Close

Симон сталенхаг картины – Simon Stålenhag Art Gallery

Симон Сталенхаг : ретрофутуризм . Чёрт побери

Швед Симон Сталенхаг пока не является мэтром в области изобразительного искусства, но работы молодого художника уже чрезвычайно популярны в сети. Автор был замечен благодаря необычному сочетанию на картинах технологий будущего и пасторальных пейзажей, которое искусствоведы обозначили как «ретрофутуризм» и «неосоцреализм».
Природная красота шведского ландшафта с малых лет зачаровывала художника и дизайнера
Симона Столенхага (Simon St?lenhag), выросшего в пригороде Стокгольма. Именно изображая пейзажи
и животных в духе любимых шведских художников, он впервые серьезно увлекся живописью.
В последствии Столенхаг превратил хобби в карьеру, и до сих пор пишет те же пейзажи, вот только теперь они наполнены роботами, динозаврами, и невероятными машинами.

Столенхаг придумал целую предысторию, которая сформировала антиутопичную реальность его картин:
«В 1950-х правительство запустило огромный ядерный ускоритель и научно-исследовательскую лабораторию всего в нескольких километрах от Стокгольма. Лаборатория расположена под землей и выпускает большое количество экспериментальных технологий. Вплоть до 70-х все идет отлично, но потом система начинает разрушаться. Начинают происходить плохие вещи. Изображения на моем сайте показывают жизнь людей того мира, и как на нее повлияло фиаско исполинского научного проекта. Никто не знает, чем все это закончится».

chert-poberi.ru

Simon Stålenhag — II: haritonoff — LiveJournal

Симон Сталенхаг-то (помните Симона Сталенхага?) рисует ещё и добротный палеоарт.

Эриопс:

Мастодонзавр:

Диметродон ловит парусом лучи рассветного солнца:

Герротораксы — триасовые амфибии, разновидность темноспондилов, длиной около метра, с костяной бронёй и сохраняющимися у взрослых особей (как у современных протеев и аксолотлей) жабрами. На сушу они, скорее всего, не выходили, и были придонными хищниками — на последнее обстоятельство указывает строение их челюстей: верхняя часть черепа могла откидываться, словно крышка унитаза, на 50°, позволяя хайлу широко открываться, даже если нижняя челюсть была прижата к грунту:

Пара робертий — триасовых дицинодонтов, группы терапсид, во главе с листрозаврами пережившими пермское вымирание и процветавшей в триасе:

Платеозавры:

Два целофиза, одни из ранних представителей ветви динозавров, породившей птиц. Достигая от двух до трех метров в длину, целофизы весили всего 15-30 кг, отлично бегали и были опасными хищниками, способными охотиться на ящеров крупнее себя:

Янхуанозавр развлекается, с топотом и хохотом пробегая между двумя стегозавридами-чунцингозаврами и пугая их. Дело происходит в провинции Сычуань в юрском периоде:

Ихтиозавры:

Компсогнат — метровый хищник весом всего в пару-тройку килограммов на берегу европейского внутреннего моря в самом конце юрского периода. Он похож на целофиза, но между ними лежит эволюционный путь длиной в 70 млн. лет — дольше, чем от вымирания динозавров до наших дней. Физиологией это более птица в облике динозавра, чем пресмыкающееся:

Над ним летают рамфоринхи — хвостатые птерозавры, более ранние и примитивные, чем птеродактили (те были бесхвостые). Последние данные свидетельствуют о том, что они охотились подобно современным морским птицам, ныряя за жертвой в воду. И летали они как птицы — руля хвостом, держа голову параллельно земле (это узнали по расположению костного лабиринта внутреннего уха). Представители отряда птеродактилей, наоборот, обычно держали головы под уклоном:

Диморфодоны, одни из самых ранних рамфоринхов. Крупные черепа на самом деле были очень ажурными и легкими. В отличие от более поздних летающих ящеров, диморфодоны уверенно чувствовали себя на земле, проворно бегали на четырех конечностях и могли достигать метра в длину с размахом крыльев до полутора метров.

