Close

Прогноз курса доллара форум: Форум валют Доллар США/Российский рубль (USD/RUB) — Investing.com

Содержание

Прогнозы по курсу доллара США объявили в Нацбанке РК

14 Января 2022 15:32

НУР-СУЛТАН. КАЗИНФОРМ – В Национальном банке РК рассказали об ожиданиях по динамике финансовых рынков в 2022 году, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Дальнейшая ситуация с COVID-19, траектория денежно-кредитной политики ФРС и других центробанков, ускорение инфляции в мире – все эти основные факторы будут определять динамику рынков в 2022 году. Восстановление мировой экономики продолжается, ОЭСР ожидает рост глобального ВВП на 4,5% в 2022 году. Согласно декабрьскому прогнозу Национального банка, экономика Казахстана вырастет на 3,9-4,2% в текущем году при среднегодовой цене на нефть 70 долларов США за баррель», — отмечает заместитель председателя Национального банка РК Алия Молдабекова.

Эксперт отдельно остановилась на факторах, которые оказывают непосредственное влияние на наш валютный рынок.

«Во-первых, одним из фундаментальных факторов для тенге является цена на нефть, динамика которой продолжает чутко реагировать на ситуацию с COVID-19. По мнению большинства аналитиков, перспективы рынка нефти остаются положительными – постепенное восстановление спроса продолжится, что с учетом наблюдаемого незначительного дефицита предложения нефти, означает рост цен на «черное золото». Важную роль будет играть дальнейшая политика стран ОПЕК+ и темпы наращивания добычи. Однако основными рисками для рынка энергоносителей остаются риски ухудшения ситуации с COVID-19 и отмены эмбарго США на экспорт иранской нефти», — пояснила Алия Молдабекова.

Во-вторых, как отметила зампред Нацбанка, на мировых финансовых рынках одной из основных тем остается дальнейшая политика ФРС США. После последнего заседания ожидания по скорому увеличению ставок значительно усилились. Рынок уже рассматривает прогнозы не трех, а четырех повышений ставки ФРС в 2022 году.

Повышение ставок ФРС США – негативный фактор для рынков с развивающейся экономикой, влекущий за собой укрепление доллара США и, как следствие, отток капитала и увеличение стоимости заимствования для стран ЕМ. Но с другой стороны, некоторые аналитики отмечают, что глобальное укрепление курса доллара США в 2021 году уже заложило ожидания по реализации сценария более скорого повышения ставки, чем ожидалось.

«Поэтому мы не ожидаем значительного укрепления доллара США при сохранении текущего фона на финансовых рынках. Определяющими внутренними факторами для тенге будут дальнейшая динамика по дедолларизации/долларизации вкладов и состояние платежного баланса. Несмотря на то, что цены на нефть выросли и способствуют росту объемов казахстанского экспорта, импорт также продолжает расти и оказывать давление на тенге. Зависимость от импорта является одной из причин, ограничивающих дедолларизацию населения и бизнеса. Хочу отметить, что Глава государства уделяет особое внимание повышению эффективности монетарной политики и четко отметил важную роль обеспечения стабильности на валютном рынке для устойчивого экономического роста. Совместные усилия Правительства и Национального Банка в 2022 году и в среднесрочной перспективе будут направлены на снижение импортозависимости, стабилизацию и снижение инфляции до уровня целевого коридора, что будет способствовать балансу и стабильности на валютном рынке», — заключила Алия Молдабекова.

Ранее в Нацбанке рассказали о ситуации на нефтяном рынке и основных факторах, повлиявших на динамику цен в 2021 году.

Эксперт озвучил прогноз курса тенге к доллару в Казахстане

С 28 марта курс доллара в Казахстане снизился более чем на 30 тенге. Аналитик Арман Байганов перечислил факторы, которые могли повлиять на укрепление национальной валюты.

Тенге у нас к рублю «привязан». Сейчас курс относительно стабилизировался, укрепился рубль. Что на это повлияло? Во-первых, прошедший раунд переговоров между Россией и Украиной в Стамбуле. Как известно, решено сократить военную активность. Есть надежда, что военные действия могут закончиться. Во-вторых, в России повысился спрос на рубли и валюта укрепилась. Эти факторы повлияли на укрепление тенге. Экономист Арман Байганов

К факторам, которые могли отразиться на снижении стоимости американской валюты в Казахстане, аналитик отнес и панические настроения у граждан, и активную скупку долларов.

Народ доллары скупал, а теперь после укрепления курса тенге население начало от них избавляться. То есть в конечном итоге выиграли обменные пункты. Возможно, на панике еще сильнее тенге сможет укрепиться, если население будет избавляться от долларовой наличности. Арман Байганов 

Эксперт также напомнил о повышении цен на нефть, которые держатся на уровне 107-108 долларов за баррель.

Фундаментально, думаю, рубль не укрепится. Даже если военные действия прекратятся. Последствия санкций будут долгими. Есть вероятность, что курс дойдет до 450 тенге за доллар, но не вижу перспективы, что курс может вернуться к значениям, которые были до обострения геополитической ситуации. Надо также не забывать о внутренней инфляции в Казахстане. Поэтому курс может закрепиться на уровне 450-460 тенге за доллар. Арман Байганов

По состоянию на 11:00 30 марта средневзвешенный курс доллара составил 458,76 тенге, снизившись еще на 11,44 тенге. В целом с начала недели курс доллара снизился более чем на 30 тенге.

В ходе торгов 30 марта майские фьючерсы на нефть WTI выросли на 0,81%, составив $105,08 за баррель. Стоимость нефти марки Brent с поставкой в мае поднялась на 0,73% — до $108,5 за баррель.

ETF — биржевые инвестиционные фонды (exchange-traded funds). Эмитенты ФинЭкс Фандс АЙКАВ (FinEx Funds ICAV) и ФинЭкс Физикли Бэкт Фандз АЙКАВ (FinEx Physically Backed Funds ICAV) далее — Фонды. Фонд является лицом, обязавшимся акциям ETF. Информация раскрывается на сайте finexetf.com

Информация, представленная на данном сайте, носит исключительно ознакомительный характер, не содержит гарантий надежности возможных инвестиций и стабильности размеров возможных доходов или издержек, связанных с указанными инвестициями, не является заявлением о возможных выгодах, связанных с методами управления активами; не является обещанием выплаты дохода, не является прогнозом роста курсовой стоимости ценных бумаг; не является какого-либо рода офертой, в том числе побуждением к приобретению акций ETF; не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией и ценные бумаги либо операции, упомянутые в ней, могут не соответствовать инвестиционным целям инвестора. Определение соответствия ценной бумаги либо операции интересам и инвестиционным целям инвестора является задачей самого инвестора. Инвестиции в рынок ценных бумаг связаны с риском. Стоимость активов может увеличиваться и уменьшаться. Результаты инвестирования в прошлом не определяют доходы в будущем. Группа Компаний FinEx, ее дочерние компании и аффилированные лица не дают гарантий или заверений и не принимают какой-либо ответственности, в том числе за любые возможные убытки (прямые или косвенные, предвиденные и непредвиденные) в отношении финансовых результатов, полученных на основании использования информации, размещенной на данном сайте и не рекомендует использовать указанную информацию в качестве единственного источника информации при принятии инвестиционного решения.

Данная информация не является предложением финансовых услуг и (или) индивидуальной инвестиционной рекомендацией. Финансовые инструменты либо операции, упомянутые в ней, могут не соответствовать вашим инвестиционным целям (ожиданиям). Определение соответствия финансового инструмента либо операции вашим личным обстоятельствам, инвестиционным целям, срокам инвестирования и уровню риска, который вы готовы принять при реализации своих инвестиционных решений, является исключительно задачей инвестора. Группа Компаний FinEx, ее дочерние компании и аффилированные лица не несут ответственности за возможные убытки в случае совершения операций либо инвестирования в упомянутые здесь финансовые инструменты, и не рекомендует использовать указанную информацию в качестве единственного источника информации при принятии инвестиционного решения.

Представленная информация носит общедоступный характер, не предназначена для конкретной целевой аудитории и/или отдельного лица, не учитывает личные обстоятельства каждого инвестора (не основана на учете информации о нем) и не может рассматриваться в качестве подходящей для инвестирования конкретного лица, получившего к ней доступ.

Любая информация, предоставляемая пользователем сайта, не используется в целях определения инвестиционного профиля этого лица. Предоставляемая информация используется исключительно для формирования набора данных, на основании которых может быть решена задача, обозначенная как целевая в соответствующем разделе.

Добро пожаловать на SUERF — Европейский форум по деньгам и финансам

Глобальная банковская деятельность, регулятивные вторичные эффекты и преимущества координации макропруденциальной политики / Пьер-Ричард Аженор, Тимоти П. Джексон, Луис А. Перейра да Силва

Время для круглых часов делового цикла / Нуно Лоуренсу, Антониу Руа

Как меняются цены на углерод распространение по глобальным производственным сетям? / Иван Франкович

Доказательства финансовой грамотности и финансовой доступности в Албании / Элона Душку

Роберт Триффин и поиски Азиатского валютного союза / Иво Маес, Илария Пасотти

Кому принадлежат банки? Связь между домохозяйствами и банками и ее последствия для цен на акции банков / Матиас Ламас, Дэвид Мартинес-Миера

Частный долг МСП – обзор рынка / Гельмут Кремер-Эйс, Йорн Блок, Антония Ботсари, Саломе Гветадзе, Франк Ланг, Карлос Краузе, Александра Мориц, Анна Шульце

От открытого банковского дела к открытому финансированию / Денис Бо

Возврат инфляции / Агустин Карстенс

Неопределенность домохозяйств и инфляция / Джин Амбросио

Осмысление инфляционных ожиданий потребителей / Ловиса Райх, Эйдан Мейлер, Кристиан Гайер

Инвестиции страховщиков до и после вспышки COVID-19 / Федерико Апичелла, Раффаэле Галло, Джованни Гуаццаротти

Переход к низкоуглеродному режиму, климатические обязательства и твердый кредитный риск / Санте Карбоне, Маргерита Джуцио, Суджит Кападиа, Йоханнес Себастьян Кремер, Кен Нихольм, Катя Возиан

Спрос инвесторов на выпуск синдицированных облигаций: стилизованные факты / Мартин Хиллебранд, Марко Мравлак, Питер Швенднер

О влиянии на благосостояние использования налогов на энергию и выбросы для финансирования снижения налога на рабочую силу в многоотраслевой модели DSGE / Наташа Хинтерланг, Аника Мартин, Оке Рёэ, Николай Штелер, Йоханнес Стробель

Коммуникации ЕЦБ и их влияние на Финансовые рынки / Клодиана Истрефи, Флоренс Одендал, Джулия Сестьери

Существует ли финансовая изоляция при рассмотрении официальных кредиторов? / Мария Бру Муньос

Помните о разрыве: расширяющийся постпандемический гендерный разрыв / Джойс Чанг, Эми Хо

Финансирование более быстрого роста европейских малых и средних предприятий / Сильвен Бройер, Сара Лимбах, Сихан Дюран

Финансовая стабильность и крипто-активы / Пабло Hernández de Cos

Рост бремени арендной платы вследствие искажения инвестиционных стимулов – Эффекты контроля арендной платы в Германии / