетолог, один из создателей этой концепции и сооснователь Social Farm, поясняет: «Фишка технологии заключается в том, что конечный потребитель участвует в создании продукта. Первым этапом является детальное изучение спроса на рынке и готовности потребителей покупать тот или иной вид продукции. Мы, маркетологи, исследуем, чего ждут люди, и просим технологов-пищевиков R&D создать, к примеру, технологию по изготовлению сушеных арбузов. Они создают, мы запускаем экспериментальную линию, сушим, пакуем, разрабатываем бренд (ожидается, что к третьему году работы фермы на рынок будут выведены от двух до пяти новых органических и экобрендов. – Прим. ред.), предлагаем, смотрим, как идут продажи. Если хорошо, то привлекаем дополнительные инвестиции и запускаем в другом месте линию побольше».

По словам Рината, загрузка новых линий будет происходить за счет продукции, выращенной на экспериментальной мини-ферме и на фермах, сотрудничающих с агропарком: «Крестьяне будут точно знать, сколько продукции нужно вырастить, ведь мы уже будем знать емкость рынка. Для фермеров такой подход несет явные преимущества, так как они еще зимой будут получать заказ и пред­оплату на выращивание определенных культур. Самое главное – фермер имеет гарантированный сбыт своей продукции по фиксированной цене».

Фото: архив пресс-службы

Сертифицировать продукцию все желающие смогут в лаборатории, которую ставят британские партнеры агропарка. Алистер Клайн, соучредитель и международный партнер Social Farm, рассказывает, что сфера деятельности лаборатории будет заключаться в предоставлении услуг по сертификации пищевых продуктов, например выдаче ISO 22000, Hazard Analysis & Critical Control Point (система HACCP обеспечивает контроль на всех этапах производства пищевых продуктов, а также в любой точке хранения и реализации). Также, по словам Клайна, в лаборатории будут проводиться микробиологические испытания на определение патогенов, тестирование, которое поможет людям понять питательную ценность продукции, которую они потребляют.

«Сертификация будет гарантировать, что фермеры поставляют продукцию стабильного качества, обеспечивать их четкими параметрами измерения и мониторинга. Сертификат будет предполагать защиту в пределах рынка, положительно влиять на выстраивание маркетинговых процессов и получение прибыли», – убежден британец.
Алим добавляет: «Это даст возможность фермерам выходить на рынок Европы со своей органической и экологически чистой продукцией, которая сейчас востребована в развитых странах».

Основатели Social Farm уверены, что продукция, выращенная в агропарке или по его технологиям, будет активно продаваться и внутри Казахстана. «В год мы едим на $4 млрд, а сами производим только на $1 млрд. То есть $3 млрд – это рынок, который мы можем занять местной продукцией», – обрисовывает перспективы Алим.

Городские фермеры

Основатели проекта понимают, что создать экспериментальную мини-ферму, начать переработку, наладить каналы сбыта органической продукции – это полдела. Нужно еще распространить новый подход к работе на земле среди местного населения, изменить отношение крестьян к новым технологиям, убедить, что дедовский способ ведения хозяйства уже невыгоден.

«Эти ребята не верят словам, – говорит о крестьянах Алим. – Если ты сам не занимаешься сельским хозяйством и твои технологии не приносят дохода, то бесполезно в чем-то убеждать фермеров. Только наш собственный пример может изменить их отношение к идеям и технологиям, о которых мы говорим. Поэтому мы с семьями и семьи наших друзей будем жить здесь, на территории агропарка. К тому же мы хотим заработать и считаем, что это можно сделать красиво и интересно. Сейчас любой городской житель может заниматься сельским хозяйством, и для этого не обязательно горбатиться с утра до вечера. Это же шикарно – жить на природе, работать с новыми технологиями, самому производить и есть превосходные продукты».

«Социально-культурные изменения должны затрагивать не только фермеров, но и членов их семей, – включается в разговор Ирина. – Для этих целей в структуре агропарка предусмотрен общественный центр, чья задача – проводить образовательные и культурные программы для фермерских семей». К примеру, для женщин будут организованы курсы о том, как разнообразить меню, готовить здоровую пищу, чтобы жить дольше и выглядеть моложе.

«У нас будут работать волонтеры, которые будут занимать детей. Наш друг, известный промышленный дизайнер Тимур Актаев, покажет местным ребятам, что можно сделать, например, из кожи или кошмы. Фермерские дети имеют доступ к этим материалам, но не знают, какие интересные вещи можно из них создавать», – приводит еще один пример Алим.

Основатели Social Farm прогнозируют, что понадобится как минимум год, чтобы фермеры изменили отношение к горожанам, которые внедряют новый подход к ведению сельского хозяйства, и начали перенимать эти технологии. Сейчас «городские фермеры» ищут инвесторов для развития агропарка. С этой целью 25 ноября в Алматы они проведут инвестфорум. На нем будут представлены два вида проектов – инфраструктурные, обеспечивающие функционирование всех элементов агропарка, и проекты отдельных продовольственных брендов. Предварительная сумма вложений в инфраструктуру составляет от 200 до 300 млн тенге, в новые бренды – от 25 до 35 млн тенге.

Что такое хипстер? — Нью-Йоркский журнал

Фото: Пламен Петков. Дизайн опоры Донни Майерс / Defacto

Если я говорю о вырождении нашей самой заметной недавней субкультуры, хипстеров, это неловкий случай. Кто-то укажет, что хипстеры не умерли, они еще дышат, живут в моем квартале. Между тем очевидно, что мы подошли к концу эпохи в жизни прообраза. Его эволюция длилась с 1999 по 2009 год, хотя за десятилетие он сильно изменился.Он выжил в этом году; это может сохраняться. Однако повсюду есть признаки того, что мы подошли к моменту подведения итогов.

Новинок в количестве порядка Stuff Hipsters Hate и Look at This Fucking Hipster снова начал появляться в этом году, вновь переживая смерть хипстера в 2003 году (тогда названия: A Field Guide to the Urban Hipster ; The Hipster Handbook ). Институты, связанные с хипстерским лейблом, начали покидать его.Дов Чарни, генеральный директор American Apparel, объявил в августе, что «хипстеры закончились» и «хипстеры пришли из определенного периода времени». Gawker предложил заменить хипстера новым именем на fiat, утвердив, после некоторого размышления, термин fauxhemian.

В другом месте — и особенно в Европе — сцена смерти больше похожа на апофеоз. Одна немецкая газета собрала последние сообщения о появлении хипстеров в этой стране: «В текущем выпуске журнала Neon они видны в одном из клубов Москвы, а на этой неделе их снова заметили в барах на Ораниенштрассе, , Берлин Tagesspiegel . Taz сообщил, что на «хипстерской сцене США» круто одеваться, как индейцы, Neue Zürcher Zeitung знает, что в Стокгольме их привлекает район Сёдермальм, Geo Saison выпил с ними в баре в Праге. , Die Welt нашел их в Австралии от Сиднея до Брисбена, Sunday Frankfurter Allgemeine Zeitung знает парижские «хипстерские лейблы», а издание Süddeutsche Zeitung недавно прокомментировало, что «хипстеры большого города» — это теперь украшают свои квартиры таксидермией.«Хипстер возродился также в американском торговом центре, где Hot Topic продает подросткам очки без линз с толстой оправой, а Nine West продает сандалии« Hipster ».

Ключевой миф о хипстере, который повторяют как невинные, так и закулисные, заключается в том, что ему нет определения. В августе, отметив, что New York Times напечатал hipster как существительное или прилагательное более 250 раз за предыдущий год, Филип Корбетт, грамматист газеты, написал открытое письмо в редакцию с предупреждением против его использования. .Он, конечно, мог возразить, что это сделано для ленивого копирования заголовка или что уничижительный термин используется как похвала. Вместо этого он возразил, что было недостаточно ясно, что означает это слово.

Мы действительно знаем, что такое хипстер, или, по крайней мере, должны. У этого термина всегда были достаточно ясные определения; просто их несколько. Если мы откажемся их озвучивать, это может быть связано с тем, что каждый, кто связан с этим термином, заинтересован в том, чтобы он оставался неясным. Обвинение в отношении хипстеров на протяжении десятилетия было маневром обхода с фланга, который применялся преимущественно конкурентами в рамках общего поля хладнокровия.«Два хипстера сердито называют друг друга хипстером», — наиболее лаконично сформулировал заголовок в номере The Onion .

Чем дольше мы не пытаемся объяснить этот термин просто и ясно, тем дольше мы находимся во власти лежащей в его основе магии. В интересах разочарования позвольте мне проследить историю и предложить несколько определений. Если мы увидим хипстеров в равнине, может быть, мы также увидим, где они могут расстаться.

Когда мы говорим о современном хипстере, мы говорим о субкультурной фигуре, которая возникла к 1999 году, пережила узкую, но прочную первую фазу до 2003 года, а затем, казалось, вот-вот растворилась в изначальном субкультурном супе, только чтобы претерпеть реорганизацию и расползание распространилось с 2004 года по настоящее время.

Матрица, из которой возник хипстер, включала в себя измерение молодежной культуры девяностых, часто называемой альтернативой или инди, которая определялась своим неприятием потребительства. Тем не менее, в этнографии Wicker Park, Чикаго, в девяностых годах социолог Ричард Ллойд задокументировал, как то, что он называл «необогемией», невольно превратилось в нечто иное: почву для хипстеризма после 1999 года. Ллойд показал, как культура начинающих художников, которые работали днем ​​в барах и кафе, может непреднамеренно создать среду для новой, позднекапиталистической коммерции в дизайне, маркетинге и веб-разработке.Кварталы в нео-богемном стиле, расположенные рядом со взрывом нового богатства в городских финансовых центрах, превратились в районы развлечений для нового класса богатой молодежи. Инди-богема (которую называют бездельниками) столкнулась с одетыми во фланель протобизнесменами и бумажными миллионерами доткомов (которых называют яппи), и из этого трения возникло нечто неожиданное.

Нижний Ист-Сайд и Вильямсбург в Нью-Йорке, Капитолийский холм в Сиэтле, Силвер-Лейк в Лос-Анджелесе, Внутренняя миссия в Сан-Франциско: здесь сначала процветал современный хипстер. С годами сложились такие вещи, как хипстерский стиль и диапазон искусства, и, наконец, в более широком смысле, что-то вроде характерного отношения и Weltanschauung. По сути, однако, хипстера по-прежнему определяет та же напряженность, с которой столкнулись первые колонизаторы Плетеного парка. Хипстер — это тот человек, который совпадает с намеренно выбывшим из школы или непреднамеренно деклассированным человеком — нео-богемником, веганом, велосипедистом или скейтпанком, потенциальным синим воротничком или пострасовым человеком за двадцать, голодающим художником или аспирантом — который на самом деле присоединяется как к мятежной субкультуре, так и к господствующему классу, тем самым открывая ядовитый канал между ними.

Фото: Пламен Петков.Prop Styling Донни Майерс / Defacto

Возникает вопрос: что было такого в моменте рубежа веков, что сделало так ясно — как это сразу стало ясно — что у персонажа должно быть это имя, хипстер, которое было так полно исторического значения? Субкультура никогда не испытывала проблем с неологизмом или эксплуатацией сленга, от эмо до панка и хиппи. Однако хипстер уже был кем-то другим. В частности, он был чернокожим представителем субкультуры конца сороковых годов, лучше всего анатомированным Анатолем Броярдом в эссе для Partisan Review под названием «Портрет хипстера».Десять лет спустя хипстер превратился в белую субкультурную фигуру. Этот хипстер — здесь есть ссылка на эссе Нормана Мейлера «Белый негр» для Dissent в 1957 году — был явно определен желанием белого авангарда отказаться от белизны с пятном Эйзенхауэра, бомбы , и корпорация, и достичь «крутых» знаний и экзотической энергии, похоти и насилия чернокожих американцев. ( Сама по себе хиппи изначально была оскорбительным уменьшением хипстера, ударом по неряшливым детям, которые слонялись по Норт-Бич или Гринвич-Виллидж после 1960 года и не заботились о джазе или поэзии, только о наркотиках и развлечениях.)

Хипстер, как в черном, так и в белом воплощении, по своей сути был о высшем знании — то, что Бройард называл «априоризмом». Он настаивал на том, что хипстеризм возник из представления о том, что решения относительно своей жизни меньшинств в Америке принимаются властными заговорами, о которых они никогда не могли знать. Реакция бедра состояла в том, чтобы чисто символически настаивать на формах знания, которыми они обладали раньше всех, а точнее, до создания позитивного знания — априори.Броярд сосредоточился на парольном языке модного сленга.

Возвращение термина после 1999 г. изменило постановку вопроса о знаниях. Возрождение хипстера означает, что он знает об эксклюзивных вещах раньше всех. Новые молодые незнакомцы вели себя, как тогда говорили, «моднее тебя». Поначалу их взгляд, возможно, достаточно совпадал с недолгим моментом нео-бита и ностальгии по пятидесятым (козлиные бородки, шляпы-шляпы, свингеров в стиле ), чтобы вызвать этот термин.Но эти хипстеры были белыми, и их совершенно не трогала раса и расовая интеграция.

Действительно, стиль White Hipster — стиль, который внезапно появился в 1999 году — перевернул модель Бройярда до особенно неприятного эффекта. Напомню ряд ключевых слов: шляпы дальнобойщика; майки, называемые «женоненавистниками», которые носят в одиночку; эстетика порнографии в подвале, поляроидных снимков со вспышками и панелей из искусственного дерева; Pabst Blue Ribbon; «Порнографические» или «педофильские» усы; очки-авиаторы; Футболки «Американа» с церковных вечеринок и жареных свиней; носки-трубочки; поздние альбомы Джонни Кэша; татуировки.

Ключевыми учреждениями были модный журнал Vice, , который переехал в Нью-Йорк из Монреаля в 1999 году и использовал случайный расизм и порнографию, чтобы освежить традиционные женские журналы («Это случилось», «Что можно и нельзя») и преодолеть клеймо мальчиков, смотрящих на фотографии одежды; Alife, консалтинговое агентство по хипстерскому брендингу и магазин кроссовок, также открывшееся в 1999 году, укомплектовано сотрудниками, которые утверждали, что имеют бунтарское прошлое в панке / скейтбординге / граффити, чтобы обосновать, почему они теперь занимаются розничной продажей спортивной одежды; и American Apparel, запущенная в L. A. в 1997 году занималась производством футболок, препятствующих потогонным процессам, и постепенно сместила акцент в своей рекламе с прогрессивных трудовых практик на любительское мягкое порно.

Это были наиболее заметные эмблемы небольшой и удивительной субкультуры, источником априорных знаний которой, казалось, была ностальгия по пригородной белизны. Как когда-то Белый негр фетишировал черноту, Белый хипстер фетишировал насилие, инстинктивность и бунтарство «белого мусора» из низшего среднего класса. «Мне нравится быть белым, и я думаю, что это то, чем можно гордиться», — сказал основатель Vice Гэвин Макиннес в интервью Times в 2003 году.

Это напомнило культуру семидесятых, когда белые бежали в пригород, и самое жуткое в белых хипстерах на рубеже тысячелетий то, что символически, в их стилях и взглядах они, казалось, заявляли, что белизна и капитал текут обратно в некогда обедневший город. Они носили то, что они были с экономической и структурной точки зрения — потому что по причинам, загадочным для участников, эти вещи внезапно показались «крутыми» для городских условий.

Ранний Белый Хипстер подражал «непостижимой этнической принадлежности» (ирландцы, итальянцы, поляки и т. Д.), Но теперь с вычищенными этническими группами. И это было не инди или богемная субкультура, а этническая принадлежность — с ее клановостью, требованием микрорайонов от других, пожилых мигрантов (китайцев, пуэрториканцев, ортодоксальных евреев) и полным отсутствием интереса к интеграции в местное население.