Археоптериксы (видимо, петух и пара куриц) — земляки и современники компсогната. Рамфоринхам было еще вольготно в небе, пока птицы были такими:

А вот в конце мела, когда птицы уверенно заняли место в небесах, птерозаврам остался лишь крупный размерный класс. Таковы были верхнемеловые птеранодоны, достигавшие семи метров в размахе крыльев. Питались эти гиганты рыбой и мелкими рачками, малый удельный вес позволял им неплохо держаться на поверхности воды. Киль на голове, возможно, заменял им отсутствующий хвост в качестве руля, а у более «гребнистых» их родственников мог служить и парусом на плаву — грести с такими простынями-перепонками на лапах затруднительно:

Плезиозавры:

Современники птеранодона — гесперорнисы. Эти двухметровые птицы не могли летать и даже ходить, как пингвины, и по суше, похоже, лишь ползали. Их челюсти несли растоящие зубы (а не просто роговые выросты клюва, как у современных рыбоядных птиц):

Ихтиорнис, хорошо летающая зубастая птица того же времени, размером с чайку и ведущая похожий образ жизни:

Троодоны:

Тиранозавр:

20

Джоанна Уоло:

В прошлый раз мы спорили, какое время и что за мир на картинах Симона. Вот что говорит он сам: «Мир в моих картинах — это альтернативная версия шведской сельской местности. Я добавил несколько основных научно-фантастических штрихов, таких как антигравитационные технологии и некие деформации времени. Поэтому, динозавры… большая часть других вещей, вроде реакторных башен и странной архитектуры».

23

24

Ламбеозавры:

«Идея состоит в том, что мир моего искусства состоит из науки и техники, а люди в моих картинах просто занимаются своими повседневными делами».

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

«Это своего рода проекция времени и места, в которых я вырос — конец 80-х, начало 90-х Швеции, начало современной эпохи интенсивной приватизации и конструирования всеобщего благосостояния в государстве. Тогда была тенденция альтруистического использования технологий. В моих картинах я прочувствую каждый элемент, представляя, что правительство выполняет своего рода исследовательский проект с научным центром где-нибудь глубоко под землей, который пронизывает каждую часть общества».

44

45

46

47

48

49

haritonoff.livejournal.com

«Когда нельзя молчать» или новые работы Simon Stalenhag

Давненько я ничего не выкладывал, и честное слово, еще 10 минут назад, от написания этих слов, у меня и в мыслях не было вновь что-либо публиковать. Развалившись на не самом удобном кресле, я занимался привычными для меня делами — увиливанием от работы. И хоть цель одна, сам процесс этот волен варьироваться изо дня в день. Сегодня он возник в образе мысли — «А не посмотреть ли, чего новенького выложил Simon Stalenhag» — так горячо мной любимый артист. И в тот самый момент, когда через паршивый роутер данные наконец соизволили появиться на экране моего ноутбука, хоть я и не знал об этом — сей материал уже был готов, он просто ждал освобождения. 

Simon Stalenhag, о котором здесь уже писалось ранее… и если моя память не подводит — неоднократно, родом из «далекой», северной страны, значимых деятелей искусства которой можно пересчитать по пальцем одной руки. — Не принимайте всерьез это преувеличение, и тем не менее суть такова, что Stalenhag уверенно вырывается из тернии CG, и движется по направлению к более всестороннему признанию.

Саймон является тем самым счастливчиком, которым желает стать каждый артист, — нашедшим свой собственный стиль, технику исполнения по которой его можно узнать среди множества других художников. И на этом он не остановился, он продолжал развивать свои умения и фантазию, и в результате создал собственный мир, — мир столь знакомый, но странный в его проявлениях.

В той части вселенной прошлое столкнулось с будущим, образовав взаимовыгодный симбиоз. Там над захудалыми городками прошлого века то и дело пролетают судна обуздавшие гравитационные поля. Роботы там стали чем-то обыденным, и по видимому объектом привлекающим детишек, желающих познать, как же эта махина работает. Вне города там можно найти странные конструкции, не ясного назначения. А в местах где кипит жизнь, в воздух взмывают неоновые билборды. Взирая на эти картины, ты начинаешь ощущать себя частью того мира… и если бы это было так, я настоятельно бы порекомендовал держать ухо в остро, ведь за очередным поворотом, в заросшем кювете, путника уже могут ожидать таинственные создания. А в иной раз и динозавры могут преградить дорогу…

…к слову о последних. В некоторых ранних работах Саймона действительно можно было наблюдать древних ящеров, которых мы так любили в детстве… да ладно, мы все до сих пор любим динозавров; теперь же эти создания до ныне появлявшиеся в несвойственных им местах и мирах, наконец изображены в родной среде, и выглядят они в ней безусловно потрясающе. Насыщенные цвета, детали… вот в каком периоде Саймону удалось разыграться по настоящему. 
Проект этот является заказом Шведского исторического музея Стокгольма, открывшегося в конце марта этого года. И если по пути в магазин, вы когда-нибудь решите завернуть в Стокгольм, выделите время и для посещения этого музея. 

Много текста, мало смысла — поэтому я просто предложу вам наконец посмотреть галереи ниже и решить самим, заслуживает ли Simon Stalenhag ту дозу внимания, которую я выделил для него.

P.S. ниже представлены преимущественно новые работы артиста, опубликованные в течении последних нескольких месяцев. Хотите больше? Тогда вам — сюда.

P.P.S. изображения высокого разрешения, да простят меня обладатели медленного интернета. 

shazoo.ru

Саймон STÅLENHAG — Все интересное в искусстве и не только.

Его идиллические шведские местности населены монстрами, роботами и многими другими неожиданными вещами.

Будущее…. Надеюсь, оно все-таки наступит…. И будет технологически развитым миром. Мы построим станции на Луне и Марсе, исследуем каждый камень в Солнечной системе и отправим человека к далёким звёздам. Мы решим энергетический вопрос и обеспечим потомков таким количеством чистой энергии, сколько им понадобится.

«Трудно сказать, как долго мы пробудем без контактов, и какими они будут, эти контакты с другими цивилизациями, но мы знаем, что что-то определенно происходит там, во внешнем мире».

Саймон является тем самым счастливчиком, которым желает стать каждый художник, — нашедшим свой собственный стиль, технику исполнения.

И на этом он не остановился, он продолжал развивать свои умения и фантазию, и в результате создал собственный мир, — мир столь знакомый, но странный в его проявлениях.

сайт

tanjand.livejournal.com

Simon Stalenhag Artwork

В иллюстрациях художника из Стокгольма, можно увидеть не просто технику и роботов, а целый мир созданный в фантазии одного человека и то, каким-бы он мог быть. Симон Сталенхаг родился в пригороде Стокгольма и принимал участие во многих проектах, начиная от обложек для книг и заканчивая фильмами. Его работы не оставили нас равнодушными, впрочем, лучше один раз увидеть…

All images © Simon Stålenhag

14

SHARESПоделитьсяТвитнуть

thecourage.ru

Постапокалипсис маслом

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Фантастика какая-то. От этих картин по каким-то необъяснимым причинам невозможно отвести взгляд.

Шведский художник Саймон Сталенхаг пишет смесь из научной фантастики в духе Лема и Булычева и незатейливого, трогательного быта европейских 80-х. Теплые ламповые картины, в которых соединяет старенькую автомобильную классику, спокойную природу, постапокалиптических роботов и трогательных, вечно любопытных детей.

И делает он это так, что мозгом понимаешь, что это просто фантазия, что так быть не может, но все равно веришь.

Война закончилась, ядерная зима прошла, жизнь налаживается, дети растут. Роботы немножко поржавели, и динозавры откуда-то взялись. А так — все нормально, жить можно. И очень хочется туда.

www.adme.ru

Футуристические иллюстрации Simon Stalenhag / Иллюстрации / Funtema — развлекательная сеть

Фантазии на тему будущего через совсем немного лет.


Художник из Швеции Саймон Сталенхаг (Simon Stalenhag) с помощью своих картин показывает миру представление о будущем, которое ожидает человечество. Совсем не позитивные работы получаются, хоть и доля правды в них определенно есть.

















funtema.ru

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *