Close

Свободные ассоциации это: Свободные ассоциации — это… Что такое Свободные ассоциации?

Содержание

Свободные ассоциации — это… Что такое Свободные ассоциации?

Свободные ассоциации
– техника, предложенная 3. Фрейдом и используемая в ПСИХОАНАЛИЗЕ и ПСИХОТЕРАПИИ для обнаружения причин текущего поведения, мыслей и чувств, когда пациенту предлагают расслабиться в терапевтической обстановке и говорить все, что приходит на ум.

Техника предполагает, что поведение определяется бессознательными процессами. Психотерапевт побуждает пациента доверить им и исследовать содержание бессознательного, каким бы тривиальным, поразительным или отвлеченным ни казался материал, в то время как сам психотерапевт дает интерпретацию ассоциациям пациента. Цель – воздействие на текущее поведение за счет обнаружения влияния детских травм на функционирование взрослого человека.

Словарь-справочник по социальной работе. — СПб.: Питер. М. А. Гулина. 2008.

  • Свобода
  • Сегрегация

Смотреть что такое «Свободные ассоциации» в других словарях:

  • СВОБОДНЫЕ АССОЦИАЦИИ —         При использовании в качестве специального термина «С. а.» означает способ мышления пациента, поощряемый предписанием аналитика подчиняться «основному правилу», т. е. свободно, без утаивания высказывать свои мысли, не пытаясь при этом… …   Психотерапевтическая энциклопедия

  • СВОБОДНЫЕ АССОЦИАЦИИ — – высказывания, основанные не на размышлении человека, а на самопроизвольном изложении всего того, что приходит ему в голову по поводу какого то слова, числа, образа, сюжета, представления, сновидения и т. д.    Метод свободных ассоциаций лежит в …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Свободные ассоциации — (free association) психодинамическая техника, когда человек описывает любую мысль, чувство или образ, пришедший ему в голову, даже когда он кажется ему незначительным …   Общая психология: глоссарий

  • Свободные деньги — (Freigeld) Свободные деньги это денежная система Свободные деньги куда выгодней вложить свободные деньги Содержание >>>>>>>>>>>>>> Свободные деньги (Freigeld) это, опр …   Энциклопедия инвестора

  • Фрейдизм — Статьи на тему Психоанализ Концепции Метапсихология Психосексуальное развитие Психосоциальное развитие Сознание • Предсознание Бессознательное Психический аппарат Оно • Я • Сверх Я Либидо • Вытеснение Анализ сновидений Защитный механизм Перенос • …   Википедия

  • Фрейд, Зигмунд — Запрос «Фрейд» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Зигмунд Фрейд Sigismund Schlomo Freud …   Википедия

  • Психоанализ — Статьи на тему Психоанализ Концепции Метапсихология Психосексуальное развитие Психосоциальное развитие Сознание • Предсознание Бессознательное Психический аппарат Оно • Я • Сверх Я Либидо • Вытеснение Анализ сновидений Защитный механизм Перенос • …   Википедия

  • Метод свободных ассоциаций — Принято решение перенести сюда содержимое статьи Основное правило психоанализа. Вы можете пом …   Википедия

  • БАЛИНТОВСКАЯ ГРУППА —         Этот метод групповой тренинговой исследовательской работы получил название по имени своего создателя Балинта (Balint M.), проводившего с 1949 г. в клинике Тависток в Лондоне дискуссионные групповые семинары с практикующими врачами и… …   Психотерапевтическая энциклопедия

  • ПСИХОАНАЛИЗ — психологическая система, предложенная Зигмундом Фрейдом (1856 1939).

    Возникший вначале как способ лечения неврозов, психоанализ постепенно стал общей теорией психологии. Открытия, сделанные на основании лечения отдельных пациентов, привели к… …   Энциклопедия Кольера

Книги

  • Берегозащитные сооружения, Т. Г. Смирова, Ю. П. Правдивец, Г. Н. Смирнов. Представлены описание берегов морей, гидродинамика и литодинамика береговой зоны моря; описаны берегозащитные сооружения традиционных типов, а также сооружения прерывистого типа и свободные… Подробнее  Купить за 661 руб
  • Протекционизм и коммунизм, Фредерик Бастиа. Фредерик Бастиа (1801-1850) — французский экономист, государственный деятель и публицист, отстаивавший частную собственность, свободные рынки и ограниченное правительство. Он возглавлял… Подробнее  Купить за 300 грн (только Украина)
  • О клиническом психоанализе. Избранные сочинения, Зигмунд Фрейд. Книга включает работы всемирно известного психиатра Зигмунда Фрейда: лекции «О психоанализе», главы из монографий «Исследования истерии» (первая публикация на русском языке) и «Толкование… Подробнее  Купить за 270 руб
Другие книги по запросу «Свободные ассоциации» >>

13.

Метод свободных ассоциаций ( Фрейд)

СВОБОДНЫЕ АССОЦИАЦИИ – высказывания, основанные не на размышлении человека, а на самопроизвольном изложении всего того, что приходит ему в голову по поводу какого-то слова, числа, образа, сюжета, представления, сновидения и т. д. Метод свободных ассоциаций лежит в основе классического психоанализа. По признанию З. Фрейда, отказ от гипноза и замена его новой техникой – методом свободных ассоциаций – послужили толчком к становлению и развитию психоанализа. Идея необходимости свободного, произвольного изложения мыслей была высказана до З. Фрейда немецким писателем и публицистом Л. Бёрне. В статье «Как стать оригинальным писателем в три дня» (1823) он предлагал начинающим авторам записывать на бумагу все то, что приходит в голову. Когда один из психоаналитиков обратил внимание З. Фрейда на эту статью, то тот удивился сходству между идеями Л.

Бёрне и методом свободных ассоциаций. Позднее он признался, что в 14 лет получил в подарок томик сочинений этого писателя.  Заменив гипноз методом свободных ассоциаций, З. Фрейд исходил из того, что от находящегося в бодрственном состоянии пациента можно узнать нечто существенное, о чем он даже не догадывается. Часто пациент утверждает, что, рассказав врачу о себе, он ничего больше добавить не может. Психоаналитик же уверяет пациента, что он многое знает и ему только следует говорить буквально обо всем, пришедшем ему в голову.В совместно написанной с венским врачом Й. Брейером работе «Исследование истерии» (1895) З. Фрейд пояснял, что благодаря методу свободных ассоциаций без всякого гипноза у пациентов появляются новые и проникающие глубже воспоминания. Используя этот метод, он сперва прибегнул к «методологической уловке» – надавливанию пальцами руки на лоб пациента с целью вызвать у него воспоминания в виде картины или мысли, пришедшей ему в голову. При этом З. Фрейд прибегал к активному воздействию на пациента, настойчиво спрашивая его о том, что ему приходит в голову.
Однако подобная процедура непременного давления на пациента не только далеко не всегда способствовала свободному ассоциированию, но и, напротив, подчас мешала этому процессу, о чем как раз и заявляли З. Фрейду некоторые пациенты. Учитывая данное обстоятельство, он отказался от первоначальной «методологической уловки», предоставив спонтанное, не принудительное осуществление свободного ассоциирования самому пациенту.  З. Фрейд исходил из того, что любая ассоциация по тому или иному поводу представляет интерес. Любое пришедшее на ум воспоминание является важным с точки зрения установления связей между протекающими в психике процессами и пониманием причин возникновения заболевания. Отсюда основное правило психоанализа: пациент должен свободно высказывать все свои мысли, исключая какую-либо сосредоточенность на них и предотвращая их критику. Говорить все, подчеркивал З. Фрейд, это значит действительно говорить все, ничего не замалчивая и не утаивая как от психоаналитика, так и от самого себя.
С точки зрения З. Фрейда, первая случайно пришедшая в голову пациента мысль содержит в себе если не все, то многое из того, что необходимо для раскрытия его бессознательной деятельности. Возникшая у него мысль не является случайной: она всегда есть результат внутреннего сосредоточения и подчинения определенному ходу мислей. Так, однажды З. Фрейд попросил у проходящего у него курс лечения молодого человека назвать первое пришедшее ему на ум женское имя. Молодой человек назвал имя Альбины, хотя был знаком со многими девушками с другими именами. Более того, выяснилось, что он не знал ни одной девушки с таким именем. Почему же он воспроизвел вслух именно это имя? Насколько оно было случайным? Оказалось, что во время лечения З. Фрейд в шутку назвал своего пациента «Альбино», так как у него был необычайно светлый цвет волос. Поскольку в тот период он со своим пациентом занимался выяснением вопроса о женском начале в конституции молодого человека, то последний непроизвольно назвал имя Альбины.
Это было связано с тем, что в то время пациент был для себя самой интересной женщиной на свете, то есть Альбиной. Таким образом, возникшая у него свободная ассоциация не была случайной – она вытекала из той внутренней настроенности, которая имела место у пациента в процессе психоаналитического сеанса. По мнению З. Фрейда, в свободных ассоциациях обнаруживается тесная связь между прошлым и настоящим. Случайно пришедшая в голову мысль может иметь прямое отношение к какому-то забытому представлению. Правда, в психике пациента работает механизм сопротивления, препятствующий воспоминаниям и переводу вытесненного бессознательного в сознание. Поэтому в произвольно высказанной пациентом мысли часто нет прямого сходства с тем, что скрыто в бессознательном. Тем не менее в этой мысли содержится намек на нечто такое, что является чрезвычайно важным в плане выявления истинных причин заболевания. Во время психоаналитического сеанса пациент может утверждать, что ему ничего не приходит на ум и у него нет никаких ассоциаций по поводу какого-то слова или образа.
З. Фрейд считал, что на самом деле не существует подобного отказа со стороны мыслей. В действительности у пациента начинает работать сопротивление, выступающее в различных формах критики, сомнения в ценности пришедшей в голову ассоциации. Психоаналитик призывает пациента не критиковать свои мысли. Материал, который представляется пациенту не заслуживающим внимания и отбрасывается как ненужный, сомнительный или вызывающий отвращение, стыд, как раз и является наиболее ценным для психоаналитика. По словам З. Фрейда, именно этот материал из мыслей представляет собой для психоаналитика руду, из которой с помощью искусства толкования можно извлечь драгоценный металл. Метод свободных ассоциаций З. Фрейд использовал при изучении симптомов психических заболеваний, сновидений и ошибочных действий. Этот метод широко используется и в современном психоанализе, так как свободное ассоциирование пациента способствует терапевтической работе аналитика по выявлению причин возникновения внутрипсихических конфликтов, бессознательных страхов и чувств вины.

   

Свободные ассоциации | Понятия и категории

СВОБОДНЫЕ АССОЦИАЦИИ (FREE ASSOCIATION). Термин, обозначающий основную процедуру психоанализа и психоаналитической терапии. В 90-х годах прошлого века Фрейд заменил гипноз свободными ассоциациями, рассматривая последние как методологический ключ к результатам психоанализа.

Слово “свободные” в данном случае обозначает не более чем приостановку сознательного контроля. В ходе аналитической терапии от пациента требуется безоговорочное словесное выражение мыслей, чувств, желаний, ощущений, образов и воспоминаний, которое было бы лишено “задержек” и осуществлялось в виде спонтанного процесса. Это требование принято называть основным правилом психоанализа. Следуя этому правилу, пациент должен преодолеть сознательную преграду, создаваемую в нем чувствами страха, стыда или вины. Отчасти это мотивируется сознательно: пациент знает окончательную цель сотрудничества с аналитиком — разрешение собственных конфликтов и проблем.

Ассоциации, возникновение которых облегчает аналитическая ситуация, помогает аналитику выявить причины бессознательных влияний и конфликтов. Вмешательство аналитика, в частности, интерпретация бессознательного, нацелено на расширение свободы ассоциативного процесса пациента, что, в свою очередь, помогает выявить и справиться с разными формами сопротивления.

Одной из особенностей психоанализа изначально являлось признание тесных взаимосвязей между речью, мышлением, сознанием и принятием решений. Вместе с тем, не все проявления психики могут быть облечены в слова, поэтому свободные ассоциации позволяют пациенту максимально интегрировать переживания, возникающие в процессе анализа, без их вербализации. Вмешательство аналитика, включая молчаливую позицию, обеспечивает баланс между экспрессией и рефлексией пациента.

Психоаналитические термины и понятия: Словарь/ Под ред. Барнесса Э. Мура и Бернарда Д. Фаина/Перев, с англ. А.М. Боковикова, И.Б. Гриншпуна, А. Фильца. — М., 2000.

Свободные ассоциации, метод свободных ассоциаций

Главная \ Ассоциации свободные, свободные ассоциации

Ассоциации свободные или свободные ассоциации — Все без исключения мысли и образы, которые возникают в сознании либо под воздействием какого-либо слова, образа, либо произвольно.

Прием свободных ассоциаций — это опора всей психоаналитической техники. Точно указать дату этого открытия невозможно; Фрейд пришел к нему постепенно — между 1892 и 1898 гг. — и различными путями.

1) Судя по «Исследованиям истерии» , метод свободных ассоциаций возник на основе доаналитических методов исследования бессознательного, исходивших из внушения и сосредоточенности пациента на данном представлении; настойчивый поиск патогенного элемента уступает у пациента место спонтанному выражению. В «Исследованиях истерии» показана и роль пациентов в этом открытии.

2) Одновременно с этим Фрейд использовал прием свободных ассоциаций в собственном анализе, особенно в анализе сновидений. В данном случае именно отрывак сновидения становится исходной точкой для образования асоциативных цепочек, ведущих к сновидным мыслям.

3) В опытах Цюрихской школы вновь обращаются , уже с психоаналитической точки зрения, к опытам, ранее проводившимся школой Вундта. Сторонники Вундта изучали характер и темп реакций (их различия в зависимости от субъективного состояния) на слова-раздражители. Юнг обнаружил, что ассоциации определяются «всей совокупностью представлений, связанных с определенным эмоционально окрашенным событием», и назвал эту целостность комплексом.

В работе «К истории психоаналитического движения» Фрейд подчеркнул значение этих опытов «лдя быстрой экспериментальной проверки утверждений психоанализа и для прямого показа обучающемуся таких связей , о которых психоаналитик мог бы только рассказать».

4) Пожалуй, здесь стоит назвать еще один источник, упомянутый Фрейдом в заметке «О предыстории психоаналитической техники»: писатель Людвиг Бёрне, которого Фрейд читал в юности, советовал тем, кто хочет «стать оригинальным писателем за три дня», записывать все, что приходит в голову, устраняя воздействие самоцензуры на интеллектуальное творчество.

 

Услуги психолога, психологическая психотерапевтическая помощь.

Психоанализ. Методы работы в психоанализе

Новости

Главная \ Психоанализ. Методы работы в психоанализе

ПСИХОАНАЛИЗ — направлении психологии, основанное в конце XIX века австрийским психиатром и психологом Зигмундом Фрейдом.   

Психоанализ в классическом виде представляет собой работу, подразумевающую частоту встреч 4-5 иногда 6 раз в неделю. Пациент при этом принимает положение лёжа на кушетке, а психоаналитик находится у изголовья кушетки таким образом, чтобы пациент его не видел или видел небольшую часть его одежды, тела. Психоаналитик имеет возможность видеть пациента, а пациент его нет.                                                                                   

Первоначально психоанализ возник как метод изучения и лечения истерических неврозов. Результаты    психотерапевтической практики, а также анализ различных явлений нормальной психической жизни — сновидений, ошибочных действий, остроумия — были проинтерпретированы Фрейдом как результат действия общих психологических механизмов.

     Основной предпосылкой психоанализа является разделение психики на сознательное и бессознательное. Поведение и мышление человека предопределяют бессознательные влечения, уходящие корнями в травмирующие переживания детства или вступающие в столкновение с существующими в обществе нравственными и культурными нормами.   Так возникают внутрипсихические конфликты. Разрешение этих конфликтов осуществляется путем вытеснения из сознания «дурных», но естественных влечений и желаний. Вытесненные из сознания влечения и желания не исчезают бесследно.   Они загоняются в глубины человеческой психики и так или иначе, рано или поздно дают знать о себе, вызывая напряжения.

Процесс психоанализа состоит в изучении и реорганизации личности; делается это для того, чтобы индивид мог хранить свои напряжения с меньшими затруднениями, пока не придет время их снять.   Необходимо сделать подсознательное сознательным и привести под наблюдение неудовлетворенные напряжения.   Считается, что для того, чтобы полностью провести этот процесс, он должен длиться, по меньшей мере, год и составлять от трех до шести сеансов в неделю каждый продолжительностью около часа. Если исследование длится менее года, то эффективное проведение процесса почти невозможно.

 

 

 

Основные методы работы, которые используются в психоанализе это:

 

  1. метод свободных ассоциаций;

  2. метод толкования сновидений;

  3. метод интерпретации.

 

 

 

МЕТОД СВОБОДНЫХ АССОЦИАЦИЙ.


Метод свободных ассоциаций (от лат. associatio — соединение, присоединение) — исследовательский, диагностический и терапевтический прием психоанализа З. Фрейда.   Основан на использовании феномена ассоциативности мышления для познания глубинных (преимущественно бессознательных) психических процессов и явлений и применения полученной информации для коррекции и лечения функциональных расстройств психики, посредством осознания пациентами причин, источников и характера их проблем. Особенностью Методом свободных ассоциаций является совместная, осознанная и целенаправленная борьба психоаналитика (врача, психотерапевта) и пациента против состояния психического дискомфорта или (и) заболевания.

Пример свободных ассоциаций психоаналитика на тему психотерапии, психоанализа.

Свободные ассоциации психоаналитика на тему «В чем заключается помощь психолога, психотерапевта»

Метод свободных ассоциаций — метод исследования психического, разработанный в психоанализе. Пациент говорит обо всем, что ему приходит в голову, не обращая внимание на то, насколько это пристойно, обыденно или фантастично.

«Свободные ассоциации — это высказывние всех, без разбора, мыслей, которые приходят в голову — либо отправляясь от какого-то элемента (слова, числа, образы сновидения, представления), либо самопроизвольно.» (Ж.Лапланш, Ж.-Б.Понталис «Словарь по псхоанализу»)

Фрейд предложил отказаться от контролирующей роли сознания при наблюдении за психическими процессами. По его мнению, сознание отсекает возникающие на периферии мысли и образы ещё до того, как они попадут в поле внимания анализирующего субъекта, тем не менее, при анализе душевных движений именно эти мысли и образы могут оказаться наиболее важными.

Фрейд стал использовать метод свободных ассоциаций. Он предлагал расслабиться на кушетке и говорить все, что приходит им в голову, каким бы абсурдным, неприятным или непристойным оно не представлялось с точки зрения обыденных стандартов.   Когда это происходило, оказывалось, что мощные эмоциональные влечения уносили неконтролируемое мышление по направлению к психическому конфликту. Фрейд утверждает, что первая случайная мысль содержит как раз то, что нужно, и представляет собой забытое продолжение воспоминания.


МЕТОД ТОЛКОВАНИЯ СНОВИДЕНИЙ.

По Фрейду, с помощью сновидения открывается наличие интенсивной психической жизни в глубинах мозга. Анализ сновидения заключается в том, что в нём отыскивают скрытое содержание, деформированную бессознательную истину, которая таится в каждом сновидении. Чем оно запутаннее, тем больше значимость скрытого содержания для человека.

Это явление на языке психоанализа называется сопротивлениями, и они проявляются даже тогда, когда видевший сон отказывается от толкования ночных образов, населяющих его ум. С помощью сопротивлений бессознательное устанавливает барьеры для собственной защиты.
Они отделяют бессознательное от сознательного мира, делают бессознательное неясным или деформируют беспокойные мысли. Сновидение выражает тайные желания посредством символов. У ребенка различия между явным содержанием и скрытым менее заметны. Тайные мысли, преобразуясь в символы, становятся приемлемы для сознания, что позволяет им преодолеть цензуру. Проявление бессознательного в форме сновидения — это одна из великих тайн.

Интерпретировать сновидение означает выявить его смысл. Фрейд решил обрабатывать сновидения как симптомы болезней и применять для этого тот же метод, что и для анализа, т.е. метод свободной ассоциации. Фрейд замечает, что для правильного применения этого метода не следует рассматривать сновидение как нечто единое целое, потому что такое «расследование» ведет в никуда.   Напротив, при рассмотрении сновидения нужно брать элемент за элементом, фрагмент за фрагментом и применять правило ассоциаций. Сновидение для Фрейда представляет не только объект, достойный научного интереса, но ещё и средство глубже познать самого себя и других, обнаруживая скрытое содержание, которое прячется за внешним.

Пример толкования сновидений

МЕТОД ИНТЕРПРЕТАЦИИ.

Интерпретация является основным, наиболее важным инструментом аналитика. И в свободных ассоциациях и в толковании сновидений психоаналитик использует интерпретации.   Так что же это такое — интерпретация.

Интерпретация (от лат. interpretatio — посредничество) -1) истолкование, объяснение, разъяснение смысла, значения чего-либо; 2) творческое раскрытие какого-либо художественного произведения, определяющееся идейно-художественным замыслом и индивидуальными особенностями актера, режиссера, музыканта и т.п. Интерпретировать — истолковывать, раскрывать смысл чего-нибудь, объясняя.

Свободные ассоциации — своего рода фантазии пациента наяву, это полет мысли, своего рода творческий процесс; сон — это тоже фантазии, мечты, грезы; рисунки — это результат творческой, фантазийной деятельности человека. И свободные ассоциации, и сны, и рисунки, и какой-либо другой продукт творческой деятельности человека являются непосредственным объектом для интерпретации.  

Интерпретации в психоанализе — это перевод важной значимой информации о человеке с бессознательного уровня на сознательный. В процессе психотерапевтической работы напряжения в человеке снижаются, а, следовательно — исчезают симптомы заболевания, которые возникают в результате вытеснения «негативной» информации на бессознательный уровень.

 

Консультации по скайпу, психотерапевт психоаналитической школы Беляева Татьяна.

Применение метода свободных ассоциаций в эмпирических социологических исследованиях Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

УДК 316.014+316.444+314.7

Вестник СПбГУ. Сер. 12. 2013. Вып. 3

Н. А. Иванова

ПРИМЕНЕНИЕ МЕТОДА СВОБОДНЫХ АССОЦИАЦИЙ В ЭМПИРИЧЕСКИХ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

Смысловые и образные ассоциации составляют неотъемлемую и очень важную часть сознания людей. Собственно ассоциации, условия и механизмы их образования, результаты их проявления исследуются в различных науках. В психологии, например, сформировалось особое направление — ассоцианизм, использующее ассоциации в качестве объяснительного принципа всей психической жизни человека [1, с. 57].

Ассоциативный метод находит широкое применение в психологии, лингвистике, философии, междисциплинарных исследованиях. Психологи посредством ассоциаций выявляют эмоции, чувства, ощущения. Лингвисты изучают языковую форму ассоциаций. Психолингвистика занимается более узким кругом ассоциативных процессов, обращая внимание, главным образом, на вербальное отражение взаимоотношений языка и мышления. Метод имеет различные вариации, в частности: свободный ассоциативный эксперимент, направленный ассоциативный эксперимент, исследование ассоциативных норм, ассоциативные исследования прецедентных феноменов, включённых в структуры сознания [2, с. 8], ассоциативный эксперимент с регистрацией первичного ответа [3, с. 139], с регистрацией вторичного ответа, с фиксацией эмоциональной реакции опрашиваемого и др. Н. А. Шматко и Ю. Л. Ка-чанов используют метод цветоассоциативного теста для исследования территориальной идентичности населения [4].

Метод ассоциаций используется и в практических целях в психиатрии, психоанализе, социальной работе, маркетинге. Маркетологи, например, с его помощью разрабатывают стратегии позиционирования брендов. При этом они не только изучают существующие ассоциации, но также создают новый комплекс ассоциаций, связывая его с названием торговой марки, которые позволили бы этому бренду успешно конкурировать на рынке [5].

Наиболее глубоко ассоциации исследованы в психологической науке. «Большой психологический словарь» определяет ассоциацию как «соединение» смыслов и обозначает «закономерную связь между двумя содержаниями сознания, которая выражается в том, что появление в сознании одного из содержаний влечет за собой и появление другого» [6, с. 18].

Ассоциативный метод стали применять в социологии в середине 1970-х гг. Характеристика этого метода и один из удачных вариантов использования его в социологических исследованиях изложены в содержательной статье Л. А. Паутовой. Автор употребляет термины «прием» и «подход», подчеркивая формирующийся характер данного метода. Она трактует ассоциативный подход с позиций социологической науки как прием, направленный на выявление смысловых связей, сложившихся у индивида в его предшествующем опыте [7, с. 150]. Один из вариантов метода сво-

Иванова Нина Анатольевна — канд. социол. наук, Санкт-Петербургский государственный университет; e-mail: [email protected]

© Н. А. Иванова, 2013

бодных ассоциаций — метод незаконченных предложений — использует О. Н. Безрукова [8].

Подход к исследованию ассоциаций в социологии, безусловно, отличается от подходов в других науках. Так, например, для психологических исследований важен временный, непостоянный характер ассоциативных связей, смена одних ассоциаций другими [9, с. 99]. Для социологии важны устойчивые характеристики ассоциаций, их социальные основания, взаимосвязь с различными общественными явлениями и общественными процессами.

Формирование ассоциаций тесно связано с процессом социализации человека, усвоения индивидом социальных норм и системы ценностей общества, социальной группы, семьи. Таким образом, ассоциации отражают не только случайные ситуативные взаимосвязи, но и социальные ценности, представляющие собой «наиболее глубокие основания культуры», служащие «мерилом того, что люди считают важным, значимым» [10, с. 106-107].

Как следует из теории социализации, наиболее важна первичная социализация, в ходе которой складываются базовые паттерны поведения и структуры сознания. Основа ассоциативного комплекса формируется у человека в детстве. Сначала социализация происходит в семье, затем в действие вступают агенты вторичной социализации. Среди них важное место занимают средства массовой информации, включая и электронные. Социальные сети и реклама особенно способствуют выработке у «потребителей» устойчивых ассоциаций.

В. А. Ильина, ссылаясь на работу Ю. Е. Прохорова, отмечает взаимосвязь ассоциаций с «базовым ядром стереотипных знаний», которое имеется в структуре сознания носителей одной культуры и отсутствует в структурах сознания носителей других культур [2, с. 8-9]. Действительно, необходимо признать, что ассоциативные связи имеют не только психологическую составляющую, но и обладают значимой социальной компонентой. Определенные социальные факторы способствуют возникновению ассоциативных связей и превращению их в устойчивый комплекс. Сформированные в процессе первичной, а затем вторичной социализации ассоциации могут в свою очередь оказывать влияние на представления, мнение и, в конечном счете, поведение человека даже тогда, когда условия объективной социальной реальности, сформировавшей эти ассоциации, уже изменилась.

Применение ассоциативного подхода в социологии имеет несколько преимуществ по сравнению с использованием других методов. Во-первых, его организация и проведение предельно просты. В «классическом варианте» использования метода ассоциаций в социологических исследованиях респонденту предлагается назвать или написать ассоциации, вызванные определенным стимулом, выбрав их из предложенного набора стимулов. В качестве стимула используют слово, словосочетание, картинку, фотографию или предмет, подобранные в соответствии с целями исследования. Еще более простым является вариант свободных ассоциаций, при котором не задаются направления или рамки ответов.

Во-вторых, как свидетельствует наш опыт использования ассоциативного метода в эмпирических социологических исследованиях, вопросы «на выявление ассоциаций» вызывают у респондентов интерес и «живую реакцию». Обычно процент отказавшихся от ответа невысок, многие отвечающие приводят несколько вариантов ответа.

В-третьих, метод ассоциаций, условно говоря, привносит качественную составляющую в количественное исследование, является своеобразным мостом между качественными и количественными методами. Конечно же, общее количество ассоциаций и долю ассоциаций определенных типов можно подсчитать. Данные такого экспериментального исследования, действительно, обрабатываются для выявления наиболее часто встречающихся ассоциаций на заданный исследователем стимул. В результате исследователь получает «ассоциативное поле». Его «ядро» образовано типичными, наиболее часто встречающимися ассоциациями — именно они, как правило, вызывают наибольший исследовательский интерес. Другая же часть ответов — это уникальные ассоциации. Являясь, на первый взгляд, сугубо индивидуальными, они также отражают социальные особенности изучаемой совокупности объектов. Так, на наш взгляд, значимым показателем является соотношение типичных и нетипичных ассоциаций. Вместе с тем нередко наиболее интересные результаты дает не количественный подсчет, а общее состояние ассоциативного поля. Высокая «плотность ядра» типичных ассоциаций свидетельствует о доминировании стереотипности восприятия тех или иных явлений в общественном сознании и направляет исследовательскую мысль на поиск социальных факторов, обуславливающих «шаблонность» ответов.

В-четвертых, метод ассоциаций дает значительный объем информации. Помимо содержательного компонента он позволяет установить характер смысловой или эмоциональной коннотации. Ассоциации могут нести положительную, отрицательную или нейтральную эмоциональную и смысловую нагрузку, и от этого будет зависеть интерпретация связи ассоциации и стимула.

В-пятых, метод ассоциаций позволяет «вытащить» испытуемого из рамок конкретной ситуации или социальной роли, задаваемых обычно опросниками с преимущественно закрытыми вопросами. У исследователя появляется возможность получить более объективные результаты, не предопределенные заранее заданными формулировками.

В-шестых, ассоциативный метод удобен для исследования явлений и процессов, по которым отсутствуют подробные и достоверные данные, изучение которых еще только начинается. Ассоциативный метод позволяет установить взаимосвязь явлений, процессов, факторов, о содержании которой мы не имеем ясного представления или даже вообще не подозреваем о ее существовании.

Примеры возможных задач, решаемых с помощью ассоциативного подхода в исследованиях отечественных социологов: изучение образа (имиджа) территории; изучение общественного мнения в отношении социальных процессов и явлений, выявление представлений населения по конкретной социальной проблеме, определение эффективности реализации социальных программ в восприятии населения, установление электоральных предпочтений; изучение «социального тонуса» города; изучение субъективных аспектов миграционных процессов.

Л. А. Паутова рассматривает ассоциативный метод на примере изучения ассоциаций, связанных со словом «стабильность», иллюстрирует возможность его социологического применения. На опыте сравнения результатов ассоциативного эксперимента в различных исследованиях показывает возможность получения социологической информации [7]. Е. Красова применяет ассоциативный метод для исследования образов трех ведущих политиков федерального и регионального

масштабов, сложившихся у населения г. Воронежа, — Президента РФ Д. Медведева, Главы Правительства В. Путина и губернатора Воронежской области А. Гордеева [11]. Этот же автор использует метод ассоциаций при изучении имиджа территории. Собственно система представлений населения о статусе города среди других мест и является центральной в исследовании. Его целью стало выявление особенностей восприятия города Воронежа (как идентифицируемой территории) общественным мнением его жителей. Ассоциативный метод удачно комбинируется в данном исследовании с другими эмпирическими методами [12].

* * *

В одном из наших исследований, проводившемся методом анкетирования, респондентам было предложено вписать любое слово или словосочетание, ассоциирующееся у них с городом Магаданом или Магаданской областью. Предполагалось, что этот вопрос послужит способом установления контакта с респондентами, настроит их на более внимательное заполнение анкеты. По нашим наблюдениям, во время раздачи и заполнения анкеты этот вопрос вызвал положительную эмоциональную реакцию респондентов, многие из них оживлялись, улыбались и даже комментировали вопрос. Обработка ответов дала гораздо больше информации, чем ожидалось.

В задачи нашего исследования не входило выявление лингвистических или психологических аспектов ассоциации. Мы стремились выявить «социальную составляющую» ассоциаций, понять, как в приведенных ассоциациях отражаются социальные представления людей, их статусное положение и ролевые характеристики, социальные проблемы региона.

В результате установлены основные типы ассоциаций, группирующиеся по следующим признакам региона: 1) географическое положение; 2) климат; 3) природа; 4) люди; 5) ресурсы; 6) прошлое; 7) проблемы; 8) культура, спорт, повседневная жизнь. Лишь отдельные респонденты не указали ни одной ассоциации.

По коннотации ассоциации можно условно разделить на три категории: положительные, негативные, нейтральные. Положительные ассоциации — слова и словосочетания (мыслеформы), передающие восторг, энтузиазм, благополучие, гордость. К категории положительных ассоциаций можно отнести следующие ответы респондентов: «солнечный», «город родной, город любимый», «тишина, покой», «восхищение», «тихий милый уютный городок», «добрые люди», «красивый», «море, солнце», «теплый», «маленький», «чудный город», «гордость», «чувство таинственного прекрасного родного», «светлый северный город», «самый интересный город на планете», «доброжелательный», «детство», «холодно, но дома». В эту категорию можно отнести все ассоциации, связанные с природой.

Отрицательные ассоциации — слова и словосочетания (мыслеформы), транслирующие, отражающие ощущения безысходности, неблагополучия, грусти респондента. В категорию отрицательных ассоциаций можно отнести следующие ответы респондентов: «отдаленность», «север холод суровый мороз», «печаль, забытый край», «большая деревня», «выживание», «город наших надежд», «ностальгия по старому Магадану», «низкая зарплата», «только не это», «дорого», «как дальше жить», «хочу уехать», «пустота», «нет перспектив», «никому не нужные люди».

Нейтральные ассоциации — слова и словосочетания, констатирующие некую данность, факт, без эмоциональной окраски, отражающие «зависшее состояние», нейтральные ассоциации означают, что индивид в своем сознании никуда не движется: «лагерь, репрессии, ГУЛАГ», «добыча золота», «снег, золото, Охотское море», «город, где мы живем», «столица Колымы», «Дальний Восток», «положительная», «спорт, снег», «моя жизнь», «моя вторая родина».

Следует подчеркнуть, что разделение ассоциаций на положительные, отрицательные, нейтральные носит условный характер. При установлении характера коннотации той или иной ассоциации мы руководствовались данными наблюдениями и здравым смыслом.

Особый интерес представляют ассоциации, связанные с представлениями о местоположении региона. Они «пересекаются» по смыслу с ассоциациями, связанными с проблемами: «далекий край», «далекий город на краю земли», «край, откуда невозможно выбраться», «не выездная территория», «отдаленность». Эти ассоциации показывают наличие ощущений (представлений) респондентов, связанных с оторванностью, невозможностью выезда из региона, и носят, в основном, негативный характер.

«Ядро ответов» очень плотное, что дает основание предположить высокую степень стереотипности в представлениях о регионе. К наиболее типичным стереотипным ассоциациям можно отнести: «отдаленность», «север, холод, суровый мороз».

В результате анализа получилось пять основных видов ассоциаций, их характеристики представлены в табл. 1.

Табпица 1. Связь основных типов ассоциаций с коннотациями и возрастом респондентов

Типы ассоциаций Преобладающие коннотации Возраст респондентов

Природа Положительные 40-60 лет

Ресурсы Положительные 30-55 лет

Прошлое Нейтральные 20-25 лет

Проблемы Негативные 20-30 лет

«Социальные»: люди, спорт, культура, песни Положительные старше 60 лет

Ассоциации «ничем и не знаю» Негативные, нейтральные 20-25 лет

Установлено наличие корреляции между типами ассоциаций, характером коннотации и возрастом респондента. Респонденты в возрасте от 18 до 25 лет наиболее часто указывают нейтральные ассоциации. После 25 лет начинается тенденция к отрицательным ассоциациям. У респондентов старше 55 лет ассоциации носят преимущественно положительный характер.

Есть положительная корреляция между ответом на вопрос и возрастом респондента. Респонденты возрастного периода 20-25 лет преимущественно отмечали ассоциации, связанные с проблемами или с негативным опытом прошлого. Предположительно, такие ответы связаны с особенностями социализации респондентов этого возраста и их стилем, образом жизни, который обусловливает восприятие реальности. Ассоциации показывают вектор внимания человека. В данном случае

этот вектор внимания направлен на проблемы в настоящем, на негатив в прошлом, остальная часть внимания захвачена «чем-то другим», что мешает видеть другие стороны жизни региона: природа, люди.

Респонденты 40-55 лет склонны к ответам, где акцент внимания сделан на «рациональное», на «настоящее» — это ответы, связанные с природным и ресурсным потенциалом региона. Респонденты в возрасте старше 60 лет отмечают чаще ассоциации с положительными качествами людей, с традициями, культурой. Что связано с другими условиями социализации этой возрастной группы, наряду с проблемами, которые есть в реальности, их вектор внимания направлен на природу, на качества человека, на традиции.

Несколько респондентов указали «нестереотипные ассоциации»: «некачественная китайская продукция», «бездушие нашей обл. администрации к братьям нашим меньшим», — также отражающие некоторые проблемы: отсутствие доступа к качественной продукции и отсутствие полноценных условий в городе для содержания домашних животных.

Позднее было установлено, что выделенные типы ассоциаций в целом соответствуют типам, найденным по результатам другого исследования, проведенного другим специалистом.

* * *

С точки зрения социологии смысловые ассоциации представляют собой проявления взаимосвязи между каким-либо объектом, явлением или процессом социальной реальности (подлинной или воображаемой) и возникшей реакцией индивида в определенный момент времени.

Ассоциации у респондента, с одной стороны, отражают его личный жизненный опыт, с другой стороны, отражают социальный опыт общностей, групп, в которые он включен.

Ассоциации респондентов могут не иметь ничего общего с реальной действительностью, так как на них оказывают влияние стереотипы, традиции, социализация, СМИ и много других факторов, вследствие этого отражение действительности в восприятии респондента становится искаженным, трансформированным. Независимо от характера, ассоциации дают сведения о поведении, действиях индивида, а значит, определяют и общественной мнение.

Ассоциативный подход представляется хорошим дополнением к традиционному социологическому инструментарию. Ассоциативный подход не навязывает испытуемому ответы и, в определенной степени, позволяет абстрагироваться от социальной роли, играемой респондентом при ответе на анкетные вопросы.

Как же увязать ассоциативный подход с другими методами и приемами социологического исследования? Наиболее часто в качестве социологического инструментария используются опросы в форме анкетирования или интервью. При этом в предлагаемых опросниках испытуемый часто поставлен в ситуацию жесткого выбора из набора заданных ответов, что ведет к довольно высокой заданности результатов исследования. Полузакрытые вопросы (например, с вариантом ответа «другое») в некоторой степени устраняют этот недостаток, но большинству респондентов, как правило, все-таки проще выбрать один из предложенных вариантов, нежели

составлять собственный ответ. Поэтому предлагаемые варианты ответов в закрытых и полузакрытых вопросах в значительной степени отражают восприятие реальности составителем анкеты, а не респондентом. Обычно открытые вопросы присутствуют в анкетах в небольшом количестве, и респонденты их пропускают, так как они требуют раздумий и затрат времени. Разработчик анкеты, в свою очередь, также сводит к минимуму открытые вопросы, поскольку их обработка трудоемка. Разумеется, профессиональный социолог найдет способ, позволяющий свести к минимуму этот субъективизм. Одним из возможных приемов, как нам видится, может стать использование «ассоциативных вопросов».

Проведение ассоциативных исследований может быть полезно практически на любом этапе исследования. Речь не идет о полном переходе на психологические методы исследований, а скорее о включении отдельных ассоциативных элементов в опросник.

Литература

1. Головин С. Ю. Словарь практического психолога. М.: АСТ; Харвест, 1998. 976 с.

2. Ильина В. А. Ассоциативный эксперимент как способ образования семантического поля // Вестник Московского государственного областного университета. Сер. Лингвистика. 2010. № 5. С. 7-10.

3. Черкасова Г. А. Формальная модель ассоциативного исследования // Scripta linguisticae applicatae. Проблемы прикладной лингвистики. М.: «Азбуковник», 2004. Вып. 2. С. 139-156.

4. Шматко Н. А., Качанов Ю. Л. Территориальная идентичность как предмет социологического исследования // Социологические исследования. 1998. № 4. С. 94-98.

5. Ряболов В. В. Использование ассоциативных исследований в практике маркетинга. ИКФ Альт, С.-Петербург. URL: http://www.altrc.ru/?p=libr_card&item_id=586&group_id=22 (дата обращения: 01.03.2013).

6. Мещерякова Б. Г., Зинченко В. П. Большой психологический словарь. М.: Прайм-Еврознак, 2003. 672 с.

7. Паутова Л. А. Ассоциативный эксперимент: опыт социологического применения // Социология 4. М., 2007. № 24. С. 149-168.

8. Безрукова О. Н. Трансформация семейных ценностей и репродуктивных установок поколения родителей и детей // Проблемы народонаселения в зеркале истории. Шестые Валентеевские чтения. Сб. докладов. М.: МАКС Пресс, 2010. С. 159-167.

9. Горошко Е. И. Языковое сознание: гендерная парадигма. СПб.: Алетейя, 2006. 329 с.

10. Савин С. Д. Культура как фактор динамической стабильности российского общества // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 12. 2010. Вып. 2. С. 105-112.

11. Красова Е. Специфика ассоциативного эксперимента в исследовании образов политиков // Научно-культурологический журнал. 2010. № 13. URL: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=2706& level1=main&level2=articles (дата обращения: 01.03.2013).

12. Красова Е. Бренд-имидж Воронежа в оценках граждан. Научно-культурологический журнал. 2012. № 17. URL: http://www.relga.ru/Environ/ WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid= 3385&level1= main&level2=articles (дата обращения: 01.03.2013).

Статья поступила в редакцию 14 марта 2013 г.

Как выйти из тупика. 16 слов для устранения внутреннего ступора

15 мая 2018

1058716 просмотров

Бывало ли у вас такое, что результат, которого вы хотите достичь, вас мотивирует, все шаги распланированы, но что-то внутри останавливает от действий, и совершенно непонятно — что?

Например, у вас есть четкий план, как заработать денег. Есть силы, и деньги действительно нужны, но вы никак не можете заставить себя начать…

Или так: какое-то дело вас увлекало, а потом вдруг начало угнетать. Например, прекрасный продавец вдруг разлюбил продажи, вдохновленного учителя стало раздражать ведение уроков, а хорошего студента — учеба…

Если вы хотите знать, почему это происходит, а главное, что с этим делать — эта статья для вас.

Мой личный опыт

Я выросла в провинции в бедной семье. Прошла через многие жизненные кризисы, включая банкротство, проблемы со здоровьем, переезд на учебу в другую страну без гранта, с двумястами евро в кармане, и полную смену деятельности.

Я знаю, что возможность оплатить помощь коуча (а то и психотерапевта) есть далеко не у всех и не всегда. Поэтому хочу поделиться с вами моей любимой «палочкой-выручалочкой», которой пользуюсь в ситуациях ступора и самосаботажа, а то и когда просто перестаю понимать саму себя.

Это не просто личный опыт. Технику, которую я хочу вам предложить, я активно исследовала на протяжении нескольких лет с привлечением более двухсот участников — за качество отвечаю:)!

Почему мы впадаем в ступор

Часто причина происходящего с нами кроется в скрытых ассоциациях и внутреннем эмоциональном заряде.

Мое спонтанное, начавшееся как эксперимент и внутренняя игра, исследование, привело к знакомству с современной нейробиологией и когнитивной лингвистикой.

Вот что научные труды говорят об устройстве нашего мышления:

Наш мозг устроен так, что когда требуется что-либо запомнить, это кодируется набором визуальных образов, информацией от органов чувств и связанными со всем этим эмоциями и ощущениями в теле — то есть тем, что уже есть в нашей долговременной памяти. Все эти «кусочки памяти» тоже, в свою очередь, закодированы подобным набором, из-за чего активация одного из воспоминаний активирует целые цепи. Так работают ассоциации и цепочки ассоциаций.

Добавьте к этому знание о том, что лучше всего мы запоминаем то, что окрашено эмоционально. Позитивная это окраска или негативная — для мозга не так важно, главное наличие самой эмоции. Этот механизм выработан эволюцией за миллионы лет: если что-то пугает или радует — значит, это важно и надо реагировать, а о нейтральном можно не беспокоиться и не тратить на него ресурсы.

Чтобы выявить причины внутреннего ступора и суметь его преодолеть самостоятельно, я предлагаю выявить глубинные ассоциации к нужному понятию или ситуации и посмотреть, какой эмоциональный заряд они в себе носят.

Упражнение «16 ассоциаций»

Это упражнение, которое помогает сделать это быстро, мягко и хитрО. Ведь наш мозг обожает выстраивать психологические защиты, чтобы уберечь нас от по-настоящему неприятных и болезненных для психики вещей. Это упражнение, основанное на методе свободных ассоциаций Юнга. Плюс я дополнила его фишками и ключами, которые я нашла в ходе своего исследования.

В узком смысле это упражнение направлено на поиск глубинной ассоциации к какому-то одному важному именно для вас слову, понятию или образу. Если брать более широко (я люблю делать именно так) — это способ переписать «ментальный код», перепрограммировать собственное мышление.

С помощью «16 ассоциаций» можно:

  • построить карту своих ассоциативных связей;
  • отловить деструктивные ассоциации, словно компьютерные вирусы;
  • увидеть корень проблемы;
  • усилить осознанность;
  • получить инсайт.

Вам понадобится лист бумаги, ручка и около получаса свободного времени в тишине. Лист расположите горизонтально и проставьте слева столбиком цифры от одного до шестнадцати.  Это поможет вам сфокусироваться и не запутаться при выполнении упражнения.

Первый этап

Создайте запрос — опишите словом или словосочетанием проблему или задачу, которая вас волнует, и решение которой улучшит качество вашей жизни в ближайшей перспективе. Сформулируйте ее одним словом или коротким словосочетанием.

Например, вы никак не можете сесть за написание диплома — тогда возьмите слово «диплом». Ваша текущая работа начала вызывать негатив? Возьмите слово «работа».

Чтобы сделать результат более глубоким, выпрямите спину, сделайте пару глубоких вдохов и выдохов и переведите внимание внутрь, в низ живота. Поверьте, это работает.

Первый вопрос для самокоучинга:

Что сейчас волнует меня больше всего?

Запишите в верхней части листа слово, которым вы описали вашу проблему/задачу.

Второй этап

Вдохните-выдохните и посмотрите на написанное слово.

Подумайте об этом понятии как о том, что имеет отношение лично к вам, и как об отвлеченном понятии. А теперь запишите 16 ассоциаций к этому слову, которые приходят к вам в голову. Отпустите себя, запишите все слова. Не выбрасывайте слово, даже если оно кажется вам неподходящим — раз оно пришло к вам в голову, значит, это ваша ассоциация.

Третий этап

Теперь соедините слова попарно, как на фотографии: первое со вторым, третье с четвертым и так далее.

Сейчас начинается настоящая работа. В ней два правила, и первое — это честность. Чем честнее, чем искреннее вы будете с собой, тем более мощный эффект получите в результате.

Второе правило: слова не должны повторяться. Если какое-то слово будет возникать в ходе упражнения два или более раз, запишите его отдельно внизу страницы. Потом я расскажу, что с ним сделать.

Когда слова объединены, начинайте работать с каждой парой отдельно, без привязки к основному слову (тому, которое обозначает ваш запрос).

Для каждой пары слов найдите общую ассоциацию — слово, которое объединяет эти два лично для вас. Помните про внутреннюю честность? Ищите ту общую ассоциацию, которая будет именно вашей. Прислушивайтесь к себе и своему телу.

Найденное слово откликается вам? Это именно оно или можно сформулировать точнее? Используйте существительные, глаголы и наречия.

Как помочь себе, если объединяющая ассоциация не находится?

Визуализируйте: представьте каждое слово из пары в виде образа, мысленно отойдите назад и посмотрите на них со стороны. Что их объединяет? Может быть, они являются (или не являются) частью чего-то большего? Может быть, в каждом из этих образов есть общий кусочек, общая часть? Какой это образ? Как назвать его одним словом?

Прислушивайтесь к ощущениям в теле: выпрямите спину, расслабьте плечи, переведите внимание в низ живота и в ноги. Если вы плохо визуализируете, можете искать объединяющую ассоциацию через ощущения.Почувствуйте, какие ощущения в теле вызывает первое слово из пары? А теперь — какие ощущения вызывает второе слово? Что общего между этими ощущениями? С чем они ассоциируются? Опишите это одним словом.

Проверка на честность: когда объединяющая ассоциация для пары слов нашлась, прислушайтесь к себе и к своим ощущениям в теле: это то самое слово? Или есть более точное, именно для вас?

Четвертый этап

У вас получилось восемь слов. Объедините их снова скобками попарно и повторите то же самое, что и в третьем этапе. Помните, что слова не должны повторяться. Если слово повторяется, запишите его внизу и ищите еще одну ассоциацию. Ищите именно ваши слова.

Когда у вас получится четыре слова, повторите то же самое. Обращайте внимание на возникающие ощущения в теле и эмоции. Фиксируйте их, как сторонний наблюдатель, и продолжайте работу.

Теперь объедините получившиеся два слова в одно. Это последнее слово и есть ваша глубинная ассоциация.

На всех фотографиях — мой реальный запрос. Я привела свой личный пример.

Некоторое время назад я поймала себя на том, что приходящая мне на почту рассылка с объявлениями об интересных мастер-классах и вебинарах стала портить мне настроение. А еще я никак не могла заставить себя позвонить в университет, чтобы узнать подробнее о новых программах…

Я сделала свои любимые «16 ассоциаций» и получила глубинную ассоциацию — депрессия!

Упс, какой неожиданный результат! Да, это имело смысл — учеба стала вызывать у меня депрессию. Это именно то, что я чувствовала.

О’кей, и что с этим делать? Давайте посмотрим.

Как работать с результатами

Первое и главное: разделить «мух» и «котлеты». Помните, что все эти слова — всего лишь ассоциации. Депрессия на самом деле не имеет ничего общего с учебой.

Второе: посмотрите на финальное слово и задайте себе вопрос: комфортно мне с такой глубинной ассоциацией или нет? Если для меня учеба ассоциируется с депрессией — как это влияет на меня и мои действия?

Финальное слово может быть и позитивным — и тогда оно может стать ресурсом: той ассоциацией и тем образом, который придает вам сил и желания действовать.

Глядя на результаты упражнения, вы можете осознать, что влияет на ваше восприятие и подсознательное отношение к ситуации. Уже одно это, как правило, дает трансформационный эффект.

Третье: определите негативные и позитивные ассоциации в каждом столбце. Напомню: их пять. Последний — из одного слова. Что обозначает каждый из столбцов?

  • Первый (16 слов) — это стереотипы и убеждения, сформированные в процессе воспитания или под влиянием окружения и среды.
  • Второй (8 слов) — это ментальный уровень: подсознательные мысли.
  • Третий (4 слова) — уровень эмоций. Обратите отдельное внимание на эмоциональную окраску каждого из этих четырех слов.
  • Четвертый уровень (2 слова) и финальное слово составляют то, что я называю «треугольником решения».
  • Финальное слово является глубинной ассоциацией, а пара слов, из которых оно появилось, может быть стратегиями решения запроса или ключевыми вопросами, которые необходимо решить, или нести информацию о выборе, который необходимо сделать.

Посмотрите, в каком столбце больше негативных ассоциаций? Что их вызвало? Откуда проистекают негативные ассоциации?

Где больше позитива? Как эти позитивные ассоциации могут помочь вам в решении вашего запроса? Да-да, уже пошли коучинговые вопросы :).

Четвертое: перепишите «деструктивный код»

Чем больше новых ассоциаций мы приложим к слову, означающему запрос, тем сильнее изменится запускаемая этим словом ассоциативная цепь. Чем ярче будут позитивные образы, чем приятнее они будут для нас (в том числе телесно — мурашки, покалывание, ощущение свободы в плечах и т.п.), тем сильнее будет эффект «перезаписи».

Можно просто повычеркивать негативные слова и заменить их на позитивные.

Эффект будет сильнее, если найти на нашей карте «поворотные точки» (первые негативные слова в горизонтальной цепочке), заменить их на позитивные и вывести новые объединяющие ассоциации вплоть до замены финального слова.

Еще более мощный эффект будет, если перед тем, как искать новые объединяющие ассоциации, вы войдете в ресурсное состояние (например, с помощью медитации).

Мне нравится этот способ, и в случае с «учебой» я пользовалась именно им. «Перезарядив» себя медитацией, я нашла новую объединяющую ассоциацию взамен негативной и вывела заново всю цепочку от нее до финального слова.

И уже на следующий день с удовольствием участвовала в вебинаре.

Пятое: посмотрите на позитивные ассоциации и спросите себя, не ограничивают ли они вас?

Что я имею в виду: например, вы работали с запросом «деньги» и получили в финале слово «достижения» и ощущение, что вот да, получение денег для вас — признание достижений, а достижения — приносят доход…

Как еще можно получать деньги? Не упускаете ли вы денежные подарки, находки, выигрыши и другие способы? Например, на своем мастер-классе я предложила участникам написать самим себе письменное разрешение на разрешение получать доход разными способами, а перед этим мы покреативили на тему, какими эти разные способы могут быть.

Этот способ помогает расширить сознание и убрать рамки.

Шестое: зафиксируйте позитивные ассоциации. Например, с помощью яркого коллажа или рисунка. Кстати, создание коллажа на тему найденных позитивных ассоциаций гарантированно добавит вам инсайтов на тему вашего запроса.

Действуйте!

Совет: сохраните исписанный лист, поставив на нем дату, и выполните «16 ассоциаций» заново с тем же словом-запросом месяца через три. Так вы сможете отследить, что поменялось.

Шеф, что делать, если в ходе упражнения слово появлялось два раза или чаще?

Например, вы работали со словом «деньги», и у вас повторялось слово «сила».

Мой опыт и мое исследование показывают, что когда слово повторяется, это означает, что запускаемая им цепь ассоциаций оказывает влияние на восприятие основного слова (запроса). В приведенном примере внутреннее восприятие силы влияет на отношение к деньгам.

Проделайте упражнение еще раз, но уже с этим (повторявшимся) словом в виде запроса, и посмотрите на результаты.

И напоследок

Современные ученые утверждают, что, вспоминая о событии, мы активируем те же самые нейроны, которые участвовали в его запоминании. Чем чаще что-то вспоминаем, тем сильнее нейронные связи и ассоциативные цепи.

Отсюда следует, что, меняя одно из звеньев цепи, мы меняем и всю цепь. А когда мы делаем это осознанно, то в буквальном смысле перепрограммируем наше собственное мышление и тренируем мозг!

Все участники моего исследования, которые стали самостоятельно и регулярно пользоваться техникой «16 ассоциаций», отмечают существенные изменения к лучшему в каждой из прорабатываемых сфер.

Когда я спрашивала своих клиентов по коучингу: «Какое упражнение или техника дали вам первый мощный толчок в продвижении вперед?», все они назвали «16 ассоциаций».

Конечно, выполнять эту технику вместе с коучем эффективнее. Хотя бы потому, что он будет независимым взглядом замечать ваши реакции и, обращая на них ваше внимание, задавать полезные вопросы, помогать войти в ресурсное состояние для «перезаписи».

Однако, далеко не у всех есть возможность пойти к коучу — как я уже говорила. Поэтому я делюсь с вами моими любимыми «шестнашками». При обычном самокоучинге, когда мы задаем вопросы сами себе, бывает сложно обойти внутренние психологические защиты.

С помощью «16 ассоциаций» это можно сделать мягким и экологичным для психики образом, даже если тема болезненная. К тому же они задают фокусировку на конкретном запросе, конкретной теме.

Лично для меня «16 ассоциаций» стали надежным инструментом саморазвития и самоисследования. Меняйте свое мышление, получайте инсайты и действуйте!

Саморазвитие #Письменные практики #Психология #Самоисследование 

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Блог Терапия, Терапия, ..

Бесплатные ассоциации — это практика психоаналитической терапии. В этой практике терапевт просит человека, проходящего терапию, свободно делиться мыслями, словами и всем остальным, что приходит в голову. Мысли не обязательно должны быть связными. Но это может помочь, если они подлинные.

Кто создал свободную ассоциацию?

Зигмунд Фрейд развивал свободные ассоциации с 1892 по 1898 год.Он планировал использовать это как новый метод исследования бессознательного. В этом отношении он заменил бы гипноз. Фрейд утверждал, что свободные ассоциации дают людям, проходящим терапию, полную свободу исследовать свои мысли. Частично эта свобода может быть вызвана отсутствием подсказки или вмешательства терапевта. Фрейд предложил методику, помогающую предотвратить три распространенных проблемы в терапии:

  1. Перенос. Процесс передачи чувств к одному человеку другому.
  2. Проекция. Процесс проецирования собственных качеств на кого-то другого.
  3. Сопротивление. Практика блокирования определенных чувств или воспоминаний.

Как работает свободная ассоциация?

В традиционных свободных ассоциациях человека, проходящего терапию, поощряют озвучивать или записывать все мысли, которые приходят в голову. Свободные ассоциации — это не линейный образ мышления. Скорее, человек может производить бессвязный поток слов, например, собака, рыжий, мать и шустрый.Они также могут беспорядочно переходить от одного воспоминания или эмоции к другому. Идея состоит в том, что свободные ассоциации выявляют ассоциации и связи, которые в противном случае могли бы остаться незамеченными. Тогда люди, проходящие терапию, могут выявить подавленные воспоминания и эмоции.

Современная свободная ассоциация

Свободные ассоциации по Фрейду в наши дни довольно редки. Даже среди неофрейдистов эта техника используется нечасто. Но современные практикующие психиатры могут использовать модифицированную версию свободных ассоциаций.Они могут попросить кого-нибудь из терапевтов вспомнить все воспоминания, связанные с конкретным событием. Человека, проходящего терапию, можно попросить поделиться первым словом, которое приходит на ум после просмотра изображения, или записать все мысли, которые у него возникают в определенное время.

Критика свободных ассоциаций

Основная критика свободных ассоциаций заключалась в том, что люди могут создавать больше ассоциаций. Это может быть вызвано давлением терапевта. Кто-то, проходящий терапию, может с трудом сказать как можно больше случайных слов и мыслей.Трудности могут возникнуть, даже если человек на самом деле не думает об этих темах. Ассоциации также могут быть случайными и не иметь отношения к психике человека. Например, кто-то может начать с воспоминания о своей матери. Они могут вспомнить тексты песен, связанные с воспоминаниями, а затем начать называть музыкальных исполнителей. Это может создать видимость ассоциаций и воспоминаний, которых на самом деле не существует.

Каталожные номера:

  1. Бесплатная ассоциация. (нет данных). Свободная ассоциация.Получено с http://www.victorianweb.org/science/freud/fassociation.html
  2. .
  3. Джонс, Дж. (Нет данных). О методе свободных ассоциаций. Получено с http://www.freudfile.org/psychoanalysis/free_associations.html
  4. .
  5. Кринг А. М., Джонсон С. Л., Дэвисон Г. К. и Нил Дж. М. (2010). Ненормальная психология. Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

Последнее обновление: 2.07.2019

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

границ | Энтропия, свободная энергия и символизация: свободная ассоциация на стыке психоанализа и нейробиологии

Введение: свободные ассоциации как краеугольный камень психоаналитической практики

Эффективность психоанализа и психодинамических подходов в лечении психических расстройств была объектом многочисленных эмпирических исследований (Shedler, 2010; Steinert et al., 2017). Текущая работа направлена ​​на понимание того, как действуют такие подходы, что отличает их от других терапевтических методологий и их эффективность для долгосрочных психических преобразований (Leuzinger-Bohleber et al., 2019; Woll and Schönbrodt, 2019). Свободные ассоциации, представленные Фрейдом (1913) как «фундаментальное техническое правило» психоанализа, часто рассматриваются как краеугольный камень психоаналитических практик (Bollas, 2008). Таким образом, Барратт (2016, 2017) напоминает, что «Фрейд продолжал последовательно утверждать, что метод свободных ассоциаций является sine qua non его дисциплины» (2017, стр. 39), и предлагает вернуться к корням дисциплины, полагаясь на свободные ассоциативный праксис. Точно так же для Скарфоне (2018): «Свободные ассоциации действительно являются наиболее отличительной и основополагающей частью процедуры, которую мы называем психоанализом» (стр.468). Таким образом, свободная ассоциация оказывается ключевой концепцией для изучения модальностей и эффектов психической трансформации, происходящей от психоанализа и психодинамической терапии. В этих условиях свободные ассоциации определяют способ, которым пациент может спонтанно и безоговорочно сказать все, что приходит в голову. Затем клиницист будет внимательно следить за тем, как пациент переходит от одного представления к другому с большей или меньшей плавностью во время терапевтических сеансов.

Следуя этим предыдущим направлениям исследований, эта статья предлагает синтез, касающийся фундаментальной ценности процессов свободных ассоциаций во время психоанализа и психоаналитической психотерапии.Сначала представлены исторические истоки концепции свободных ассоциаций в психоаналитической теории, а затем обсуждается ее развитие в рамках исследований в области когнитивной психологии (Kahneman, 2003, 2011), нейробиологии (Friston, 2009; Carhart-Harris and Friston, 2010) и нейропсихоанализа. (Солмс и Тернбулл, 2011). Несмотря на значительные различия в этих моделях, мы сосредотачиваемся на связях между психоаналитическими и нейробиологическими концепциями, чтобы подчеркнуть неоднородность психических способов символизации (Roussillon, 2015), тем самым развивая более ранние наблюдения в этих областях (Mancia, 2006; De Masi et al., 2015). В этой связи мы подчеркнем, как было предложено Cieri и Esposito (2019), как «свободные ассоциации предлагают четкий и четкий путь к когнитивной науке, нейробиологии свободной энергии и вычислительной психиатрии, чтобы создать последовательную и прочную связь между психологические и нейробиологические взгляды »(с. 5). Таким образом, свободная ассоциация станет особенно плодотворной концепцией для уточнения понимания терапевтических моделей посредством диалога между психоанализом и нейробиологией (Magistretti and Ansermet, 2010; Panksepp and Solms, 2011; Yovell et al., 2015; Рабейрон, 2016).

Истоки свободных ассоциаций в психоаналитических терапиях и практиках

Исторически сложилось так, что размышления о деятельности мысли и свободных ассоциациях, которые ее характеризуют, возникли в течение 18 века благодаря «экстериоризованным» концепциям Франца-Антона Месмера. Его представление о «животном магнетизме» как о «универсальном потоке», который должен быть гармонично переупорядочен посредством различных процессов (магнетизм, движения рук и т. Д.), Предлагает взгляд на психическую энергию как на внешнюю силу (Méheust, 1999).Эта первая попытка представить «психический поток» постепенно стала более «интернализованной» с развитием психоанализа (Laplanche, 1987; Roussillon, 1992). Тем не менее, несмотря на эволюцию психологических теорий со времен Месмера, идея «потока», который может стать «заблокированным», что приведет к возникновению различных форм психопатологии, никогда полностью не исчезла, и остатки таких идей все еще можно найти в нынешних теориях. свободных ассоциаций (Руссильон, 2009, 2012; Доннет, 2012).

В течение 19 -го и века Пьер Жане вызывал «точки фиксации» в психической деятельности, чтобы описать такое препятствие, а Фрейд (1895) преследовал эту идею в своем проекте по научной психологии , но добавил гипотезу о том, что « первичные защиты »привели к этим точкам фиксации.Оригинальность Фрейда заключалась также в его концепции, что эти защитные механизмы являются следствием травм и предыдущего жизненного опыта, связанного с аффективной и сексуальной жизнью субъекта. Он объяснил, что «сдерживающее латеральное вложение» может защитить субъекта от предыдущих травмирующих событий, вызывая блокировку свободных ассоциаций. Тогда эта защитная архитектура ограничит ассоциативные способности пациента. Позже Фрейд далее заметил, что эти фиксации произошли от ядра «исторической истины» (Freud, 1937) — например, травмирующего опыта, — которое вновь возникнет через навязчивое повторение из-за «слабости силы синтеза» эго (Фрейд, 1941, стр.229).

Затем Фрейд предположил, что психическое функционирование и психопатология можно изучать благодаря свободным ассоциациям в соответствии с особенностями ассоциативного потока и что пациенты могут преодолевать эти фиксации посредством свободных ассоциаций. Он начал использовать этот процесс с гипнозом и спрашивал своих пациентов, первые слова, которые приходили ему в голову, когда клал руку им на лоб. Затем он концептуализировал свободную ассоциацию без гипноза во время своей работы с Эмми фон Н.(Freud and Breuer, 1895) и уточнил свои идеи в The Interpretation of Dreams (Freud, 1900). Фрейд показал, что скрытое содержание сновидения можно расшифровать через мысли, которые пациент спонтанно связывает со сновидением. Позже Фрейд использовал ту же технику в книге « Психопатология повседневной жизни» (Фрейд, 1901), чтобы понять оговорки, забытые слова и т. Д. Затем он использовал свободную ассоциацию с Фрейдом (1905), чтобы проанализировать несколько ее симптомов и снова с Фрейда (1909), чтобы понять источник навязчивого поведения последнего.В своем эссе «О начале лечения » Фрейд (1913) предложил четкую метафору для описания механизмов свободных ассоциаций для своих пациентов: «Действуйте так, как если бы, например, вы были путешественником, сидящим рядом с окном железнодорожного вагона. и описывать кому-то в вагоне меняющиеся взгляды, которые вы видите снаружи »(1913, стр. 135). Для Фрейда этот метод исследования психической реальности и ее бессознательных процессов также выполнял терапевтическую функцию и мог помочь пациенту высвободить поток мыслительной активности.Во время психоаналитического лечения Фрейд помогал пациенту развернуть свободные ассоциации, чтобы восстановить или ускорить «заблокированные» психологические процессы и конфликты. Таким образом, работы Фрейда о свободных ассоциациях определили способ, которым человек спонтанно переходит от одной идеи к другой в психоаналитических условиях, и связи между свободными ассоциациями, психическим функционированием, психопатологическими расстройствами и терапевтическими эффектами психоаналитического лечения.

Таким образом, именно благодаря методу свободных ассоциаций Фрейд пришел к анализу различных слоев психики и различению первичных и вторичных процессов, соответствующих различным «обработкам» психической энергии (Freud, 1915).Во фрейдистской модели первичные процессы характеризуют бессознательную систему, в то время как вторичные процессы связаны с предсознательной-сознательной системой. Говорят, что в первичных процессах психическая энергия течет более «свободно» и формирует (пере) представления вещей в соответствии с галлюцинаторным удовлетворением желания. Мечта возникает здесь как прототип этого типа первичного функционирования, при котором задействуются механизмы деформации с большой податливостью, такие как смещение и конденсация. Для Фрейда модель «идентичности восприятия» преобладает в первичных процессах, поскольку психика воспроизводит посредством галлюцинаций предыдущие приятные сенсорные и перцептивные переживания.С другой стороны, во вторичных процессах психическая энергия должна быть связана, чтобы слова (ре) представления были более стабильными. Способ удовлетворения кажется вторичным, и теперь преобладает «идентичность мысли», поскольку источником удовольствия во вторичных процессах больше не является идентичное воспроизведение предыдущего приятного опыта, а символическое мышление, связанное с первоначальным приятным опытом. В своем отношении к миру психика, таким образом, пожертвовала частью своей свободы в отношении к удовольствию, чтобы приспособиться к реальности, и ассоциативный поток, таким образом, оказывается уменьшенным.

Фрейд предположил, что аналитик должен находиться в определенном состоянии ума, называемом «свободное плавающее внимание», в то время как пациент свободно ассоциирует. Таким образом, аналитики могут использовать собственное бессознательное, чтобы расшифровать бессознательное пациента. Современные психоаналитические модели свободных ассоциаций с тех пор настаивают на этом аспекте и заявляют, что свободные ассоциации полностью эффективны только в сочетании с этой формой свободных ассоциаций, исходящей от аналитика. Эта «общая» свободная ассоциация или соассоциативность (Roussillon, 2011) подразумевает, что пациент свободно ассоциируется в присутствии клинициста и обращается к себе через другого.Таким образом, инаковость выступает как фундаментальное измерение ассоциативного процесса: нельзя свободно выражать секреты своей интимной душевной жизни солипсистским способом; скорее, нужно найти условия для развертывания свободных ассоциаций в интерсубъективных отношениях (Barratt, 2017).

Различные психоаналитики, начиная с Фрейда, утверждали, что эта разделяемая свободная ассоциация действует на очень «первичном» уровне через форму «со-мышления» (Widlöcher, 1996, 2010) или «со-психики» (Georgieff, 2010), характерных для психодинамики. психотерапия и психоаналитическая обстановка.Благодаря процессу переноса спонтанные свободные ассоциации аналитика могут отражать некоторые не проработанные аспекты бессознательных процессов в собственной ассоциативности пациента. Таким образом, мы имеем дело с «аналитическим третьим», то есть слиянием процессов свободных ассоциаций пациента и аналитика на самом первичном уровне (Ogden, 1994). Эшель (2006) более точно описывает процесс «двойственности», составляющий форму «ассоциативности присутствия», когда отношения с психоаналитиком устанавливаются в основном через аффекты.Эта общая и первичная ассоциативность становится питательной средой, необходимой для возникновения «момента встречи» (Stern, 2004), во время которого и клиницист, и пациент чувствуют, что был сделан шаг к процессам созревания и символизации.

Некоторые, еще не метаболизированные, переживания затем «повреждают» ( boursoufler ) свободные ассоциации и поведение пациента в психоаналитической среде, чтобы их можно было разделить и узнать (Roussillon, 2012; Lothane, 2018). Пациент может разыграть — фрейдистское agieren — то, что остается неразработанным из предыдущих страданий и патологических отношений.Например, этот процесс может вызвать «страх распада», описанный Винникоттом (1963), страх, который вновь возникает в результате ранних примитивных страданий. Это также может вызвать возвращение травматических переживаний в галлюцинаторных формах во время терапевтических сеансов (Botella and Botella, 1990). Этот прошлый травматический опыт оставит «узлы» или «следы» на свободных ассоциациях, причем последние «направлены на то, чтобы распутать узлы в психике пациента» (Scarfone, 2018, p. 474). Работа по интеграции и трансформации, действующая через «необузданную» свободную ассоциацию в клинических условиях, поэтому требует, чтобы необоснованный опыт выражался, в частности, посредством передачи, «фрагмент за фрагментом» или «фрагмент за фрагментом», как предлагал Фрейд (1913). ).«Перенос» и общая ассоциативность затем позволяют осуществить процесс перевода прошлых травматических переживаний. Этот процесс позволяет пациенту «заново ощутить» или «заново познать» опыт, который остался неметаболизированным, чтобы улучшить рефлексивное осознавание, которое катализируется и конденсируется в клинических условиях. Таким образом, свободная ассоциация и рефлексивность разделяют потребность развертывания себя через внешность: то, что не может быть представлено и символизировано посредством интрапсихических процессов, должно быть «экстернализовано» благодаря свободной ассоциации и интерсубъективным отношениям, чтобы быть разработанным.

Свободные ассоциации и свободная энергия с точки зрения когнитивной психологии и нейробиологии

В какой степени эти модели свободных ассоциаций разработаны в психоанализе в соответствии с недавними работами в области когнитивной психологии и нейробиологии? Первое сравнение появляется в результате работы Канемана (2003), который фокусируется на понимании и моделировании предубеждений в рассуждениях, изучая их с помощью различных оригинальных экспериментов. Канеман (2003, 2011) предлагает разделение сознания в соответствии с двумя основными способами мышления.Он называет первую «Системой 1» для описания логических заблуждений, возникающих в результате быстрой и неточной мыслительной деятельности, связанной с интуитивным функционированием. Эта Система включает в себя автоматические чувства и наклонности, почти инстинктивна, но все же сформирована опытом. Система 1 выстраивает логические причинности вне сферы сознательного осознания и легко поддается влиянию феноменов внушения и прайминга. Настроение и когнитивная активность также имеют большое влияние на функционирование этой Системы. Система 1 чувствительна к «эффектам ореола» и дает набор приближений в рассуждениях.Канеман приходит к выводу, что человеческий мозг от природы склонен к малейшим усилиям и предпочитает придерживаться наиболее доступной информации. Когда полученные таким образом приближения не повторяются, т. Е. Подтверждаются Системой 2, испытуемые склонны совершать больше когнитивных ошибок. Канеман описывает Систему 1 как «ассоциативную машину», функционирующую через логику «ассоциативной согласованности» в том смысле, что она спонтанно и автоматически конструирует значение из лежащих в основе причинных связей.

Используя оригинальную методологию, исследование Канемана перекликается с попыткой Фрейда отобразить психическую неоднородность через различие между первичными и вторичными процессами.Подходы Канемана и Фрейда можно сравнить с помощью следующей таблицы, основанной на работах Руссильона (2001) и Канемана (2003).

Хотя эти две модели не пересекаются полностью, интересно то, что, несмотря на очень разные методологии, и Фрейд, и Канеман обнаруживают два основных «слоя» психологического функционирования, характеристики которых могут быть переведены из одной модели в другую. Мы могли бы рассматривать S1 и S2, описанные Канеманом, как выражение первичных и вторичных процессов на когнитивном уровне функционирования, даже если различия сохраняются: Канеман анализирует психические режимы функционирования в первую очередь с точки зрения когнитивных и рассудочных механизмов, в то время как Фрейд представляет теорию психика, которая занимается прежде всего своим психоаффективным построением.Можно также добавить, что Фрейд задает вопрос «почему», в то время как Канеман сосредотачивается на том, «как» психика функционирует через эти два процесса. Тем не менее, теории Фрейда и Канемана сходятся в понимании фундаментальной биполярности психических процессов, которые часто работают согласованно и оставляют свой «след» на психическом функционировании и свободных ассоциациях.

Теперь мы обратимся к работе Фристона (2009) по принципу свободной энергии (FEP), чтобы более подробно описать вторую параллель между работой Фрейда по свободным ассоциациям и недавними исследованиями в области когнитивной нейробиологии, зная, что «за последние 10 лет , FEP стала королевской дорогой в диалоге между нейробиологией и психоанализом, мостом между разумом и мозгом »(Cieri and Esposito, 2019, p.3). Первоначально Фрейд изучал неоднородность психического функционирования в соответствии с тем, как психика должна связывать и связывать нервную энергию после сенсорной стимуляции из окружающей среды. В своих Исследованиях истерии (1895) Фрейд и Брейер опирались на теории современных физиков, особенно Германа фон Гельмгольца, чтобы сформулировать различие между «статической» и «кинетической энергией», и Фрейд развил это противопоставление с помощью понятий «Свободная энергия» и «связанная энергия», различающие первичный и вторичный режимы психического функционирования.Позже Фрейд (1920) предположил, что «основная функция психического аппарата — сдерживать количество достигающего его возбуждения», и он задумал невроз как следствие «неожиданности», принимающей форму испуга, вызванного травматическими событиями.

Эти гипотезы присоединяются к недавним теориям Карла Фристона (2013), который напоминает, что каждый живой организм должен сопротивляться второму закону термодинамики, спонтанной тенденции любой физической системы двигаться к состоянию дезорганизации, которое можно измерить с помощью степеней энтропии. .Фристон (2013) предполагает, что биологические организмы должны защищать себя от высокой энтропии, которая может привести к их смерти. Высокий уровень энтропии сигнализирует о более высоком уровне дезорганизации и может исходить из внешнего источника (например, из окружающей среды) или из самого организма (в частности, из-за естественной и спонтанной тенденции к дезорганизации, исходящей из физических и биологических свойств материи). Также опираясь на гипотезы Гельмгольца, Фристон предполагает, что мозг подчиняется тем же принципам и постоянно производит согласованные и предсказательные представления о внешнем мире, чтобы ограничить энтропию и свои собственные неорганизованные состояния.Чтобы ограничить рост внутренней дезорганизации, мозг разрабатывает байесовскую вероятностную модель для определения потенциальных причин ощущений в соответствии с предыдущими убеждениями и опытом. Но эта работа по прогнозированию не идеальна и иногда приводит к несоответствию между данными восприятия из окружающей среды и ментальными представлениями, поддерживаемыми нейронной сетью. Фристон (2009) называет это несоответствие или дезорганизацию «свободной энергией». Это вызовет субъективное чувство удивления, а поскольку психика не может имитировать все возможные встречи с окружающей средой, состояния «удивления» иногда возникают как следствие свободной энергии.

Таким образом, мозг постоянно реагирует на взаимодействия с окружающей средой активным образом (Ramstead et al., 2019), и эти взаимодействия приводят к развитию «генеративной модели», которая позволяет делать прогнозы об окружающей среде. Чем надежнее эти прогнозы — или чем больше мозг ограничивает разрыв между внутренним и внешним миром — тем ниже энтропия, генерируемая в мозгу, и тем меньше эффектов неожиданности. Фристон также утверждает, что эта генеративная модель имеет иерархическую структуру, в которой более высокие уровни церебрального функционирования накладывают ограничения на более низкие уровни.Таким образом, «подавление свободной энергии означает, что каждый уровень пытается объяснить ошибки предсказания на своем собственном уровне и на уровне ниже» (2009, стр. 295). Фристон также описывает сложные отношения между этими иерархическими уровнями, а также процессы «сверху вниз» и «снизу вверх», которые модифицируют нейромодуляцию и механизмы «ассоциативной пластичности» на биологическом и синаптическом уровнях (2009, стр. 300). Его теория, основанная на вычислительной модели, поэтому предлагает понимание нейронных ограничений ассоциативности в зависимости от FEP.

Продолжая работу Фристона по теории свободной энергии и систем, Коннолли и ван Девентер (2017) объясняют, что FEP действует на различных уровнях организма, что эти авторы называют «принципом безмасштабности». Они также опираются на Hobson et al. (2014) утверждают, что существует «иерархическая природа генеративных моделей или моделей виртуальной реальности» (стр. 11), чтобы предположить, что «прогностическая модель организована на нескольких вложенных уровнях, на все из которых влияет FEP через этот рекурсивный процесс обратной связи. » (п.11). Но «хотя психоаналитические психические процессы в основном подчиняются FEP, они, тем не менее, также добавляют свои собственные принципы процесса сверх принципов FEP» (Коннолли и ван Девентер, 2017, стр. 2). Те же авторы продолжают: «Уровень выше (психологический) не может нарушать ФЭП. Однако […] новые организационные принципы появляются на этом уровне, так что он не полностью объясняется ФЭП »(стр. 7). Следовательно, невозможно понять высшие иерархические уровни только через FEP из-за возникающих свойств высшего иерархического уровня функционирования мозга.Организация этих уровней более высокого порядка будет влиять на более низкие уровни, из которых они происходят, и влиять на деятельность на более низких уровнях. Таким образом, субъективность и свободные ассоциации проявляются как функциональный поток, исходящий из неврологической системы, но развивающий новые свойства, влияющие, в свою очередь, на лежащие в основе биологические системы (см. Рисунок 1). Таким образом, в генеративной модели существует несколько уровней (сенсорные системы, память, саморепрезентация и т. Д.), И каждый из них подчиняется различной операционной логике в соответствии с возрастающей степенью сложности.Эти уровни, которые влияют друг на друга через рекурсивные циклы, взаимодействуют между собой и отличаются «наличием марковского одеяла в мозгу, [которое] дает возможность более высоким уровням в мозгу делать выводы о более низких уровнях» (стр. 11) . Как же тогда мы можем изучить эти разные уровни и какие из них являются наиболее фундаментальными?

Рисунок 1. Эта диаграмма предлагает синтез перехода от (1) телесных состояний к (2) иерархическим структурам мозга, к (3) субъективному опыту и (4) свободной ассоциации, выражающей этот опыт. .Между чисто биологическим уровнем и субъективным переживанием существует онтический перекрест, определяющий различия между процессами сознательного психического функционирования. Одеяло Маркова действует как пространство разграничения и связи между этими двумя уровнями в том смысле, что это одеяло образует организационную границу, которая позволяет проявиться субъективному опыту. Это умственное функционирование проявляется в процессах символизации, сформированных ранней интерсубъективностью и переходом через другие, которые ее характеризуют.Эта интерсубъективность, лежащая в основе мысли, постепенно усваивается и принимает форму того, что Бион (1965) называет функцией альфа. Высшие уровни психического функционирования также влияют на более низкие уровни благодаря процессам сверху вниз, в то время как процессы снизу вверх возникают с биологических уровней и порождают процессы сверху вниз.

Коннолли и ван Девентер (2017) предлагают интересный ответ: «Невозможно и даже нежелательно построить полную картину всех возможных уровней органической и нейронной организации выше базового уровня биологической организации, которым является FEP, вплоть до уровень интереса, который здесь психоанализ.Скорее, желательно определить некоторые из наиболее важных форм организации, которые лежат в основе психоанализа, но подчинены FEP, которые могут построить понятный мост между ними »(стр. 12). Авторы продолжают: «Потребуется описание наиболее релевантных и ближайших слоев, которые наиболее тесно влияют на уровень интереса, которым являются принципы психоаналитического регулирования» (стр. 13). Именно это и пытался сделать Фрейд, показывая основные принципы организации психической реальности (принцип удовольствия, принцип реальности, принцип постоянства и т. Д.). Точно так же различие между первичными и вторичными процессами, по-видимому, составляет два наиболее значимых уровня психического функционирования, связанных с конкретными принципами, как предполагали как Фрейд (1900), так и Канеман (2011). Как мы сейчас исследуем, Солмс, Фристон и Кархарт-Харрис также предлагают модель, которая отражает и обогащает психоаналитические модели и моделирование этих принципов, особенно в том, что касается свободных ассоциаций.

Сознание, свободные ассоциации и сеть режима по умолчанию

Марк Солмс открыл важный диалог между исследованиями в современной нейробиологии — особенно работами Карла Фристона — и психоаналитическими моделями, касающимися понятия свободной энергии.В статье, озаглавленной «Сознательное Ид», Солмс (2013), вслед за работой Панксеппа (1998, 2010), подверг критике кортикоцентрический взгляд на психику, который рассматривает кору головного мозга как центр сознания. Сольмс скорее предполагает, что существует первичная и аффективная форма сознания, тесно связанная с ретикулярной системой, которая существует до коры головного мозга. Таким образом, Сольмс утверждает, что сознание изначально зависит от логики, относящейся к фрейдистскому ид, а не от эго. Что касается коры головного мозга, ее основная функция состоит не в том, чтобы производить сознание, а в «стабилизации» объектов восприятия, и это «просто хранилище образов памяти» (Solms, 2018, стр.6). Таким образом, ментальные представления могут достигать предсознательных и сознательных процессов, когда они трансформируются корой головного мозга в материал, достаточно стабильный, чтобы стать объектом рабочей памяти. Другими словами, для Солмса «основная функция коры головного мозга» заключается в создании «стабильных репрезентативных« ментальных тел », которые при активации (или« катектировании ») аффективным сознанием позволяют Ид представить себя в мире. и думать »(2013, с. 14). Таким образом, кора головного мозга будет способствовать появлению «пространства репрезентативной памяти», из которого могут быть развернуты свободные ассоциации.

Солмс также предполагает, что «минимизация свободной энергии является основной функцией гомеостаза» и что «функции гомеостаза и сознания физиологически реализуются в одной и той же части мозга» (Solms, 2018, стр. 10). Тогда сознание было бы «расширенной формой гомеостаза», ведущей к определенной функциональной организации, которая представляла бы адаптивное преимущество. В модели Solms (2013) первичные процессы, по-видимому, принадлежат к первой форме сознания, характеризующейся в основном аффектами и предшествующей вторичной форме сознания, функция которой заключается в стабилизации ментальных объектов.Другими словами, переход от первичных процессов к вторичным процессам будет соответствовать способу, которым свободная энергия становится связанной вторичными процессами, что позволяет стабилизировать ментальные представления и их доступ к вторичной или рефлексивной форме сознания (Solms, 2013). . Но как мог возникнуть этот переход от первичного аффективного сознания ко вторичному сознанию, от свободной энергии к связанной энергии? И как этот переход повлиял на наше понимание свободы ассоциации?

Согласно Кархарт-Харрис и Фристон (2010), этот переход возникает благодаря «сети режима по умолчанию» (DMN).Они полагают, что DMN согласуется с фрейдистскими представлениями об эго, которое могло участвовать в этом переходе от первичных ко вторичным процессам. DMN определяет сеть, которая развивается в детстве и соединяет несколько анатомических зон, которые остаются активными в состоянии покоя, в частности медиальную височную долю, медиальную префронтальную кору, заднюю поясную кору, предклинье и другие соседние области теменной коры (Buckner и др., 2008). Он потребляет больше энергии, чем любые другие области мозга, и этот факт свидетельствует о высокой ассоциативной плотности между этими другими областями.По Кархарту-Харрису и Фристону активация DMN также соответствует снижению активности нижних уровней организации, что предполагает, что она служит для модуляции внутренних и внешних входов или для подавления ошибок прогнозирования (свободная энергия, возникающая из более низких уровней организации). уровни умственного функционирования). DMN в основном задействована в высших ментальных операциях, таких как мета-познание и рефлексивность, как показывают несколько протоколов визуализации (Carhart-Harris and Friston, 2010). Спонтанные колебания в задней части поясной извилины коры, особенно в альфа-диапазоне 8-13 Гц, являются неврологическим маркером функционирования DMN, который Кархарт-Харрис и Фристон дополнительно связывают с возможной интеграционной работой эго (2010, стр.2). Наконец, активация DMN обратно пропорциональна системе внимания, и ее активность, по-видимому, снижается с возрастом, а также у людей с синдромом дефицита внимания.

Основываясь на этих различных элементах, Кархарт-Харрис и Фристон выдвигают гипотезу о том, что функционирование DMN предлагает нейробиологический эквивалент эго Фрейда. Точнее, согласно Фристону (2009), сознательная деятельность, связанная с процессами DMN, будет представлять собой временную меру адаптации между мозгом и окружающей средой.Мозг должен попытаться «исправить» любое несоответствие между внутренней моделью реальности и внешней реальностью. Таким образом, фундаментальная цель DMN будет заключаться в ограничении ее деятельности путем поиска «автоматического» режима, который минимизировал бы необходимые корректировки между внутренней реальностью и внешней реальностью. Cieri и Esposito (2019) также предполагают, что «DMN, кажется, играет ту же функцию посредничества, которую Фрейд приписывал эго, и некоторые авторы говорили о Default Self , чтобы определить DMN как своего рода биомаркер Самости. » (п.6). Они добавляют, что «DMN согласуется с функциями эго и своей целью сдерживать уровни свободной энергии в нижележащих структурах, что является функцией вторичного процесса. Результатом является иерархия DMN сверху вниз, которая направлена ​​на уменьшение свободной энергии, связанной с первичным процессом Фрейда »(стр. 12). Димков (2019) предлагает альтернативную точку зрения, в которой DMN совместно активируется с сетью Center-Executive Network во время процессов регрессии. С его точки зрения, «DMN, кажется, функционирует как третий мыслительный процесс, промежуточный процесс между первичным и вторичным» (стр.170).

Солмс (2013) утверждает, что эта работа по артикуляции и предсказанию действует во время перехода от первичных процессов к вторичным или от аффективного к стабилизированному сознанию. Мир становится более организованным и «предсказуемым» по мере уменьшения эффекта неожиданности. Основная функция сознания состоит в том, чтобы выполнять эту работу по предсказанию через аффекты, информируя субъект о релевантности его генеративной модели. Таким образом, первичное отношение к миру — это аффективное отношение, неразрывно связанное с принципом удовольствия.Вторичное сознание служит для «переработки» непредставленных аффектов, возникающих из-за болезненного несоответствия между внутренним и внешним миром. Когда эффект неожиданности исчезает, эта форма сознания больше не нужна, точно так же, как танцору не нужно размышлять над движениями, выполняемыми тысячу раз. Лингвистические системы (представления слов) позволяют субъекту регулировать эти первичные аффекты, открывая путь формам ассоциативности, подчиняющимся различным принципам.Таким образом, означающие будут участвовать во вторичных процессах, добавляя дополнительную «задержку» и изменяя ассоциативные процессы в зависимости от структурных законов языка (Lacan, 1966). Таким образом происходит переход от первичной ассоциативной логики к языковому аппарату, от аффектов к словесным представлениям (см. Рис. 2). Последние, как отмечает Руссильон и др. (2007) предполагают, тем не менее сохранят «след» этого прохождения через тело в форме определенной «телесности» или «материальности» языка, показывая, что одна форма ассоциативности не заставляет исчезнуть предыдущую.Свободная ассоциация, выраженная лингвистически, таким образом, сохраняет влияние на общее психическое функционирование субъекта, что объясняет его важную функцию в исследовании психики пациента. Для аналитика это эквивалент микроскопа биолога в том смысле, что он позволяет «взглянуть изнутри» на психическое функционирование по мере того, как оно происходит.

Рисунок 2. FEP применяется на разных уровнях умственного функционирования от сенсорной стимуляции до вторичного сознания.Здесь мы указали основные нейробиологические процессы, тип процессов и принципов, эквиваленты во фрейдистской топографии, а также уровень энтропии на каждом уровне функционирования. Следуя гипотезе Димкова, мы предполагаем, что DMN — это процесс артикуляции между первичными и вторичными процессами, а не выражение функционирования вторичного сознания. Таким образом, свободные ассоциации появляются как выражение работы психической интеграции, выполняемой DMN.Следующая диаграмма не претендует на представление «научной» модели психического функционирования, а скорее предлагает общее представление логики функционирования психики и пересечения нейробиологии и психоанализа.

Таким образом, мозг эволюционировал, чтобы моделировать окружающую его среду и уменьшить эффект неожиданности благодаря байесовской модели. Свободную ассоциацию можно рассматривать как отголосок этого процесса, поскольку он отражает функционирование психической реальности, которая сама построена через постоянную связь с окружающей средой, виртуально моделируемой с помощью генеративной модели (Hopkins, 2016).Таким образом, интрапсихическая ассоциативность сохраняет след окружающей среды — «экстернализованную» ассоциативность, с которой столкнулся субъект.

Свободные ассоциации и энтропийный мозг

Кархарт-Харрис расширяет это понимание ассоциативности с помощью теории «энтропийного мозга», которая относится к степени организации или неопределенности сознательных состояний (Carhart-Harris et al., 2014). Согласно Кархарт-Харрис, иерархические структуры мозга расположены внутри континуума в зависимости от различных уровней организации.Первичное сознание, описанное Солмсом, соответствует более высокой степени энтропии, поскольку оно менее «дотошно» в своем отношении к миру и очень податливо. Вторичное сознание, с другой стороны, работает, чтобы уменьшить высокие уровни энтропии, возникающие в результате первичного сознания, путем организации и ограничения познания. Таким образом, первичное сознание более «энтропийное» и гибкое, чем вторичное сознание, которое представляет более высокую степень организации и более низкую степень энтропии.Когда отношение к окружающей среде становится источником неопределенности или недоумения, субъект должен «сдерживать» эту неопределенность. Затем субъект может реагировать по-разному: например, «магическое мышление» будет интерпретировать мир в соответствии с желаниями человека (принцип удовольствия), когда высокий уровень энтропии «переполняет» вторичные процессы. С другой стороны, депрессивные состояния демонстрируют трудность уравновешивания неопределенности, возникающей из-за первичных уровней психического функционирования.В таких состояниях нейровизуализация выявила гиперактивацию DMN, следствие гипертрофированного самоанализа и отчаянной попытки эго контролировать энтропию, проистекающую из первичных процессов. Кархарт-Харрис описывает это движение через теорию «самоорганизованной критичности», которая показывает, как сложная система развивает определенные свойства при критическом возмущении новым поступлением энергии (Carhart-Harris et al., 2014). В узкой переходной зоне между крайними положениями хаоса и порядка проявятся три свойства: метастабильные или переходно-стабильные состояния, чувствительность к возмущениям и склонность к каскадным процессам, называемым «лавинами».Они могли найти свое соответствие в функционировании эго и психопатологическом выражении. Например, лавинообразные процессы могут привести к психотическому коллапсу, показывая, как эго внезапно оказывается неспособным усвоить новую входящую энергию.

Carhart-Harris et al. (2014) экспериментально изучили эти вариации организации и ассоциативности с помощью психоделиков, особенно псилоцибина, и обнаружили, что последний вызывает прототипное первичное состояние сознания с высокой энтропией.Псилоцибин изменяет сознание за счет дезорганизации мозговой деятельности, что приводит к значительному снижению активности ключевых областей мозга, связанных с DMN. Таким образом, психоделики могут генерировать глубокие состояния понимания себя, часто называемые океаническим чувством (Freud, 1930) растворения эго и его границ. Фазы парадоксального сна, начальный и острый психотические периоды и определенные эпилептические состояния также, по-видимому, вызывают регресс к первичному сознанию.Таким образом, как предположил Фрейд, сны и психозы, вероятно, относятся к первичным формам сознания (также преобладающим в младенчестве), тогда как метапознание будет развиваться только вторично (по этой теме см. Также Hopkins, 2016).

Таким образом, возникает различие между двумя основными состояниями познания, первое из которых характерно для состояния сознания взрослого, а второе, присутствующее в младенчестве, вновь проявляющееся посредством механизмов регрессии. Эти два состояния сознания связаны с определенными частотами нейрональной активности, в частности с мощностью альфа-волн, коррелирующей с рефлексивной активностью (Carhart-Harris et al., 2014). Определенным церебральным ритмам соответствует уменьшение энтропии из-за увеличения обмена информацией между нейронными сетями. В частности, использование псилоцибина вызывает снижение активности альфа-спектра, что приводит к субъективному ощущению распада. Под воздействием таких психоделиков мозг ведет себя более хаотично, его иерархическое функционирование становится анархическим, а ассоциативность становится более гибкой, возвращаясь к основным режимам функционирования.Таким образом, терапевтические эффекты психоделиков могут основываться на «экстремальной» форме символизации, отличной от обычной, более «ослабленной» символизации, обнаруживаемой в психодинамической психотерапии и психоанализе. Развертывание свободных ассоциаций и переход через состояния с высокой энтропией позволили бы необходимое расслабление психики, тем самым возродив процессы символизации. Таким образом, исследование свободных ассоциаций кажется решающим для понимания психической интеграции между внутренним и внешним миром.

Свободные ассоциации, символизация и психоаналитические практики

В какой степени эти теоретические модели свободных ассоциаций перекликаются с клинической практикой и влияют на нее? В то время как рассмотренные выше работы по существу сосредоточены на нормальном когнитивном функционировании, клиницисты обычно работают с отказами «ассоциативной машины» или пытаются катализировать процессы символизации благодаря свободным ассоциациям. Когда врач просит пациента выразить словами «все, что приходит на ум», он или она намеревается помочь последнему «развязать» свободные ассоциации, которые приводят к субъективному и сложному сочетанию ощущений, эмоций, образов, слов и воспоминаний.Затем пациент будет спонтанно использовать различные «языки», имеющиеся в его или ее распоряжении, такие как дыхание, движения тела, выражения лица, слова и рассказы, чтобы поделиться своей психической жизнью в клинических условиях. Следовательно, работа свободной ассоциации следует различным способам символизации, чтобы делиться, интегрировать и трансформировать внутренний опыт в рамках настоящих терапевтических интерсубъективных отношений.

Основная форма свободных ассоциаций касается в основном эмоций, возникающих в ходе терапевтического диалога.Эта форма общего сознания, или это «аффективное совместное сознание», основывается на первичных процессах и возникает из регрессивных навыков клинициста на самых первичных уровнях. Как объясняет Парат (2013): «Это формирует возможность межчеловеческих отношений, которые устанавливаются прямо и регрессивно в довербальном, анте-вербальном режиме, и где аффект одного перекликается с аффектом другого. [Эта взаимосвязь], возможно, единственный способ допустить приближение и мобилизацию элементов, отложений первичного подавления »(стр.171). Для Парата позиция клинициста открывает путь к «базовой передаче», выражению, которое приближается к Стерну (2004) «интерсубъективное разделение» или Кристиану Дэвиду (1992) «сопутствующая деятельность». Это разделение аффектов представляет собой первую форму интерсубъективной и недифференцированной ассоциативности, которая позволяет высвобождать несимволизированный психический «остаток». Как показывает работа де М’Узана (1994) над «парадоксальным мышлением» ( chimère ) и концепция «систем совместного мышления» Видлёхера (1996), эта первичная ассоциативность может быть особенно «проницаемой», поскольку она характеризуется психические передачи из бессознательного в бессознательное (Evrard and Rabeyron, 2012).Таким образом, психотерапевтическая диада создает «аналитическую треть» (Ogden, 1994), которая объединяет неразделимые мысли пациента и клинициста.

На более сложном уровне психического функционирования прохождение слов с целью формирования новых цепочек значений разрушает эту первичную и общую форму регрессии. Другими словами, возникает «вторичная ассоциативность», которая требует от пациента выхода из состояния регрессии и интеграции опыта на более высоких уровнях функционирования.Эта работа работает более конкретно через сознательную деятельность и словесное представление, и она уменьшает энтропию, исходящую от более низких уровней умственного функционирования. Затем пациент может развернуть более сложные и второстепенные уровни, включающие стабилизацию ментальных объектов, как предлагает Солмс (2013). Эта работа по стабилизации может участвовать в процессе психической интеграции, о чем свидетельствует, например, пациент, который внезапно становится способным понимать ранее непонятные части своего опыта (аффекты, поведение и т. Д.).). Он производит то, что Фрейд (1937) назвал «конструкцией» — или то, что Бион (1965) назвал «избранным фактом» — реорганизует переживания посредством речи. Здесь, возможно, способами, аналогичными процессам «реконсолидации» следов памяти, описанным Alberini et al. (2013), первичный опыт можно затем снова рассматривать через различные уровни ассоциативных процессов, поскольку языковой аппарат начинает регулировать первичные процессы. Слова тогда приходят на помощь телу и непредставленному влиянию.

Таким образом, свободные ассоциации выступают в качестве важного компонента этой работы по символизации на пересечении первичных и вторичных процессов. Это позволяет субъекту уменьшить свои вложения во внешнюю среду, чтобы повысить внимание к интрапсихической реальности. Подобно метаморфозу гусеницы в своем коконе, здесь пациент может безопасно развить переживания, которые не были интегрированы в психику (Rabeyron, 2019). Таким образом, свободная ассоциация увеличивает свободную энергию, которая до этого содержалась защитными механизмами, такими как подавление и расщепление.Свободные ассоциации увеличивают преобладание первичных процессов, вызывая тем самым регрессивные и галлюцинаторные состояния. Этот регресс к первичным процессам действительно позволяет психической интеграции происходить в сочетании со вторичными процессами в качестве дополнительной системы, необходимой для рефлексивного метаболизма субъективного опыта. Это требует особой психической активности, которая лежит в основе эффектов свободных ассоциаций и соответствует тому, что Бион (1965) называет «альфа-функцией», позволяющей преобразовывать ощущения и эмоции в мыслимые содержания.Фрейд (1900) уже интуитивно понял эту функцию, предположив, что сновидение необходимо для перехода от первичных процессов ко вторичным. Бион (1965), однако, продемонстрировал, что работа сновидений всегда присутствует в психике. Мы «мечтаем» и днем, и ночью, поскольку нам постоянно нужно преобразовывать наши переживания в субъективную психическую материю. Различие между мыслимыми и немыслимыми мыслями проявляется в прохождении через альфа-функцию, которая посредством мембраны различает сознательные и бессознательные процессы.

DMN может быть нейробиологическим эквивалентом альфа-функции, описанной Бионом, функции, которая соединяет различные уровни психической интеграции и, в частности, первичные и вторичные процессы. Работа психической интеграции требует как регрессии сновидений, так и обработки прошлого опыта. Модель Биона (1965) также настаивает на идее, что альфа-функция является результатом интеграции альфа-функции матери. Эта функция включает три фактора: мечтание, дифракционный синтез и контейнер.Первый из этих факторов — мечтательность — возникает, когда мать заботится о ребенке, и является прототипом альфа-функции. Таким образом, работа по артикуляции между психикой и сомой, между бессознательным и сознанием возникает из ранних интерсубъективных отношений между ребенком и матерью. Этот долгий и сложный процесс может объяснить, почему субъективность, с психоаналитической точки зрения, проявляется в человеке через много лет.

Возникновение субъективного опыта через интерсубъективный процесс недавно было исследовано Холмсом и Нолти (2019) с точки зрения байесовского мозга.Они отмечают, что развитие генеративной модели происходит через «заимствование» материнского мозга, и предполагают, что «эта заимствованная модель мозга привносит жизненно важное межличностное измерение в байесовский процесс» (стр. 4). Таким образом, ребенок усваивает опыт материнской заботы, чтобы уменьшить энтропию: «эти воплощенные жесты представляют модель младенца с точки зрения опекуна, помогая ребенку интегрировать первичные сенсорные сигналы […] в закономерности эмоциональных и межличностных последствий» ( п.4). В рамках психодинамической терапии аналогичный процесс возникает по мере того, как субъект развивает свою способность к психической интеграции через интерсубъективные отношения с терапевтом. Эти отношения способствуют возрождению «мы модели» (Frith, 2012), в которой «две головы лучше, чем одна», учитывая, что другая может «знать себя лучше, чем мы можем знать себя» (стр. 5). Таким образом, «одна из ролей психотерапии состоит в том, чтобы реактивировать этот процесс» (стр. 5) посредством развертывания свободных ассоциаций как выражения и развития интрапсихической динамики.Таким образом, свободная ассоциация может возникнуть как совместное соединение двух байесовских мозгов, постепенно ведущее, благодаря их синхронности, к разрушению границ. Таким образом, «терапевтический дуэт для одного помогает творчески связывать потенциально разрушительную свободную энергию» (стр. 6).

Ранние травматические переживания, такие как, например, то, что Винникотт (1963) называет «примитивными агониями», не интегрируются, потому что они вызывают слишком высокий уровень энтропии и, таким образом, не могут быть «связаны» психикой, поскольку не являются достаточным источником удовольствия.Эта неудача интеграции может привести к появлению механизмов, выходящих за рамки принципа удовольствия, таких как принуждение к повторению. Аналитическая работа создает регресс к первичным процессам в безопасной среде терапии, что позволяет деконструировать расщепление, возникшее в результате такого раннего травматического опыта. Благодаря практике свободных ассоциаций пациент может эмоционально переживать эти ранее неметаболизированные агонии. Возврат к начальным уровням также возникнет благодаря мечтаниям одновременно со свободными ассоциациями.Таким образом, свободная ассоциация соединяла бы первичные и вторичные процессы через модальности психической интеграции, позволяя возобновить процессы символизации.

Возможно, именно при переходе от первичных к вторичным процессам терапевтические достижения являются наиболее значительными. Следуя большому количеству уже проведенных исследований первичной интерсубъективности и трансмодальных процессов (Stern, 2000; Trevarthen and Aitken, 2001; Beebe et al., 2016), мы могли бы назвать этот процесс «символизирующим трансмодальность».Это понятие относится к тому, как психотерапия допускает ассоциативный перенос между различными формами символизации. Это результат интерсубъективной ассоциативности, так как он возникает из отношений, сложившихся между врачом и пациентом. Он исследует основные и довербальные способы общения, участвующие в отношениях матери и ребенка, включая последовательность движений тела, ритмы речи, тон, голос, звуки, выражения лица и т. Д. (Stern, 2000). Символизирующая трансмодальность трансформирует то, что субъект пытается исследовать через другой сенсорный аспект.Этот отрывок позволяет субъекту «восстановить» процесс символизации, используя другую сенсорную модальность. Его функция состоит в том, чтобы метафорировать внутренний опыт по мере того, как он движется от наиболее первичных и бессознательных форм к более вторичным и сознательным процессам.

С этой точки зрения аналитический сеанс формирует пространство для увеличения свободной энергии, позволяя субъекту безопасно делать ошибки прогнозов и противостоять эффектам неожиданности. Отсюда этот поразительный парадокс, как уже отмечал Рейк (1936), необходимости для пациентов, а также для клиницистов сохранять способность удивляться во время терапии.Благодаря их повторению — и своим собственным негативным способностям (Bion, 1965) — врачи будут поощрять эффект неожиданности у пациентов. В модели Фристона психика обычно избегает эффектов неожиданности, потому что они обозначают разрыв между внутренним и внешним миром. Однако в рамках психоаналитической терапии необходимы психические механизмы «неожиданности». Например, перенос можно рассматривать как ошибку предсказания, поскольку субъект «путает» врача с родительским имаго.Тем не менее, эта путаница постепенно позволяет субъекту уточнить свою собственную внутреннюю модель, сумев отделить клинициста от этой проекции. Таким образом, на протяжении сеансов эффекты неожиданности могут проявляться как переживания удовольствия, поскольку они могут принимать форму внезапного осознания или «моментов эврики», ведущих к улучшению генеративной модели. Такой опыт раскрывает форму свободных ассоциаций и творчества. Они позволяют пациенту организовать набор внутренних представлений через внешний объект, поддерживающий проекцию внутренней ассоциативности.Встреча с внешним объектом или Другим, свойства которого благоприятствуют процессам символизации, порождает оригинальный субъективный опыт. Таким образом, первоначальный опыт переносится на объект и позволяет субъекту извлечь пользу из символизирующего процесса трансмодальности.

Заключение

Во время психоаналитической и психодинамической терапии пациент переходит от одной идеи к другой и развертывает сигнальную цепочку, состоящую из аффектов и репрезентаций, используя как вербальные, так и невербальные формы выражения.Этот процесс свободных ассоциаций является важным компонентом психоаналитических практик и основан на дополнительных функциях, как показано на рисунке 3. Во-первых, свободные ассоциации позволяют субъекту выражать свой интрапсихический мир посредством повышенного внимания к внутреннему опыту и снижения внимания к окружающей среде. Он позволяет исследовать интрапсихическую реальность — как генератор виртуальной реальности (Hopkins, 2016) — как пациенту, так и терапевту, поскольку последний также находится в особом состоянии психической свободной ассоциации.Подобно снам, свободные ассоциации также допускают возникновение скрытого содержания, связанного с важными и загадочными элементами психической жизни субъекта. В этом смысле он позволяет распознать следы травматических переживаний, вызвавших «постоянные нарушения способа действия энергии» (Holmes and Nolte, 2019, стр. 6), а также следы, оставленные вытеснением определенных диски. Таким образом, как предполагает Бион (1962, 1965), сновидческое состояние, которое сопровождает свободные ассоциации, помогает пациенту трансформировать немыслимые мысли в мыслимые.Эта работа по психической интеграции посредством свободных ассоциаций опирается на динамику «неперевод-перевода» (Laplanche, 1987), чтобы способствовать более глобальной и последовательной разработке психических переживаний. Таким образом, свободные ассоциации становятся важным инструментом синтеза эго. Он улучшает рефлексивность субъекта по мере развития процесса субъективации и способствует символизации непроработанных травматических переживаний.

Рисунок 3. Различные функции свободных ассоциаций.

Как предлагается в этой статье, это психоаналитическое понимание свободных ассоциаций также имеет ряд теоретических параллелей с современными нейробиологическими моделями. Как предполагает Скарфоне (2018), «современное использование идей Гельмгольца в науке о мозге косвенно поддерживает и оправдывает возвращение к свободным ассоциациям в психоанализе» (стр. 468). Активность мысли, по-видимому, соответствует биологической и психологической организации на первичном и вторичном уровнях, когнитивные корреляты которой можно найти в Системе 1 и Системе 2 Канемана (2011).Для Фрейда двухуровневое разделение умственной обработки (первичный и вторичный процессы) связано с переходом от «свободной энергии» к «связанной энергии» в соответствии со сложной и иерархической организацией. В модели психики Солмса действительно есть первая первичная форма сознания, которая функционирует в основном через аффекты и необузданную ассоциативность. Основная функция второй психики — формировать связное представление о мире с помощью вторичных и третичных процессов (Solms and Panksepp, 2012).Каждый из этих уровней работает, чтобы ограничить эффект неожиданности и дезорганизации. Переход между этими уровнями сознания и их режимами ассоциативности может происходить через DMN, целью которого является интеграция и организация внутренней и внешней информации. Как утверждают Сиери и Эспозито (2019): «Фрейдистские конструкции первичных и вторичных процессов, по-видимому, имеют нейробиологические субстраты, соответствующие самоорганизованной деятельности в иерархических корковых системах, а фрейдистские описания эго согласуются с функциями, описанными в DMN. с его взаимным обменом с подчиненными лимбической и паралимбической системами мозга »(стр.12). Таким образом, роль психоаналитической терапии заключается в восстановлении этой интегративной работы.

В заключение мы предлагаем два дальнейших направления исследований, которые могут быть полезны для ориентации будущей работы о свободных ассоциациях. Во-первых, почему существует потребность в «ассоциативном переносе» (от себя к объекту или от себя к другому) для того, чтобы субъект метаболизировал и интегрировал определенное психическое содержимое? Современные исследования синестезии — от греческого «sunaisthesis» или одновременное восприятие — могут ответить на этот вопрос, обращаясь к необычной ассоциации различных чувств.Например, согласно такому исследованию, субъект — особенно люди с аутизмом (Neufeld et al., 2013) — может визуально воспринимать цвета, связанные с определенными музыкальными нотами, числами или буквами алфавита. Таким образом, может возникнуть немедленная и автоматическая ассоциация одного сенсорного восприятия с другим, что обычно подавляется церебральным развитием (Ward, 2013). Такая форма «изначальной ассоциативности» может частично оставаться в психике, в то время как символизирующая трансмодальность возникнет как ее пережиток.Новаторские исследования, объединяющие, например, клиническую и когнитивную парадигмы, связанные с феноменом синестезии, могут, таким образом, привести к лучшему пониманию процессов свободных ассоциаций и символизации.

Второй путь может касаться ограничений эпистемологических подходов к психическим состояниям, возникающих благодаря свободным ассоциациям. Психоаналитики предполагают, что свободные ассоциации действуют не только как работа по синтезу эго, но также как по дезинтеграции субъективного опыта.Так, Scarfone (2018) напоминает, что «лизисная часть анализа буквально означает развязывание» (стр. 473). Растворение, или развязывание, работу анализа можно метафорически сравнить с ядерным делением, определяющим высвобождение энергии, производимой делением тяжелого ядра. Точно так же работа анализа может высвободить несвязанную энергию в процессе свободных ассоциаций. Для Барратта (2017) «в этом заключается различие между нашей дисциплиной и всеми видами терапии, которые отдают приоритет дискурсу синтеза и интеграции» (стр.48). Более того, невозможно представить всю бессознательную психическую деятельность, поскольку свободные ассоциации — это также контакт с неизвестным. Таким образом, с онтической точки зрения, «практика свободных ассоциаций приводит к онтическому изменению — трансмутации в бытии субъективного, — которое эпистемологически не поддается объяснению». (стр.49). По той же причине Скарфон (2018) утверждает, что «вытесненное бессознательное никогда не будет полностью преобразовано в эго» (стр. 476), а часть субъективного опыта всегда будет оставаться «непредставлением» (Дэвид, 1992).Таким образом, существует риск попыток объяснить или «рационализировать» все, что предлагает пациент 43 , и это может привести к псевдопродвижению терапевтического процесса (Stern, 2011). Барратт (2017) также подчеркивает, что с клинической точки зрения «подразумевается, что, хотя человек может научиться слышать голоса подавленных посредством практики свободных ассоциаций, не следует предполагать, что значимость репрессированных полностью переводится на языки репрезентации »(стр.42). Что-то, возможно, должно оставаться неясным — то, что Фрейд называет пупком сновидения — и непереводимым в представимые мысли. Таким образом, продолжает Баррат (2017), одна часть «вытесненного бессознательного обязательно остается неизвестной (то есть непредставимой) именно потому, что она включает в себя импульсы, которые онтологически отличаются от осмысленности репрезентативного» (стр. 42). Такие размышления могут наводить на мысль о необходимости изучить, насколько далеко могут зайти связи между нейробиологией и психоанализом и до какой степени могут быть также, по эпистемологическим причинам, фундаментальные различия в отношении знаний, возникающих из этих двух взаимодополняющих областей.

Авторские взносы

TR написал первый черновик рукописи. CM помог перевести и улучшить качество написания рукописи.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

    Список литературы

    Альберини, К.М., Ансермет Ф. и Магистретти П. (2013). «Реконсолидация памяти, реассоциация следов и фрейдистское бессознательное», в Memory Reconsolidation , ed. К. М. Альберини (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press), 293–310.

    Google Scholar

    Андреасен, Н. К., О’Лири, Д. С., Сисадло, Т., Арндт, С., Резаи, К., Уоткинс, Г. Л. и др. (1995). Вспоминая прошлое: два аспекта эпизодической памяти, исследованные с помощью позитронно-эмиссионной томографии. Am. J. Psychiatr. 152, 1576– 1585.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Анзье Д. (1974). Le moi-peau. Nouv Rev. Psychanal. 9, 195–208.

    Google Scholar

    Оланье, П. (1975). La Насилие де L’interprétation (изд., 2003 г.). Париж: Пуф.

    Google Scholar

    Баррат, Б. Б. (2016). Радикальный психоанализ: очерк свободно-ассоциативной практики. Лондон: Рутледж.

    Google Scholar

    Барратт, Б. Б.(2017). Открытие противоположного: дисциплина слушания и необходимость свободных ассоциаций для психоаналитической практики. Внутр. J. Psychoanal. 98, 39–53. DOI: 10.1111 / 1745-8315.12563

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Биб Б., Мессинджер Д., Марголис А., Бак К. А. и Чен Х. (2016). Системный взгляд на личное общение матери и ребенка. Dev. Psychol. 52, 556–571. DOI: 10.1037 / a0040085

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бион, В.(1965). Transformations: Passage de l’apprentissage à la croissance (Edn 2002). Париж: PUF.

    Google Scholar

    Бион, В. Р. (1962). Aux Sources de L’expérience (издание 2003 г.). Париж: PUF.

    Google Scholar

    Боллас, К. (2008). Мир вызывающих воспоминания предметов. Лондон: Рутледж.

    Google Scholar

    Ботелла, К. (2006). Rêverie-Rêverie et Travail de Figurabilité. Стол Ronde, Débats Sans Frontières. Париж: Société Psychanalytique de Paris.

    Google Scholar

    Ботелла, С., и Ботелла, С. (1990). «La problématique de la régression formelle de la pensée et de l’hallucinatoire», в La psychanalyse: Questions Pour Demain , ed. И. Шиммель (Париж: PUF).

    Google Scholar

    Ботелла, С., и Ботелла, С. (2001). La Figurabilité Psychique (изд., 2007 г.). Paris: в печати.

    Google Scholar

    Брун, А.(2014). Медицинская терапевтическая картина и ассоциативная ассоциация для детей от проблем, связанных с развитием. La Psychiatr. Enfant 57, 437–464.

    Google Scholar

    Бакнер, Р. Л., Эндрюс-Ханна, Дж. Р., и Шактер, Д. Л. (2008). Сеть мозга по умолчанию: анатомия, функции и отношение к болезни. Ann. Акад. Sci. 1124, 1–38. DOI: 10.1196 / анналы.1440.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Cardeña, E.и Винкельман М. (2011). Изменение сознания: мультидисциплинарные перспективы. Лондон: Praeger.

    Google Scholar

    Кархарт-Харрис, Р. Л., и Фристон, К. Дж. (2010). Режим по умолчанию, эго-функции и свободная энергия: нейробиологический анализ идей Фрейда. Мозг 133, 1265–1283. DOI: 10.1093 / мозг / awq010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кархарт-Харрис, Р. Л., Лич, Р., Хеллиер, П. Дж., Шанахан, М., Feilding, A., и Tagliazucchi, E. (2014). Энтропийный мозг: теория состояний сознания, основанная на исследованиях нейровизуализации с психоделическими препаратами. Фронт. Гм. Neurosci. 8:20. DOI: 10.3389 / fnhum.2014.00020

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коннолли П. и ван Девентер В. (2017). Иерархическая рекурсивная организация и принцип свободной энергии: от биологической самоорганизации к психоаналитическому сознанию. Фронт. Psychol. 8: 1695. DOI: 10.3389 / fpsyg.2017.01695

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дамасио, А. Р. (2010). L’autre Moi-Même les Nouvelles Cartes du Cerveau, de la Conscience et Des Émotions. Париж: О. Якоб.

    Google Scholar

    Дэвид К. (1992). La Bisexualité Psychique. Париж: Payot.

    Google Scholar

    Де Маси, Ф., Давалли, К., Джустино, Г., и Пергами, А. (2015). Галлюцинации в психотическом состоянии: сравнение психоанализа и нейробиологии. Внутр. J. Psychoanal. 96, 293–318. DOI: 10.1111 / 1745-8315.12239

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    де М’Узан, М. (1994). La Bouche de L’inconscient. Париж: Галлимар.

    Google Scholar

    Доннет, Дж. Л. (2012). Le procédé et la règle: l’association libre analytique. Ред. Psychanal. 76, 695–723.

    Google Scholar

    Эврард Р. и Рабейрон Т. (2012). Les psychanalystes et le transfert de pensée: enjeux Historiques et actels. Evol. Психиатр. 77, 589–598. DOI: 10.1016 / j.evopsy.2012.05.002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фрейд, С. (1895). Проект научной психологии. Стандартное издание полного собрания сочинений , Vol.I. Лондон: Hogarth Press.

    Google Scholar

    Фрейд, С. (1900). Толкование снов. Стандартное издание полного собрания сочинений , том IV-V. Лондон: Hogarth Press.

    Google Scholar

    Фрейд, С.(1901). Психопатология повседневной жизни. Стандартное издание полного собрания сочинений , том IV-V. Лондон: Hogarth Press.

    Google Scholar

    Фрейд, С. (1905). Фрагмент анализа случая истерии. Стандартное издание полного собрания сочинений , том VII. Лондон: Hogarth Press.

    Google Scholar

    Фрейд, С. (1909). Человек-Крыса. Стандартное издание полного собрания сочинений , Vol.X. Лондон: Hogarth Press.

    Google Scholar

    Фрейд, С.(1913). О начале лечения. Стандартное издание полного собрания сочинений , том XII. Лондон: Hogarth Press.

    Google Scholar

    Фрейд, С. (1915). Бессознательное. Стандартное издание полного собрания сочинений , том XIV. Лондон: Hogarth Press.

    Google Scholar

    Фрейд, С. (1920). За пределами принципа удовольствия. Стандартное издание полного собрания сочинений , том XVIII. Лондон: Hogarth Press.

    Google Scholar

    Фрейд, С.(1930). Цивилизация и ее недовольства. Стандартное издание полного собрания сочинений , том XXI. Лондон: Hogarth Press.

    Google Scholar

    Фрейд, С. (1937). Конструкции в анализе. Стандартное издание полного собрания сочинений , Vol.XXIII. Лондон: Hogarth Press.

    Google Scholar

    Фрейд, С. (1941). Выводы, проблемы, идеи. Стандартное издание полного собрания сочинений , Vol.XXIII. Лондон: Hogarth Press.

    Google Scholar

    Фрейд, С.и Брейер Дж. (1895). Исследования истерии. Стандартное издание полного собрания сочинений , Vol.II. Лондон: Hogarth Press.

    Google Scholar

    Фрит, К. Д. (2012). «Неявное метапознание и мы-мода» в статье , представленной на семинаре «Пререфлексивная и рефлексивная обработка в социальном взаимодействии» (Кембридж: Клэр-колледж, Кембриджский университет).

    Google Scholar

    Георгиев, Н. (2010). Психанализ, нейробиология и субъективность. Neuropsychiatr. Enfance Adolesc. 58, 343–350.

    Google Scholar

    Грин, А. (1995). Обратите внимание на ter les processus tertiaires. Ред. Psychanal. 36, 151–155.

    Google Scholar

    Грин, А. (2002). Idées Directrices Pour une Psychanalyse Contemporaine. Париж: PUF.

    Google Scholar

    Грин, А. (2005). Ключевые идеи для современного психоанализа. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

    Хопкинс, Дж.(2016). Свободная энергия и виртуальная реальность в нейробиологии и психоанализе: теория сложности сновидений и психического расстройства. Фронт. Psychol. 7: 922. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00922

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Канеман Д. (2011). Мыслить, быстро и медленно. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Фаррар, Штрауд и Жиру.

    Google Scholar

    Лакофф, Г., Джонсон, М. (2003). Метафоры, которыми мы живем. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar

    Лапланш Дж. (1987). Nouveaux Fondements pour la Psychanalyse. Париж: Пуф.

    Google Scholar

    Leuzinger-Bohleber, M., Kaufhold, J., Kallenbach, L., Negele, A., Ernst, M., Keller, W., et al. (2019). Как измерить устойчивые психические трансформации при длительном лечении пациентов с хронической депрессией: симптоматические и структурные изменения в исследовании депрессии LAC, посвященном результатам длительного когнитивно-поведенческого и психоаналитического лечения. Внутр. J. Psychoanal. 100, 99–127. DOI: 10.1080 / 00207578.2018.1533377

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лотан, Х. З. (2018). Свободные ассоциации как основа психоаналитического метода и психоанализа как исторической науки. Психоанал. Запрос 38, 416–434. DOI: 10.1080 / 07351690.2018.1480225

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Magistretti, P., and Ansermet, F. (2010). Neurosciences et Psychanalyse. Париж: Одиль Якоб.

    Google Scholar

    Мансия, М. (2006). Имплицитная память и раннее подавленное бессознательное: их роль в терапевтическом процессе (как нейронауки могут способствовать психоанализу). Внутр. J. Psychoanal. 87, 83–103. DOI: 10.1516 / d43p-8upn-x576-a8v0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Méheust, B. (1999). Somnambulisme et Mediumnité. Париж: Les Empêcheurs de penser en rond.

    Google Scholar

    Меллор, М. Дж. (2018). Создание миров во сне наяву: там, где бион пересекается с фронтом формирования и разрушения психической реальности. Фронт. Psychol. 9: 1674. DOI: 10.3389 / fpsyg.2018.01674

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Neufeld, J., Roy, M., Zapf, A., Sinke, C., Emrich, H.M., Prox-Vagedes, V., et al. (2013). Синестезия чаще встречается у пациентов с синдромом Аспергера? Фронт. Гм.Neurosci. 7: 847. DOI: 10.3389 / fnhum.2013.00847

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Огден Т. Х. (1994). Аналитическая третья: работа с интерсубъективными клиническими фактами. Внутр. J. Psycho. Анальный. 75, 3–20.

    Google Scholar

    Панксепп Дж. (1998). Аффективная нейробиология: основы эмоций человека и животных. Оксфорд: Оксфорд UP.

    Google Scholar

    Панксепп Дж. (2010).Аффективная нейробиология эмоционального мозга: эволюционные перспективы и значение для понимания депрессии. Dialogues Clin. Neurosci. 12, 533–545.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Пиклер, Э. (1962). Que sait Faire Votre Bébé ?. Париж: Les éditeurs français réunis.

    Google Scholar

    Рабейрон, Т. (2016). Процесс символизации и репрезентации в пространстве перехода для психанализа и нейробиологии. Evol. Психиатр. 81, 160–175. DOI: 10.1016 / j.evopsy.2015.03.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рабейрон, Т. (2017). Терапевтические медиации и процесс символизации: разумный опыт в моделировании. Evol. Психиатр. 82, 351–364. DOI: 10.1016 / j.evopsy.2017.01.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рабейрон Т. (2018). Конструкции заканчиваются и бесконечные конструкции: психологическая пластика и связь с истинным положением. Анализ 2, 143–155. DOI: 10.1016 / j.inan.2018.07.002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рабейрон, Т. (2019). Processus transformnels et champ analytique: un nouveau paradigme pour les modèles et les pratiques Cliniques. Evol. Психиатр. (в печати).

    Google Scholar

    Рабейрон, Т., Шувье, Б., и Ле Малефан, П. (2010). Clinique des Expériences exceptionnelles: du trauma à la solution paranormale. Evol.Психиатр. 75, 633–653. DOI: 10.1016 / j.evopsy.2010.09.004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Rabeyron, T., и Loose, T. (2015). Аномальные переживания, травмы и процессы символизации на границе между психоанализом и когнитивной нейробиологией. Фронт. Psychol. 6: 1926. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.01926

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рамстед, М. Дж., Кирхгоф, М. Д., и Фристон, К. Дж.(2019). История двух плотностей. Активный вывод есть активный вывод. Адап. Behav. 1–15.

    Google Scholar

    Рейк Т. (1936). Сюрприз и психоаналитик: о предположении и понимании бессознательных процессов, 2014 Под ред. Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

    Руссильон Р. (1992). Du Baquet de Mesmer au Baquet de Sigmund Freud. Париж: PUF.

    Google Scholar

    Руссильон, Р.(2001). Le Plaisir et la Repétition: Théorie du Processus Psychique. Париж: Данод.

    Google Scholar

    Руссильон Р. (2009). L’associativité. Либр. Да. Psychanal. 20, 19–35.

    Google Scholar

    Руссильон Р. (2011). La Disposition D’esprit Clinique. В: Manuel de Pratique Clinique. Париж: Эльзевье.

    Google Scholar

    Руссильон Р. (2012). L’associativité polymorphique et les extensions de la psychanalyse. Карнет. Psy. 162, 27–31.

    Google Scholar

    Руссильон Р., Шаберт К., Чикконе А. и Феррант А. (2007). Manuel de Psychologie et Psychopathologie Clinique Générale. Париж: Массон.

    Google Scholar

    Скарфоне, Д. (2018). Свободные ассоциации, удивление, травма и перенос. Психоанал. Запрос 38, 468–477. DOI: 10.1080 / 07351690.2018.1480232

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сегал, Х.(1957). Обратите внимание на формирование символа. Внутр. J. Psychoanal. 38, 395–401.

    Google Scholar

    Солмс, М., Панксепп, Дж. (2012). «Ид» знает больше, чем допускает «Эго»: нейропсихоаналитические точки зрения и перспективы первичного сознания на стыке аффективной и когнитивной нейробиологии. Brain Sci. 2, 147–175. DOI: 10.3390 / brainsci2020147

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Солмс, М., Тернбулл, О.(2011). Что такое нейропсихоанализ? Neuropsychoa 13, 133–145. DOI: 10.1080 / 15294145.2011.10773670

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Штайнерт, К., Мундер, Т., Рабунг, С., Хойер, Дж., И Лейксенринг, Ф. (2017). Психодинамическая терапия: столь же эффективна, как и другие методы лечения, подтвержденные эмпирическим путем? Мета-анализ, проверяющий эквивалентность результатов. Am. J. Psychiatr. 174, 943–953. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2017.17010057

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Штерн, А.(2011). Психаналитическое исследование в группе, граничащей с неврозами. Quelle thérapie Engager? Ред. Psychanal. 75, 331–348.

    Google Scholar

    Стерн, Д. Н. (2000). Межличностный мир младенца: взгляд из психоанализа и психологии развития. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

    Google Scholar

    Стерн, Д. Н. (2004). Настоящий момент в психотерапии и повседневной жизни. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

    Google Scholar

    Trevarthen, C., и Aitken, K. (2001). Младенческая интерсубъективность: исследования, теория и клиническое применение. J. Child Psychol. Психиатр. 42, 3–48. DOI: 10.1111 / 1469-7610.00701

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Widlöcher, D. (1996). Les Nouvelles Cartes de la Psychanalyse. Париж: Одиль Якоб.

    Google Scholar

    Винникотт, Д. У. (1958). От педиатрии к психоанализу. Лондон: Карнак.

    Google Scholar

    Винникотт, Д. У. (1963). Страх поломки. Психоаналитические исследования (изд., 1974). Бостон: Гарвард UP.

    Google Scholar

    Волл, К. Ф. Дж., И Шенбродт, Ф. Д. (2019). Серия метааналитических тестов эффективности длительной психоаналитической психотерапии. Eur. Psychol. 25, 51–72.

    Google Scholar

    Йовелл, Ю., Солмс, М., и Фотопулу, А. (2015).Случай в пользу нейропсихоанализа: почему диалог с нейробиологией необходим, но недостаточен для психоанализа. Внутр. J. Psychoanal. 96, 1745–1553. DOI: 10.1111 / 1745-8315.12332

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бесплатная ассоциация | Психология вики

    Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
    Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

    Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


    Свободные ассоциации — это психотерапевтический метод, используемый в психоанализе, впервые разработанный Зигмундом Фрейдом.

    В условиях свободных ассоциаций психоаналитическим пациентам предлагается рассказывать обо всем, что приходит им в голову во время аналитического сеанса, а не подвергать цензуре свои мысли. Этот метод предназначен для того, чтобы помочь пациенту узнать больше о том, что он или она думает и чувствует, в атмосфере непредвзятого любопытства и принятия. Психоанализ предполагает, что люди часто находятся в противоречии между своей потребностью узнать о себе и своими (сознательными или бессознательными) страхами и защитой от изменений и саморазоблачения.Метод свободных ассоциаций не имеет линейной или заранее спланированной программы, но работает интуитивно, скачками и связями, которые могут привести к новым личным озарениям и смыслам. При использовании в этом духе свободные ассоциации — это техника, при которой ни терапевт, ни пациент не знают заранее, к чему приведет беседа, но она, как правило, приводит к материалу, который очень важен для пациента. Его цель не в том, чтобы найти конкретные ответы или воспоминания, а в том, чтобы спровоцировать совместное открытие, которое может улучшить интеграцию мыслей, чувств, свободы воли пациента и его самости.

    Предполагаемые факторы, повлиявшие на развитие этой техники, включают версию epoche [1] Гуссерля и работы сэра Фрэнсиса Гальтона. Свободные ассоциации также имеют некоторые общие черты с идеей потока сознания, которую использовали такие писатели, как Вирджиния Вульф и Марсель Пруст. Фрейд разработал эту технику как альтернативу гипнозу, как из-за его предполагаемой подверженности ошибкам, так и потому, что он обнаружил, что пациенты могут восстанавливаться и понимать важные воспоминания, находясь в полном сознании.Однако Фрейд обнаружил, что, несмотря на попытки субъекта запомнить, определенное сопротивление удерживало его или ее от самых болезненных и важных воспоминаний. В конце концов он пришел к мнению, что определенные элементы полностью подавлены и недоступны для сознательного царства разума.

    Практика психоанализа Фрейда в конечном итоге была сосредоточена не столько на воспроизведении этих воспоминаний, сколько на внутренних психических конфликтах, которые держали их глубоко внутри разума, хотя техника свободных ассоциаций все еще играет роль сегодня в терапевтической практике и в изучении разум.

    Использование свободных ассоциаций было предназначено для помощи в обнаружении представлений, которые пациент изначально развил на подсознательном уровне, включая:

    • Перенос — непреднамеренная передача чувств по отношению к одному человеку, чтобы применить их к другому человеку;
    • Проекция — проецирование внутренних чувств или мотивов как приписываемых другим вещам или людям;
    • Сопротивление — удержание ментального блока против запоминания или принятия некоторых событий или идей.

    Психические конфликты анализировались с точки зрения того, что пациенты изначально не понимали, как возникают такие чувства на подсознательном уровне, скрытом в их сознании. Например, некоторые могут не осознавать, что их сильно привлекают люди, напоминающие друзей детства или родственников, или они обвиняют других в том, что они делают или думают о том, что они втайне хотели бы сделать сами. Кроме того, некоторые люди, которые думают, что «Фрейд ошибался» , могут испытывать сопротивление принятию своих подсознательных мотивов, таких как неприятие того, что их «родственная душа» очень похожа на кого-то еще из их детства.

    1. ↑ Питер Кестенбаум, Вступительное эссе к Парижские лекции Гуссерля, 1998

    Свободная ассоциация — IResearchNet

    Свободная ассоциация — это неадекватный перевод на английский язык немецкого термина freier Einfall (что означает «свободное вторжение»), который Зигмунд Фрейд использовал для характеристики идей, вторгающихся в сознание. Фрейд впервые описал это вторжение, когда исследовал причины симптомов, парапраксов (оговорок) и сновидений.В качестве предварительного условия анализа этих феноменов Фрейд требовал, чтобы его пациенты уделяли внимание тому, что анализируется, в то же время приостанавливая свое суждение и сообщая обо всем, что приходит на ум. Затем, казалось бы, не относящиеся к делу идеи часто внедрялись в сознание. Откровенность, требуемая от пациента, составляла фундаментальное правило психоанализа, и то, что ему приходило в голову, сообщал пациент, как метод свободных ассоциаций.

    Мысли и ассоциации, сообщаемые пациентом, не были полными, непрерывными или упорядоченными, и Фрейд предположил, что эти пробелы указывают на бессознательные психологические процессы, которые при обнаружении могут быть вставлены и завершены цепочкой мыслей, которые приведут к источнику. конфликта пациента.Фрейд провозгласил естественнонаучный статус психоанализа, потому что интерполированные бессознательные процессы были логически идентичны ненаблюдаемым физическим процессам, постулируемым в химии и физике.

    Фрейд предположил, что детерминанты цепочки ассоциаций являются внутренними и относительно не подвержены влиянию внешних по отношению к мыслителю, включая бессознательное внушение конкретного аналитика. Следовательно, свободные ассоциации должны способствовать достижению клинической цели построения картины прошлого пациента, которая была бы по существу полной и соответствовала реальной истории пациента.Фрейд прямо заявлял о надежности и валидности метода; различия в ориентации аналитиков лишь незначительно повлияли на то, что сообщили пациенты, и не исказили общей картины. Предложение терапевта пациенту можно было полностью игнорировать.

    Связи, связанные с отдельным элементом сна или симптома, целым ходом мыслей или каким-то сложным аспектом истории пациента, должны были интерпретироваться аналитиком. Фрейд не установил правил, по которым можно было бы руководствоваться или оценивать интерпретацию.Тем не менее очевидно, что он ценил внутреннюю последовательность своих интерпретаций. Для Фрейда было важно, чтобы элементы его интерпретаций были связаны с анализируемым феноменом последовательным образом. Он придавал большее значение этой последовательности, чем соответствию интерпретации прошлому опыту пациента.

    Отсутствие конкретных руководящих принципов для интерпретации свободных ассоциаций предполагает, что на интерпретации могут легко повлиять теоретические взгляды аналитика.Известно, что в клинических ситуациях, напоминающих психоанализ, пациенты производят материал, соответствующий теоретическим убеждениям и ожиданиям их терапевтов. Начиная с середины 1920-х годов с разделением Фрейда и Отто Ранка и до 1960-х годов, возникло множество «школ» психоанализа, каждая из которых находилась под сильным влиянием взглядов своего основателя и поддерживалась различными видами свободных ассоциаций и в значительной степени несовместимыми интерпретациями.

    Эти различия указывают на две фундаментальные проблемы: низкая надежность и обоснованность свободных ассоциаций и основная неопределенность интерпретации.Ясно, что ассоциации не так свободны от внешнего влияния, как считал Фрейд. Тем не менее, очень немногие аналитики ставили под сомнение надежность или обоснованность свободных ассоциаций или поднимали проблему неопределенности интерпретации. Также очевидно, что клиническая ситуация представляет собой очень сложную арену для сбора данных, которые приводят к хорошим теориям о пациентах и ​​клиентах.

    Ссылки:

    1. Macmillan, M. (1997). Фрейд оценил: завершенную дугу.Кембридж: MIT Press.
    2. Макмиллан, М. (2003). Вызовы психоаналитической методологии. В M. C. Chung & C. Feltham (Eds.), Психоаналитическое знание и природа разума (стр. 219-238). Лондон: Палгрейв.
    3. Macmillan, M. & Swales, P.J. (2003). Наблюдения из свалки: Фрейд, Моисей Микеланджело и психоанализ. Американское Имаго, 60, 41-104.

    См. Также:

    Что такое свободное объединение?

    Свободные ассоциации — это инструмент психоанализа, созданный самим отцом психоанализа Зигмундом Фрейдом. Позволяет пациенту выразить все, что приходит ему в голову во время сеанса. Дело в том, чтобы избавиться от фильтров или суждений о том, что они думают, и поделиться ими с терапевтом.

    Свободное объединение имеет теоретическую основу, конкретный способ и конкретные цели. Это фундаментальная часть психоанализа, но люди также используют ее в качестве техники для определенных проективных тестов, таких как тест Рорскаха и тематический тест апперцепции (ТАТ).

    История свободных ассоциаций

    Зигмунд Фрейд разрабатывал эту концепцию в течение 6 лет, с 1892 по 1898 год.Постепенно он взял методы гипноза и катарсиса, которые использовал вначале, и заменил их свободными ассоциациями. Его цель: избежать внушения.

    Фрейд начал играть с идеей свободных ассоциаций после лечения своей пациентки, г-жи Эмми фон Н. в 1982 году. Она прямо попросила Фрейда перестать прерывать ее ход мыслей. Она хотела, чтобы он позволил ей говорить свободно.

    В 1004 году в «Психоаналитическом методе» он рассказал о том, почему именно он решил отказаться от гипноза.После работы с Брейером Фрейд понял, что гипноз дает лишь частичные, временные результаты.

    Однако метод свободных ассоциаций может преодолеть сопротивление пациента. Следовательно, было бы намного легче получить доступ к вещам из их бессознательного (воспоминания, слабые места, символы). Эффект свободной ассоциации также был постоянным. К тому же пациентам не нужно было подвергаться гипнозу для этой техники. *

    Это причины, по которым он заменил гипнотические и катарсические методы свободными ассоциациями.Затем он сделал основным принципом , как получить доступ к бессознательному и погрузиться в него.

    Теоретические основы свободных ассоциаций

    Когда мы говорим, мы выбираем конкретные слова, которые хотим использовать, чтобы придать связность посланию, которое мы пытаемся отправить. Мы все используем этот процесс выбора слов, некоторые люди быстрее, чем другие. Но всегда есть ошибки: оговорки, забвение слова, повторение самого себя и т. Д. Обычно мы игнорируем эти «ошибки» вне терапевтических условий.Но внутри они чрезвычайно важны.

    « Бессознательное устроено как язык ».

    -Жак Лакан-

    Психоаналитики видят в этих «ошибках» проявление вашего бессознательного. Это похоже на то, как то, о чем вы говорите, прорвало ваши защитные барьеры. То же самое происходит со свободными ассоциациями.

    Здесь терапевты освобождают пациентов от их собственного самоконтроля и помогают им забыть их потребность делать свои идеи логичными .Это идеальная среда, чтобы позволить себе увлечься, а своему бессознательному окрепнуть и заговорить. Они открываются, и тогда вы можете получить доступ к их бессознательному.

    « Голос интеллекта мягкий, но он не успокоится, пока не получит слух ».

    -Зигмунд Фрейд-

    Фрейд считал, что выявление сопротивлений людей с последующим их анализом является фундаментальной частью исцеления. Он также думал, что единственный способ добиться этого — свободные ассоциации.

    На самом деле существует три основных метода клинического анализа: свободные ассоциации, толкование сновидений и парапраксис. Однако здесь важнее всего свободное объединение. Фрейд видел в этом методику, которая действительно отделяла психоаналитическую терапию от всех других видов терапии.

    Как именно вы занимаетесь свободными ассоциациями?

    Иногда свободное объединение происходит само по себе. В других случаях это происходит из-за сна, фантазии или любых других мыслей.Но для истинного свободного общения пациент должен доверять своему психоаналитику.

    Они должны понимать, что обсуждение со своим аналитиком не похоже на обычный разговор. Это не то же самое, что разговаривать с другом или знакомым в их повседневной жизни. На заседании не будет абсолютно никакого суждения. Нет ничего правильного или неправильного. В основном все, что они говорят, идет.

    Важная часть — это когда пациент позволяет своим мыслям уносить их. Затем они могут открыто выразить их своему аналитику.Здесь они позволяют бессознательным символам появляться для анализа, интерпретации и проработки. Как только они откроют свое бессознательное, они смогут осознанно проработать . Все дело в том, чтобы не допустить, чтобы что-то стало источником дискомфорта или конфликта.

    «Невыраженные эмоции никогда не умрут. Они похоронены заживо и позже появятся более уродливыми способами.

    -Зигмунд Фрейд-

    Как поощрять правильную свободную ассоциацию

    Конечно, свободное общение будет происходить намного легче, если пациент будет чувствовать себя комфортно.Комфорт имеет отношение как к аналитику, так и к аналитическому пространству. В аналитической среде должно быть как можно меньше стимулов.

    Раньше использовался диван. Пациент ложился, а аналитик находился вне поля их зрения, поэтому они не чувствовали, что наблюдают, оценивают или оценивают . Идея заключалась в том, чтобы помочь им полностью сосредоточиться на своих ассоциациях.

    Аналитик сделал бы пациенту простое утверждение: « расскажи обо всем, » или « скажи все, что придет в голову, любой образ или воспоминание, которое ты думаешь о . Оттуда пациент будет полностью свободен выражать все, что приходит в голову. Им не нужно было бы беспокоиться о том, чтобы быть последовательными или доставить удовольствие своему аналитику.

    Сноска

    * Аналитик мог получить доступ к бессознательному разуму пациента с помощью гипноза; не в этом проблема. В большинстве случаев пациенты выходили из гипнотического состояния и не помнили, что они говорили. Поэтому их сопротивление всегда будет возвращаться в игру. В конечном итоге это оказалось словом аналитика против пациента, и это действительно замедлило ход событий.

    С другой стороны, пациенты полностью сознательны со свободными ассоциациями. Это означает, что они должны взять на себя ответственность за то, что они сказали, когда аналитик попытается это исследовать.

    Это может вас заинтересовать …

    Свободная ассоциация — Йозеф Брейер, Пациенты и психоанализ

    Одна из основных техник классического психоанализа, при которой пациент говорит все, что приходит в голову, без редактирования и цензуры.

    Использование свободных ассоциаций было впервые предложено Зигмундом Фрейдом , основателем психоанализа , после того, как он разочаровался в основанном на гипнозе «катарсическом» лечении истерических симптомов, которое практиковал его коллега Йозеф Брейер (1842-1925) , с помощью которых пациенты могли вспомнить травматические переживания под гипнозом и выразить первоначальные эмоции, которые были подавлены и забыты. Фрейд счел ограничения гипноза неудовлетворительными и начал поиск другого подобного катарсического метода лечения.К концу 1890-х годов он разработал основные компоненты своей системы психоанализа, включая использование свободных ассоциаций в качестве метода исследования бессознательного , выявления подавленных воспоминаний и причин их подавления и предоставления пациентам возможности познать самих себя. более полно. Пациенту, расслабленному на кушетке в своем кабинете, было предложено участвовать в свободном объединении идей, которые могут дать полезные идеи, и откровенно раскрыть все, что приходит в голову. Фрейд, сидящий позади пациента, выслушивал и интерпретировал эти ассоциации.

    Для того, чтобы свободное общение было эффективным, важно, чтобы пациент мог свободно делиться своими мыслями независимо от того, являются ли они логичными, последовательными или социально приемлемыми. Даже мысли, которые кажутся банальными, причудливыми или смущающими, следует сообщать без колебаний. Поначалу свободные ассоциации могут быть затруднены, потому что люди привыкли редактировать свои мысли, представлять их в логической, линейной манере и опускать потенциально смущающий материал. Однако эта техника становится более удобной с практикой и при поддержке терапевта.Чем точнее пациент может воспроизвести свой поток сознания , тем больше вероятность того, что защита будет снижена и вытесненный материал будет обнаружен. Помимо содержания самих мыслей, связи между ними также могут дать терапевту важную информацию.

    Свободное объединение

    Судя по всему, F немного не в состоянии найти термины социальной работы, поэтому на этой неделе мы говорим о менее обсуждаемом термине: свободная ассоциация.Свободные ассоциации были разработаны и использовались Фрейдом на протяжении всей его работы в области психоанализа. Хотя это довольно простой процесс, на самом деле он может оказаться довольно сложным, если вы попробуете его сами! Прежде чем я расскажу слишком много, давайте начнем с типового вопроса, чтобы мы могли лучше понять этот термин.

    Пример вопроса:

    Что из следующего НАИБОЛЕЕ описывает процесс свободных ассоциаций в терапии?

    A. Процесс временного рассмотрения взаимосвязанных проблем клиента как отдельных сущностей, чтобы решения были более управляемыми

    Б.Процесс выяснения чувств клиента с целью поощрения дальнейшего выражения чувств

    C. Процесс предоставления клиенту подсказки, позволяющей выразить определенные мысли или эмоции

    D. Процесс поощрения клиента к выражению любых мыслей или эмоций, которые приходят в голову

    Часто клиент изо всех сил пытается сказать, что у него на уме. Они могут судить о своих мыслях, бояться осуждения или даже просто не знать, что сказать.Свободное общение может быть полезно, потому что оно дает клиенту возможность открыто выражать свои мысли и эмоции, независимо от того, насколько маленькими или тривиальными они могут казаться клиенту. Фрейд разработал это с идеей, что, выражая все, что приходит в голову, это позволяет бессознательным мыслям стать осознанными и, таким образом, позволяет получить больше понимания. Согласно «Словарю социальной работы», свободное объединение определяется как «терапевтическая процедура, наиболее часто используемая в психоанализе и других инсайт-терапиях, при которой профессионал побуждает клиента выражать любые мысли или эмоции, которые приходят ему в голову.Клиент долго вербализирует, и терапевт не дает отвлекающих внешних сигналов, которые могли бы повлиять на представляемый материал »(Barker, 2003).

    Ответ:

    Лучший ответ на вопрос здесь — D. A неверен, потому что он лучше подходит для процесса, называемого частичным, который используется для определения приоритетов проблем клиента, чтобы было легче найти решение. B неверен, потому что он лучше определяет использование отражения контента с клиентом.Наконец, C неверен, потому что, предлагая клиенту подсказку, он лишает его способности выражать любые мысли или эмоции, которые приходят в голову. Кроме того, терапевт не обязательно ищет конкретную мысль, а скорее позволяет клиенту свободно выражать свои мысли.

    На следующей неделе: гендерные роли

    Считаете, что наш простой и разумный подход может помочь вам СДАТЬ экзамен LMSW? Если вы готовитесь к экзамену по социальной работе, ознакомьтесь с нашими учебными материалами LMSW.Узнайте больше о нашей подготовке к экзаменам на домашней странице Therapist Development Center.

    Ищете дополнительные практические вопросы и несколько советов по обучению? Ознакомьтесь с нашим новым руководством по экзамену по социальной работе:

    Подпишитесь на нашу рассылку и оставайтесь на связи!

    .

    Leave a Reply

    Your email address will not be published. Required fields are marked *