Однако было бы слишком ограниченно понимать современного хипстера просто как человека, озабоченного априорными знаниями как средством социального доминирования. В более крупных проявлениях, как в частной жизни, так и на улице, современный хипстеризм определяется навязчивым интересом к конфликту между знанием и наивностью, виноватым самосознанием и освобожденной эгоцентричностью. Рассмотрим хипстерское искусство. В то время как хипстеры одевались как модель семидесятых Стэнли Ковальскис, они потребляли культуру, которая гораздо больше беспокоилась о мужском мужестве, гетеросексуальности и зрелости.

Фото: Пламен Петков. Дизайн опоры Донни Майерс / Defacto

Наиболее образцовые художники-хипстеры, вероятно, ранние Дэйв Эггерс из A Heartbreaking Work of Staggering Genius (2000) и его журнал McSweeney’s (1998), и Уэс Андерсон, директор Rushmore (1998) и The Роял Тененбаумс (2001).Эти и другие художники, которых называли хипстерами, создали массу работ, которые иначе назывались «драгоценными» или «тви». Старая шотландская группа Belle & Sebastian, изначально не являвшаяся частью этой системы, стояла во главе новой тихой, часто антигомофобной эстетики в музыке. (Эггерс пытался заявить о себе в качестве союзников старых Flaming Lips. Bright Eyes, Sufjan Stevens и Joanna Newsom были более поздними проявлениями.)

Напряженность этого искусства вращалась вокруг очень старой диады взрослости и мира, ориентированного на ребенка, но в значительной степени приземлилась на стороне ребенка.Формально произошла эстетизация способа стилизации, которую Фредрик Джеймсон определил в начале восьмидесятых как характерный способ постмодернистского повествования. Однако здесь «пустая пародия» уступила место более совершенной реконструкции прошлых приемов, чем оригиналы, в иронии без сарказма, горечи или критики. Рефлексивность использовалась как средство вернуться к сентиментальным эмоциям.

В девяностые годы стало обычным предположение, что никто больше не может говорить искренние искренние вещи прямо, потому что все подлинные высказывания будут украдены и повторены как реклама.Какая бы то ни было мука, казалось, исчезла в артефактах ранних нулевых. Ироничные игры были невесомыми. Эмоциональные выражения предполагали культуру терапии, но хипстерское искусство часто китчизировало — или, по крайней мере, превращало в шутку — самые тяжелые трагедии, личные или исторические: сироты и рак для Эггерса, Холокост и 11 сентября для Джонатана Сафрана Фоера.

Момент хипстера породил не художников, а художников-татуировщиков. Это не дало большой литературы, но хорошо использовало шрифты.

Однако к 2003 году субкультуру охватило всепоглощающее чувство конца хипстеризма. Кажется возможным, что «Белый хипстер» родился отчасти как реакция на протесты ВТО в Сиэтле в 1999 году — ободренный антикапитализм, который стал сигналом молодежного восстания конца века. Но 2003 год ознаменовал начало вторжения в Ирак и поворот в национальном настроении от траура после 11 сентября к патриотической агрессии и насилию. Мачизм того, кто носит жену, больше не казался подрывным, и, хотя более зловещая разновидность стиля White Hipster начала уменьшаться, художественная озабоченность невинностью перешла от человеческого отпущения грехов к хрупкому миру пушистых существ, деревьев и TRS-80.

Внезапно хипстер преобразился. Вкратце — хотя это слишком просто — стало казаться, что «зеленый» хипстер пришел на смену белому. Конечно, точки отсчета сместились от пригородов Среднего Запада к животным, дикой природе, а иногда и к коренным американцам. Лучше всего назвать это хипстерским примитивом, поскольку с мотивом Эдемской природы как игровой площадки было связано увлечение компьютерной электроникой начала восьмидесятых и другими рудиментарными или устаревшими технологиями.

В культуре момент Hipster Primitive восстановил звук и символы пастырской невинности с иронией, настолько встроенной в произведения искусства, что ее больше не было видно.Музыка руководила артистизмом этого этапа, и ведущее издание того периода, веб-сайт с обзорами рекордов и законодатель вкуса Pitchfork, набрал обороты, а Vice пришел в упадок. Вот названия некоторых значимых групп после 2004 года: Grizzly Bear, Neon Indian, Deerhunter, Fleet Foxes, Department of Eagles, Wolf Parade, Band of Horses и, в основном, Animal Collective. (Что касается примитивной электроники, LCD Soundsystem.) Слушатели слышали звуки животных и прекрасные гармонии в стиле Beach Boys; тексты песен и видео указывают на сельские редуты, дикие пляжи и леса; жизнь произошла в более любящем, просторном и управляемом будущем, возможно, дневного света или галлюцинаторной яркости.Было нередко встретить участников группы в масках или плюшевых костюмах животных.

Где Белый Хипстер был безжалостным мужчиной, вытесняя женщин из поля зрения публики (за исключением Полароидных муз или SuicideGirls), Хипстерские примитивные феминизированные хипстерские маркеры; теперь говорили о головных уборах и очках Салли Джесси Рафаэль, а не только о мужских волосах на лице. Женщины одели ковбойские сапоги, затем темно-зеленые резиновые резиновые сапоги, как деревенские помещики, отправляющиеся на конюшню. Мужчины отказались от порнографических усов вместо бороды отшельника или лесоруба. Вернулась Фланель и охотничьи куртки в красно-черную клетку. Шарфы разрастались без надобности, вызывая холодную лесную ночь (если шерсть) или стоянку в пустыне (если кафия). Потом шарфы носили как банданы, как когда Мэри-Кейт Олсен носила шарф, как каннибал Покахонтас, достаточно голодный, чтобы съесть вашу руку.

Были также некоторые практические технологические изъятия. Когда количество компакт-дисков сократилось, пластинки впервые за два десятилетия стали продаваться — по-видимому, их купили те же дети, у которых на ноутбуках было 3000 песен.Самая продвинутая хипстерская молодежь лишила даже свои велосипеды передач. Велосипед с фиксированной передачей теперь считается вторым по значимости городской маркой бедра, и немаловажным из его достоинств является простой механизм.

Фото: Пламен Петков. Дизайн опоры Донни Майерс / Defacto

com/_components/clay-paragraph/instances/[email protected]» data-word-count=»131″> Прежде всего, хипстера после 2004 года можно было идентифицировать по одному стилистическому признаку, который вышел за рамки моды и стал чем-то столь же важным, как культурный пароль: джинсы, плотно прилегающие к икрам и лодыжкам.Насколько я это исследовал, я не могу сказать, что понимаю происхождение джинсов скинни. Почему из многих кандидатов в модные заявления он стал повсеместным? Все, что кажется очевидным, — это то, что это была возможность отвергнуть момент White Hipster, сохранив при этом самое дальнейшее отличие от мейнстрима. Джинсы скинни были мгновенной и полной инверсией, достигнув противоположной крайности по сравнению с расклешенными мотоциклетными джинсами White Hipster. Это доказало жизнеспособность хипстерского сообщества.Это означало, что групповой импульс сохранится, независимо от того, насколько сильны изменения.

Через обе фазы современного хипстера и независимо от того, где он идентифицирует себя в спектре познания, существует общий элемент, необходимый для его идентичности, а именно его отношение к потреблению. В этом контексте хипстер является продолжением культурного типа, определенного в девяностых годах социальным критиком Томасом Франком, который проследил его корнями до того, как Мэдисон-авеню впитало контркультурный этос в конце шестидесятых.Такого типа он назвал «бунтующим потребителем».

Мятежный потребитель — это человек, который, принимая риторику, но не политику контркультуры, убеждает себя, что покупка правильных массовых продуктов индивидуализирует его как преступника. Таким образом, покупка продуктов власти переосмысливается как пренебрежение властью. Обычно для этого нужен придуманный цензор, который не хочет, чтобы у вас был одеколон, выпивка или машины. Но цензора, конечно, не существует, и хипстерская культура — это не контркультура.Напротив, соседская организация хипстеров — их сплоченные колонии похожих на внешность сутулых людей — олицетворяет не враждебность к власти (как среди панков или хиппи), а более высокое статусное сообщество, где игра заранее можно играть с максимальной утонченностью. Хипстер — мастер улавливать крошечные изменения быстро меняющихся потребительских различий.

Это соревнование внутри группы, больше, чем что-либо другое, является причиной того, что термин hipster в первую очередь уничижительный — оскорбление, принадлежащее семье позер, фейкер, фальшивый человек, сценарист, и прихлебатель. Задача не проясняет, отвергает ли претендент общие с хипстером ценности — стиль, savoir vivre, крутизна и т. Д.. Он просто утверждает, что его цель принимает их с неправильными мотивами. Он их не зарабатывает.

Давно замечено, что большинство людей, которые посещают любую традиционную богемию, являются прихлебателями. Где-то в центре будет очень небольшое количество трудолюбивых писателей, художников или политиков, от которых прихлебатели черпают свое чувство подлинности. Однако хипстеризм в самом темном его проявлении — это что-то вроде богемы без революционного ядра. Среди хипстеров навыки удержания — определение тенденций, охота за крутизной, плюс ремесленные навыки — становятся героической практикой. Самые активные участники что-то продают — индивидуализированные фирменные джинсы, скейтборды с аэрографом, самый особенный виски, самые ретро-солнцезащитные очки — а более пассивные просто покупают это.

Конечно, есть художники с хипстерской чувствительностью, которые остаются художниками. Однако на протяжении последнего десятилетия в округе было ощущение, что традиционные искусства малоинтересны для хипстеров, потому что их культура потребления заменила ряд нарциссических ремесел, достаточно похожих, чтобы стерилизовать оригиналы.Можно сказать, с небольшим преувеличением, что момент хипстера породил не художников, а художников-татуировщиков, которые приобрели руки, груди, затылок, лодыжки и поясницу целого поколения в качестве своего холста. Он производил не фотографов, а фотографов-фотографов и фотографов с вечеринок: Last Night’s Party, Терри Ричардсон, Змея Кобры. Его выпускали не художники, а графические дизайнеры. Это не дало большой литературы, но хорошо использовало шрифты. И хипстеризм не стал авангардом; это сделало сообщества первых последователей.

Самый сбивающий с толку элемент хипстера состоит в том, что из-за географии облагороженного города и демографии молодежи эта хипстерская культура «бунтующего потребителя» делит пространство и часто крадет мотивы у действительно антиавторитарных молодежных контркультур. Таким образом, бэби-бумеры и подростки склонны смотреть на всех, кто находится между ними, и говорить: разве этот хипстеризм не просто молодежная культура? Против чего протестуют люди в возрасте от 19 до 29 лет, Нет, эти люди хуже. Но есть что-то в этой неразберихе, что наводит на мысль о возможной смертности хипстера.

Истинные контркультуры могут увеличиваться и уменьшаться в количестве, но уровень враждебности молодежи к американскому официальному компромиссу сохраняется со времен Второй мировой войны. За последнее десятилетие хипстеры смешались с определенными элементами анархистских, свободных, веганских, экологических, панк-и даже антикапиталистических сообществ. Позади них можно увидеть гонцов на байках, скейтеров, лесбиянок-мстителей, фриганов, анархистов окружающей среды и межрасовых хип-хопперов, которые живут, как им заблагорассудится, с всегда поднятым духовным средним пальцем.

И хипстерские мотивы и стили, если вникнуть в них, часто напрямую взяты из соседних контркультур. Велосипед с фиксированной передачей пришел от велосипедных посыльных и анархистской культуры таких групп, как Critical Mass и Bikes Not Bombs. Одобрение хипстерами еды locavore (потому что местные сыры и говядина травяного откорма дорогие, редкие и наукоемкие) привносит элитарность в кампанию левых защитников окружающей среды за деиндустриализацию сельского хозяйства. Даже эти шляпы дальнобойщиков были знакомы тем из нас, кто впервые увидел их не на той голове в 1999 году; их носили в панк-роке в конце восьмидесятых — начале девяностых, во время рецессии Рейгана-Буша, как символ «эпохи заниженных ожиданий».”

Можно ли разбудить хипстера только благодаря близости? Нельзя ожидать политического расцвета от антиполитической группы. Тем не менее, распространение хипстеризма на окраинах и в торговых центрах предвещает хипстерское отвращение к себе. (Зачем беспокоиться об образе жизни, о котором теперь все знают?) Что еще более важно, это гарантирует опыление огромной аудитории семенами, украденными у контркультуры. Конечно, их значимость сняли с толку, но разве 12-летний ребенок с глубокими навыками работы с Google не мог понять, что они имели в виду изначально? И могут ли они еще прорасти?

Что-то уже происходило в возрождении, которое произошло в 2003 году.«Белый хипстер» был поистине гротескным, в то время как в «хипстерском примитиве» возник проблеск идеи отказа. Говорят, что в Великобритании хипстеры с американским рисунком из фильмов Хакни и Шордич все больше склоняются к идеалу андрогинности, перетаскивания и квира. В недавнем хипстерском искусстве самая известная лирика Animal Collective звучит так: «Я не хочу показаться таким, будто я / забочусь о материальных вещах, таких как наша социальная статистика / мне просто нужны четыре стены и / планки Adobe для моих девочек». Участники группы скрывали свои лица, чтобы не показывать себя культуре идолопоклонников. Если бы сто тысяч американцев обнаружили, что они тоже ненавидят скомпрометированную культуру, они могли бы не совсем отличаться от примитивных хипстеров. Просто больше не бедра.

Адаптировано из Что такое хипстер? Социологическое расследование , опубликованное редакцией n + 1, опубликовано в этом месяце.

Хипстерфикация Америки: NPR

Зрители концертов движутся в брызгах охлаждающего тумана, танцуя среди жары пустыни на хипстерском фестивале музыки и искусства Coachella Valley в Индио, Калифорния., в апреле. Майк Блейк / Reuters / Ландов скрыть подпись

переключить подпись Майк Блейк / Reuters / Ландов

Зрители движутся в брызгах охлаждающего тумана во время танца среди жары пустыни на фестивале музыки и искусства в долине хипстеров Coachella Valley в Индио, Калифорния. , в апреле.

Майк Блейк / Reuters / Ландов

Вестибюль отеля во Франклине, штат Теннеси, выполнен в стиле урбанистического лофта — открытые воздуховоды, строгая мебель и аксессуары, музыкальные видеоклипы, проецируемые на плоскую панель. Повсюду лава-лампады цвета морской волны и янтарное освещение.

Распродажа стоек возле стойки регистрации, демонстрация зарядных устройств для iPod и BlackBerry, а также различных закусок, включая Cocoa Puffs и Red Bulls. В каждом номере есть медиа-бокс для цифрового видео и музыки.

Добро пожаловать в Aloft, хипстерский отель на окраине Нэшвилла.

Неподалеку находятся Plato’s Closet, магазин одежды из вторсырья, где делают покупки хипстеры, и What Wich, магазин сэндвичей, рекламирующий свою «яркую и притягательную атмосферу», где едят хипстеры.

Теперь по улицам Франклина и Нэшвилла и почти в каждом городе Америки хипстеры носятся на скутерах, носятся на Zipcars или Smart cars, проезжают на велосипедах с фиксированной передачей или ходят в шикарных высоких кроссовках и шортах для лонгборда. .Они делают фотографии друг друга в Instagram — в черных узких джинсах и футболках с забавными эпиграммами вроде «Если вы отрицаете это, вы — хипстер» — и превращаете этот снимок в чехлы для iPhone. В American Eagle они покупают уютную одежду для кошек, а в Urban Outfitters — недорогие ботинки для обезьян. Они пьют дешевое пиво, слушают музыку с виниловых пластинок и украшают свои берлоги переработанной мебелью.

Что забавно, так это то, что люди, не являющиеся хипстерами, обычно выражают к ним отвращение, а те, кто кажется хипстерами, ненавидят, когда их называют таковыми.Все ненавидят хипстеров … особенно хипстеров.

Питер Фурия

Они следят за инди-группами и разбивают лагеря движения Occupy. Они работают программистами и продавцами, бариста и бармены. Это геймеры и волонтеры, сообразительные предприниматели и безработные обитатели подвалов.

Если вы не заметили, хипстеры и те, кто их обслуживает, есть повсюду. И это действительно раздражает некоторых хипстеров.

Ironic Hipster

«Хипстерская культура вездесуща, — говорит Питер Фурия, основатель Seedwell Digital Creative Studio в Сан-Франциско.«Он доминирует в моде, музыке и образе жизни. Он пересекает границы этнической принадлежности, социально-экономического статуса и сексуальных предпочтений — чего мы не видели со времен бума хип-хоп культуры».

Студия Furia производит веб-сериал в документальном стиле American Hipster — для своего зарождающегося канала на YouTube — который дебютирует в апреле 2012 года. «Забавно то, что люди, не являющиеся хипстерами, обычно выражают отвращение к ним и тем, кто Похоже, хипстеры ненавидят, когда их называют таковыми.Все ненавидят хипстеров … особенно хипстеров. Ирония заключается в том, что оппозиция хипстеров поп-культуре превратилась в поп-культуру ».

Вы можете подумать, что по мере того, как хипстеризм набирает обороты, концентрическими (и эксцентрическими) кругами все дальше и дальше от эпицентров больших городов, сверхкрутизна Фурия говорит, что утратит свою подлинность, «но может быть и обратное. Города известны тем, что задают тенденции; хипстеризм — это анти-тренды. Звучит забавно, но хипстеры в Омахе на самом деле могут быть круче хипстеров в Нью-Йорке — о Нью-Йорке знают все.«

Хипстеры, подобные этим горожанам из района Уикер-Парк в Чикаго, теперь распространились в самые отдаленные уголки маленького городка Америки. Сэм Светт / Flickr скрыть подпись

переключить подпись Сэм Светт / Flickr

Хипстеры, подобные этим горожанам в районе Уикер-Парк в Чикаго, теперь распространились в самые отдаленные уголки маленьких городков Америки.

Сэм Светт / Flickr

Американское общество, говорит Фурия, часто думает о хипстерах как о «позерах, которые присваивают себе образ крутой индивидуальности, но не обладают аутентичностью, но мы думаем, что за всем этим может быть реальная сущность».

Он указывает на социальные волны, такие как городское сельское хозяйство, инициативы «Сделай сам» и движение «Захвати». «Во всех этих движениях есть много хипстеров, — говорит он, — которые искренни в своих увлечениях.»

Revenge Of The Hipster

Для многих американский хипстер представляет собой нечто большее, чем ироничные графические футболки и изысканные бутерброды с сыром на гриле.» Мне нравится верить, что в нашем модном романе с бедрами скрывается что-то более умное … идея просвещения и осведомленности «, — говорит Джон Лиланд, репортер New York Times и автор книги 2004 года Hip: The History .

У Америки есть давняя любовь к моде — не только в ногу со временем и au courant, но и на опережение.Городской словарь определяет хипстеров как «субкультуру мужчин и женщин в возрасте от 20 до 30 лет, которые ценят независимое мышление, контркультуру, прогрессивную политику, понимание искусства и инди-рока, творчество, интеллект и остроумное подшучивание».

Наибольшая концентрация хипстеров, продолжает модное определение, «можно найти в районах Уильямсбург, Уикер-Парк и Мишн-Дистрикт крупных космополитических центров, таких как Нью-Йорк, Чикаго и Сан-Франциско соответственно.«

Разумеется, всего пару лет назад все писали об отдельных хипстерских анклавах. В эссе 2009 года в журнале Time было сосредоточено внимание на бруклинском районе Уильямсбург, где отмечалось, что из-за отстающей экономики и джентрификации района, крупнейшего естественного ареала обитания хипстеров. похоже, находится под угрозой ».

Но на самом деле произошло обратное. За последние пару лет хипстердом вошел — а в некоторых случаях и стал доминировать — в культуре. В конце концов, хипстеры умеют адаптироваться: как сделать дешевый шик, взлохмаченную тарелку, предпочтительнее периферийные устройства.Шаткая, ветхая экономика — идеальная питательная среда для хипстеров.

Новый хипстерский дом

Современные историки прослеживают термин «бедро», по крайней мере, еще в эпоху джаза. Происхождение слова спорно. Некоторые считают, что он произошел от слова «хмель», уличного слова, обозначающего опиум; или фляжка, которую носят подпольные пьющие, или «хепи», африканское слово, означающее «сознание с открытыми глазами».

Родословная хипстера, несомненно, связана с гепкошками, битниками и хиппи. Сегодня некоторые хипстеры настолько модны, что отказываются использовать это слово самореференциально и считают, что любой, кто это делает, является модным критиком.

Пока хипстеры были ограничены прохладными городскими загонами, их было легко высмеять. Книга Роберта Лэнхэма The Hipster Handbook (2003) высмеивала их. Он писал, что хипстер — это тот, у кого есть друг-республиканец, которого хипстер всегда называет своим «другом-республиканцем».

Известный в сети как «Хипстерский полицейский», детектив Рик Ли (в центре) гуляет с протестующими в Нью-Йорке в октябре. Офицер в штатском занимался общественной работой во время протеста «Захвати Уолл-стрит». Сет Вениг / AP скрыть подпись

переключить подпись Сет Вениг / AP

Известный в сети как «Хипстерский полицейский», детектив Рик Ли (в центре) гуляет с протестующими в Нью-Йорке в октябре. Офицер в штатском занимался общественной работой во время протеста «Захвати Уолл-стрит».

Сет Вениг / AP

Но с хипстерфикацией Америки сегодняшние хипстеры бывают самых разных мастей и всех политических убеждений. Рэйчел Мэддоу и С.Э. Чапп на бесплатные телефоны, пожалуйста.

И для всех возрастов: не все модные молодые, и не все молодые модные. Хипстеризм — это состояние души.

Мы наблюдаем рассвет нового хипстера. Субкультура превратилась в омникультуру, и ее обитателей можно найти за пределами Нэшвилла, в Гриннелле, штат Айова, и в Омахе, штат Небраска.Посетите кафе Little River Coffee Bar в Спартанбурге, Южная Каролина, Busted Lift в Дубьюке, штат Айова, или Bikini Lounge в Фениксе.

И гипстерфикация происходит на гиперскорости. «Раньше у бедра была задержка», — объясняет Лиланд из Times. «Чудаки и творческие люди сбежали из своего нетерпимого маленького городка в город, где они могли остаться анонимными и найти других чудаков. Вместе они объединили свои знания — стиля или мудрости, чужих знаний, черных и белых — для создания модной одежды.«

Выражение модности, как говорит Лиланд,« должно было быть личным, чтобы быть отличным, понимаемым только внутренним кругом ».

В конце концов чувствительность бедра была принята все большими и большими кругами, пока не вернулась бумерангом обратно в маленькие города. Лиланд говорит: «Теперь нет времени для задержки. Эти синтезы и обмены происходят не в физических пространствах, а в метафорических — в киберпространстве, на рынке, в средствах массовой информации. Так что всякие модные вещи есть повсюду ».

Откуда взялось слово «хипстер»?

В номере The New York Tribune за конец 1920 года есть своеобразная цитата, которая, по-видимому, касается недавнего распространения хипстеров :

.

«Как двадцать пять человек могут сохранить Чикаго сухим, если столько нужно, чтобы посмотреть на хипстеров в одной столовой отеля?» Это вопрос, который слышат среди тех, кто уже забронировал столик.
New York Tribune , 22 декабря 1920 г.

Изначально «хипстерами» были люди, которые носили фляжки во время Сухого закона.

Прежде чем вы будете слишком взволнованы мыслью, что комплект узких брюк существует у нас уже сто лет, сбивая с толку и раздражая в равной мере своей ироничной отстраненностью и еще более ироничной растительностью на лице, это не хипстеры you ищем. Тем не менее, для тех из вас, кто твердо убежден, что хипстеров являются не чем иным, как присваивателями культурного ранга, вот еще больше поводов для ваших аргументов, поскольку даже название hipster было заимствовано из более раннего употребления.Кто были эти хипстеры 1920-х годов , о которых упоминает New York Tribune ? Проще говоря, они были пьющими, которые соответствовали своему названию и носили с собой фляжки.

В Нью-Йорке 1920-х годов была веская причина носить с собой фляжку, если вы хотели выпить спиртного. Это были первые дни сухого закона, и дистилляция и продажа алкоголя были незаконными; Таким образом, ношение фляги из собственного запаса было несколько более распространенным явлением в 1920 году (год, когда начался сухой закон), чем в 1919 году.

Использование hipster было относительно обычным явлением в течение этого десятилетия, возможно, так и не достигнув уровня стандартного английского языка, но достаточно хорошо известно, что оно использовалось в различных газетах, без писателей, которые использовали это слово, чувствуя, что им нужно объясни это.

Хиппети, хиппети, хмель,
Хипстер встречает полицейского,
Прочь, убей меня,
В камеру темницы,
Хиппети, хиппет, хмель.
Арканзас Демократ , 24 декабря., 1921

Пинта пива — это немного, но девять месяцев — это долгий срок, по мнению старых «хипстеров-хипстеров», которые придерживаются теории о том, что одной пинты достаточно, чтобы вызвать легкий приступ изжоги.
Santa Ana Daily Register (Санта-Ана, Калифорния), 7 декабря 1927 г.

Когда Сухой закон был отменен, в 1933 году хипстер внезапно стал гораздо менее популярным как «человек, который носит фляжку с ликером», хотя ему удалось остаться, изменив его значение (еще одно слово эпохи запрета для обозначения закона -разрушающий поилок, scofflaw , также изменил свое значение после отмены закона).Новое значение hipster все еще основывалось на анатомической этимологии (имея дело с физическим hip , а не с чувством стиля hip ), поскольку это слово применялось к танцорам, трясущимся бедрами.

Нина Мэй МакКинли… змейка-хипстер, возглавившая «Love, Nuts and Noodles» после возобновления.
Сорт , сентябрь 1932 г.

Нельсон Джонс считается лучшим хипстером Эверетта.
Афро-американцы (Балтимор, Мэриленд), 8 января., 1938

Hipster время от времени использовался по отношению к танцорам (обычно, хотя и не всегда, женщинам) в течение 1930-х годов, но к началу следующего десятилетия его начали вытеснять предшественником того, что в настоящее время является наиболее известным понятием. слова «человек, который следует последним стилям, модам и т. д.: модный человек». Это значение hipster более или менее соответствовало hepster (слово, которое начало появляться в печати в 1938 году, с публикацией словаря Hepster’s Dictionary Кэба Каллоуэя).

И hepster , и hipster возникли в результате добавления прилагательного к существительному, объединяющего форму -ster . Эти прилагательные, hep и hip , имеют неизвестное происхождение и старше, чем можно было бы подумать, каждое из них, похоже, начало использоваться более ста лет назад (со значением «знающий, осведомленный, осведомленный. »).

И как только выхожу, я понимаю, что вода замерзла. Что вы думаете об этом?
The Washington Times (Вашингтон, округ Колумбия), 12 фев., 1899

Для обозначения циркового сленга может оказаться полезным следующее расписание… «Бедро» означает, что вы мудры или «на высоте».
The Denver Post , 28 октября 1902 г.

Есть по крайней мере три различных значения, которые мы видели для hipster ; из них единственное, что имело длительное и достаточно широкое применение, чтобы заслужить заглавное слово в нашем словаре, — это смысл, относящийся к стилю, музыке и моде. Это не означает, что слово больше не изменится и не приобретет новое значение или что одно из старых значений не может вернуться.Если достаточно людей соберутся вместе и согласятся постоянно использовать одно из старых чувств hipster , и делать это в течение, по крайней мере, нескольких лет, есть небольшая вероятность, что это чувство может получить достаточно веса, чтобы иметь собственное определение. вошел. Это похоже на то, что хотели бы делать хипстеры, поэтому никогда не знаешь, что может случиться.

Что такое хипстерский стиль? — Центральное литье

22 АПРЕЛЯ 2019

Младший (TV Land)

В Central Casting мы отбираем актеров заднего плана для всех типов образов, от детективов до байкеров, военных и фигуристов.Часто фоновым актерам необходимо полностью создать свой образ для сцены, включая гардероб, прическу и макияж. Чтобы помочь вам вдохновиться изображением хипстера, мы составили руководство по стилю, в котором есть все, что вам нужно знать.

Что такое хипстер?

Согласно Time, «все в [хипстерах] тщательно сконструировано так, чтобы создавать атмосферу, на которую им просто наплевать». Этот термин восходит к 1940-м годам, когда люди на джазовой сцене Нью-Йорка хотели ниспровергнуть статус-кво, приняв богемную культуру.Но если вы не рассказываете своему персонажу предысторию, знание того, что такое хипстер, менее важно, чем знание того, как он выглядит.

Хотя они предпочли бы держаться подальше от мейнстрима, хипстеры оказали огромное влияние на моду и поп-культуру. Даже если вы не думаете, что сможете воплотить в жизнь хипстерский стиль, у вас, вероятно, уже есть все, что вам нужно, в вашем шкафу — вам просто нужны правильные пары. Но не волнуйтесь, если вам не хватает некоторых вещей для вашего образа, вы можете найти идеальные (и доступные) варианты в своем любимом благотворительном магазине.

Fam (CBS) | Любовь (Netflix) | Младший (TV Land)

Хипстерские стили женские

Большая часть современной женской хипстерской моды основана на различных эпохах, таких как стили хиппи 60-х и гранж 90-х. Собирая одежду, лучше всего начать с джинсовой ткани. Будь то короткие, узкие, короткие джинсы или бойфренд с несколькими порванными или практически разорванными в клочья джинсами, деним всегда будет хорошей основой. Другие варианты включают винтажные юбки, комбинезоны, кожаные брюки, брюки в клетку или леггинсы.Их можно сравнить с фланелевыми рубашками, футболками с графическим рисунком, кожаными куртками и крупными свитерами или кардиганами. Чтобы завершить образ, добавьте очки большого размера, шапки с напуском, федоры с широкими полями, бейсболки, армейские ботинки, пинетки, кроссовки и шарфы.

Когда дело доходит до прически, беспорядочные волны или пучок пучков — это легкие дополнения к вашему образу. Хотя волосы пастельных тонов сейчас в тренде и создают общий образ хипстера, не забудьте сообщить директору по кастингу, если вы недавно их покрасили и не обновляли свою фотографию у нас.Наши кастинг-директора выбирают, исходя из эстетики проекта, над которым они работают, и даже если ваш цвет волос действительно хипстерский, он может не подойти для этой постановки.

Один день за раз (Netflix) | Runaways (Hulu) | Девочки (HBO)

Мужские хипстерские фасоны

Мужские хипстерские стили обычно представляют собой смесь кэжуал, гранжа и панка с примесью хиппи 60-х годов. Узкие или узкие джинсы или брюки чинос темных оттенков, нейтральных тонов или ярких цветов обычно являются основой мужских хипстерских образов.Брюки часто носят с манжетами, чтобы продемонстрировать носки, и сочетаются с фланелью, джинсовыми рубашками, футболками с рисунком, v-образным вырезом, короткими рукавами на пуговицах, худи, кардиганами или свитерами толстой вязки. В качестве верхней одежды подумайте о кожаных куртках, повседневных пиджаках, джинсовых куртках или бушлатах. Не стесняйтесь цветов или узоров; смелые фасоны — часть хипстерского образа.

Некоторые варианты аксессуаров: очки в толстой оправе, узкие кожаные ремни, подтяжки, галстуки-бабочки, шарфы, федоры, шляпы хомбург, шапки и бейсболки с кроссовками, ботильоны, армейские ботинки, мокасины или слипоны.

Есть много разных типов волос на лице и причесок, которые подходят к хипстерскому образу, например, помпадуры, подрезы, густые бороды и усы на руле. Если вы недавно не обновляли свою фотографию или только что изменили внешний вид, обязательно сообщите об этом директору по кастингу при отправке. Они могут попросить вас прислать недавнюю фотографию, чтобы они могли подтвердить, что ваша прическа и растительность на лице — это то, к чему они стремятся.

Младший (TV Land) | Одинокие родители (ABC) | Один день за раз (Netflix)

Хипстеры разных типов

Как и вся мода, стиль хипстера отражает окружающую его культуру, поэтому хипстеры в Серебряном озере могут выглядеть иначе, чем в Вильямсбурге.Если вас выбрали второстепенным актером, знайте, где происходит постановка, чтобы вы могли собрать гардероб, отражающий этот регион. То же самое касается периода времени, в течение которого происходит производство. Современное употребление слова «хипстер» восходит к началу 2000-х, поэтому, если вы работаете над чем-то, установленным в последние двадцать лет, убедитесь, что вы знаете, каким был стиль хипстера в то время.

Теперь, когда вы знаете больше о моде хипстеров, узнайте, как определить свой образ и как собрать свой гардероб.

Загружается …

Движение хипстеров — Гарвардское политическое обозрение


Хипстеры. Со своим отстраненным недовольством и псевдо-винтажными фланелевыми рубашками они претендуют на место самой заметной нонконформистской субкультуры нашей эпохи. Они сочетают гранж, битники, хиппи и повстанческие движения прошлых эпох с протестами против сегодняшних социальных норм. Хипстер избегает сетевых кофеен, часто посещает винтажные магазины и проверяет свою ленту в Facebook на своем iPhone. Но вопреки общественному мнению, хипстеры также постоянно занимаются политикой.
Фотография предоставлена ​​vintagelovv.tumblr.com
За последние несколько лет средства массовой информации осудили хипстера как апатичного потребителя, а не прославляли ее как политически сознательного подпольного нонконформиста. Вместо того чтобы сосредоточиться на страсти, лежащей в основе социальных и политических проблем хипстеров, критики указывают на их нишевый потребительский подход и насмехаются над их чувством стиля.
Но ретроспективный взгляд часто стирает важные реалии. Революционные группы прошлого, которыми любят восхищаться хипстеры, не были столь чисты в намерениях, как их помнят.В своей жизни такие группы, как b-boys, воспринимались большинством как дети-панк, не относящиеся к основной культуре. Точно так же люди склонны отвергать хипстеров как апатичных и коммерциализированных, игнорируя некоторые из их явно политических ценностей.
Какое движение Coolness?
Питер Фуриа, основатель Seedwell Digital Creative Studio, определяет хипстеров как группу людей, «которые ценят независимое мышление, контркультуру, прогрессивную политику, понимание искусства и инди-рока, творчество, интеллект и остроумное подшучивание».По иронии судьбы, они выражают свои контркультурные взгляды главным образом через технологии, ведущую силу в основной культуре. Однако хипстеры также действуют в соответствии с этими устремлениями своей повседневной жизнью и участием в различных социальных и политических движениях.
С развитием Интернета стало труднее хипстеру сохранять свою аутентичность в глазах других. Поскольку хипстеры презирают ярлык «хипстеры», они вместо этого создают онлайн-сообщества, исходя из своих интересов и общих причин.Часто эти причины формулируются как антикультура и анти-движения. Джейсон Кауфман, бывший профессор социологии в Гарварде, сказал HPR, что у хипстеров необычный и невысказанный образ мышления: «Я такой крутой, что не могу сказать, что я участник любого движения за крутизну».
Согласно Кауфману, такое отношение «дестабилизирует [их] политический потенциал» и определяет их цель. Особенно часто хипстеры продвигают политические протесты в социальных сетях, таких как Twitter и Facebook, наиболее популярных методах коммуникации в современном обществе, где популярные хэштеги о проблемах и мнениях могут начать распространяться среди других аудиторий.
Например, на странице движения «Оккупай» в Твиттере постоянно публикуются твиты о зеленом движении, феминизме и философии. Твиты, которые начинаются со слов «Как дела, оккупанты?» или «Протестующие Йо Фергюсон…» — типичные демонстрации хипстерской политики. Повседневный тон и использование слов «оккупант» или «протестующий» вместо того, чтобы вызывать хипстеров как группу, предполагают подлинность.
Хипстеры, ограниченные отсутствием единства, говорят больше как отдельные, но единомышленники. Сайты социальных сетей — ключевая особенность образа жизни миллениалов.Это оказывается как хорошо, так и плохо для хипстеров: теперь более широкая публика имеет доступ к делу хипстера, но, как говорит Кауфман: «Как и все остальное в социальных сетях, некоторые [хипстерские движения] набирают силу и становятся вирусными … и большинство нигде ».
Но даже движения, которые действительно становятся вирусными, позже могут быть подвергнуты издевательствам и критике со стороны СМИ как высокотехнологичный нарциссизм. Хипстеры, которые стремятся к «личному освобождению и самопознанию с помощью технологий», как выражается Кауфман, также известны тем, что используют то же пространство для законной активности.Кампании #freethenipple, которая протестовала против законов приличия Instagram, противостояли, например, обвинения в том, что все это движение было просто рекламным ходом.
Люди сосредотачиваются именно на том, что хипстеры полагаются на технологии, чтобы предположить, что их поиск подлинности лишен какого-либо реального смысла. Но это различие между технологиями и реальной жизнью иногда может вводить в заблуждение. Неужели все технологическое по умолчанию является недостоверным? Инструменты социальных сетей использовались с большим успехом в других политических движениях; почему не с хипстерами?
Хипстеры и современный социальный протест идут рука об руку.Фотография предоставлена ​​thethreewisemonkeys.com.
Обычный ответ на этот вопрос, конечно, состоит в том, что успешные протесты должны каким-то образом напрямую переходить с экрана компьютера на улицы и что личный образ жизни не должен противоречить идеям протестов. В статье Washington Post 2011 года Александра Петри подчеркивает иронию того, что хипстеры протестуют против неравенства, имея iPhone в руках и Mac в своих домах. Но она отвергает эту критику: «Было бы смешно утверждать, что вы можете протестовать, только если вы избавитесь от всех корпоративных атрибутов.
Даже с учетом этой защиты очень верно, что многие хипстеры говорят с позиции привилегии. Но я бы сказал, что эта привилегия, по крайней мере, находит хорошее применение, независимо от того, могут ли они полностью сочувствовать причинам, которые они представляют. У них есть возможность в любой момент попасть в разные точки конфликта, от «Захвати Уолл-стрит» до протестов в Фергюсоне, штат Миссури. Там они используют свои смартфоны для распространения сообщений через социальные сети, что, в свою очередь, повышает осведомленность о причине.
Эта структура делает хипстеров очень подвижными. Они не остаются в одном месте надолго, а вместо этого следят за протестами и проблемами по мере их появления. Любой крупный протест привлечет людей, хипстеров или нет, которые могут не до конца осознавать проблему и последствия происходящего.
Хипстеры с их массовым присутствием и технически подкованными способами распространения новостей помогают пролить свет на области, которые нуждаются в реформировании. Люди могут рассматривать их уход как неудачу или отсутствие обязательств, но это не так.Роль хипстеров — привлечь внимание к проблеме через социальные сети, чтобы специализированные группы могли предпринять следующие шаги. Они повышают осведомленность, а затем переходят к следующему проекту.
Свободные люди
Независимо от того, являются ли хипстерские проекты, продвигаемые в Интернете, эффективными, неустойчивое поведение хипстерского движения, по словам Кауфмана, является «природой мира, в котором мы живем прямо сейчас. В социальную машину входит так много информации, а результат — действительно хаотичный ». Частично из-за этого множества проблем хипстеров часто признают не за их активность, а за одежду, которую они носят, и выбор образа жизни, который они делают.И все же мы не должны сбрасывать со счетов тот факт, что эти якобы аполитичные действия все еще могут неожиданным образом повлиять на мейнстрим.
В «Хипстере: тупик западной цивилизации» Дуглас Хаддоу утверждает, что хипстеры озабочены «потреблением крутого, а не его созданием». Но потребление прохлады может быть побочным продуктом, а не реальной характеристикой контркультуры. В последние годы индустрия моды осознала маркетинговый потенциал хипстера. Многие производители одежды с помощью социальных сетей отметили модные тенденции, которые хипстеры возвращали как символы контркультуры и крутизны.Затем эти компании сделали общественное движение доступным для всех.
Сейчас одними из самых популярных магазинов для подростков и молодежи являются Urban Outfitters, Free People и American Apparel. Хотя в этих магазинах по-прежнему продаются основные предметы одежды, они в основном пробуждают субкультурные настроения, продавая одежду, которая выглядит «аутентичной», то есть экономичной, хиппи или гранж. Модная тенденция, похоже, поглотила большую часть политических мотивов хипстеров и заслужила пренебрежение так называемых «настоящих» хипстеров.Сосредоточение внимания на имидже породило «пассивный активизм»: вместо того, чтобы участвовать в движениях, люди размещают их фотографии в Instagram.
В прошлых социальных движениях тоже были позеры и притворщики. Как говорит Кауфман, «в любой социальной сцене есть разные люди». Однако вместо того, чтобы принимать во внимание эту реальность, Хаддоу говорит, что хипстерство «является конечным продуктом всех контркультур», потому что оно берет так много поверхностного содержания из прошлого. Хаддоу считает, что «он лишен подрывной деятельности и оригинальности» и, в конечном итоге, сигнализирует о конце западной цивилизации.
Тем не менее, проблемы, на которые указывает Хаддоу, не уникальны для хипстеров. Само современное общество — это мир парадоксов, созданных социальными сетями: они наиболее связаны друг с другом и в то же время наиболее отстранены. Трудно освободиться от технологий. В попытке озвучить образ жизни, в который они искренне верили, хипстеры вместо этого собрали последователей, которые по большей части заботились только о внешнем виде. Технологии поощряют это внимание к поверхностному, продвигая идентичность, основанную на «лайках», и давая людям столько информации для обработки, что они редко когда уделяют достаточно внимания какой-то одной проблеме.
Таким образом, движение хипстеров стало универсальным. Люди могут продолжать бороться за защиту окружающей среды, городское сельское хозяйство, аутентичность и экологически чистые продукты, но это больше не связано только с хипстерами. Эти идеалы теперь являются частью общего общества, которое стремится, возможно, не предпринимая особых действий, к подлинности, определяемой нонконформизмом. Тем не менее, продвижение этих вопросов будет по-прежнему возглавляться основной группой настоящих хипстеров, которые используют свое привилегированное положение как источник современной политической активности.
Изображение предоставлено: Flickr / Dan Nguyen

Определение и исследование современной хипстерской культуры — The Daily Texan

Слово «хипстер» сразу вызывает в памяти ряд стереотипных образов: солнцезащитные очки Ray-Ban, проигрыватели, усы и пиво Pabst Blue Ribbon.

В телешоу «Портландия» на IFC есть искусство насмешки над хипстерами. От местных бакалейщиков, которые пренебрежительно отзываются о вас, если вы не принесете свою сумку, до бармена, который хочет, чтобы его называли миксологом, герои шоу — крайние примеры хипстерских субкультур.

Но хотя слово «хипстер» используется регулярно, трудно определить, что такое хипстер на самом деле, когда субкультура постоянно развивается. У каждого человека свое представление о том, что такое хипстер, поэтому дать конкретное определение слову «хипстер» практически невозможно.

Риторика хипстера Профессор Кристофер Тейлор учит, как появился современный хипстер.

Слово «хипстер» является производным от слова «хип», и, по словам Тейлора, настоящими хипстерами были молодые афроамериканцы, которые жили в городских условиях в 50-е годы.Они нашли сообщество в джазовой музыке, особенно в бибопе и разработанном ими языке под названием джайв.

Из этой культуры произошли биты, поэты, которые вели странствующий образ жизни в поисках братства. Позже хиппи довели это чувство общности до крайности, живя в коммунах и делясь своим имуществом. Панки, с другой стороны, использовали антиавторитетные убеждения как средство объединения.

Но остается вопрос: что такое современный хипстер?

Тейлор считает, что чтобы даже начать определять хипстера, нужно сначала понять априорность.

«Априоризм — это инстинктивное знание, при котором вы оцениваете что-то до того, как оно существует», — сказал Тейлор. «Для многих действительно важно обладать этим сверхъестественным умением определять, что хорошо, до того, как об этом узнает весь остальной мир».

Априоризм служит отличительной чертой хипстера, и «Портландия», конечно же, подошла к нему с типичной тонкостью. Один из причудливых портлендских персонажей Фреда Армисена, «все кончено!» парень, в высшей степени проявляет априорность. В одном из эпизодов он подъезжает на велосипеде к бару, который, по-видимому, ранее сам себе покровительствовал, и видит внутри человека в костюме.Он сразу же восклицает, что бар «закончился», потому что если такой «мейнстримный парень» находится внутри, то это уже не круто.

Но хипстер — это нечто большее, чем просто знание чего-то до того, как это узнает остальной мир. Хипстер — это образ.

Редактор и участник книги «Что такое хипстер?» Марк Грейф пишет, что хипстер — это «модный потребитель». По словам Грейфа, хипстер — это тот, кто не создает, а вместо этого потребляет правильным образом, будь то правильная еда, правильная одежда или прослушивание правильной музыки.

Кристина Лох, барабанщик остинской группы Foreign Mothers, разделяет мнение о том, что хипстер — это тот, кто не создает ничего оригинального, а просто использует чужие интересы и эстетику, чтобы создать модную личность.

«Хипстеры видят оригинального человека или группу оригинальных людей, у которых есть определенные интересы и увлечения, и подражают им, потому что думают, что эти люди крутые», — сказал Лох.

Режиссер из Остина Райан Браун в настоящее время работает над документальным фильмом о хипстеринге.Браун считает, что хипстеры начинали как группа людей, которые твердо верили в одну вещь, такую ​​как органическое питание и местные покупки. Когда другие начали изображать из себя хипстеров, этот термин утратил свою позитивную принадлежность.

«Я думаю, что современная форма хипстера — это люди, у которых есть настоящие убеждения», — сказал Браун. «Но потом он стал крутым и приобрел этот крутой фактор, потеряв философскую часть».

Браун обнаружил, что слово «хипстер» теперь используется как уничижительный термин.В результате никто не хочет связываться с этим лейблом. Тейлор соглашается.

«Люди не любят, когда на них навешивают ярлыки», — сказал Тейлор. «Кто хочет быть предсказуемым? Кто хочет быть хипстером? Самое хипстерское, что вы можете сделать, — это жить своей жизнью, постоянно избегая того, чтобы вас навесили на хипстера ».

У каждого поколения есть своя собственная субкультура, и, безусловно, кажется, что наша — это современная версия хипстера, сколь бы неопределимой она ни казалась. Будет интересно оглянуться на 10 лет назад и проанализировать, кем был хипстер, но пока мы можем только теоретизировать.

Напечатано в среду, 8 февраля 2012 г. как: истоки хипстера: определение хипстера развивается вместе с культурой, восходит к поколению бибопа

Hipster Pattern бесплатно — Сделайте бюстгальтер

Hipster Pattern (pdf) размеры S, M, L

1. Откройте файл в Adobe Reader
2. Распечатайте
3. Шаблон будет распечатан на трех листах формата A4. Соедините детали выкройки вместе по пунктирной линии.

Примечание! В этой выкройке нет припусков на швы.В этой модели прорези на талии и штанинах обработаны отложной резинкой, поэтому припуски на швы не нужны. Боковые швы прошиты сергером (припуск на швы 6мм). Не забудьте добавить припуск на шов также внизу трусиков. Если вы хотите уменьшить талию, равномерно вырежьте желаемую часть выкройки.

Трусы лучше всего делать из ткани, которая растягивается как в продольном, так и в поперечном направлении. Подходят хлопчатобумажный трикотаж и лайкра. В модели использован хлопковый трикотаж на резинке.

Проверьте свой размер по таблице размеров (см) ниже. Размер бедер — самый важный при выборе выкройки трусиков.

РАЗМЕРЫ НИЖНЕГО БЕЛЬЯ (см)
S M л XL
Сундук 80-84 88-92 96-100 104-110
Талия 64-68 72-76 80-84 88-92
Бедро 88-92 96-100 104-108 112-118
Как сшить трусики-хипстеры

1.Обработайте передний конец накладки кромкой.
2. Положите детали внахлест в следующем порядке: передняя часть лицевой стороной вверх> задняя часть правой стороной вниз> подкладка правой стороной вниз
3. Прострочите по нижнему краю. Используйте стежок стрейч или зигзаг. Поверните детали в правильное положение и закрепите подкладку булавками.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *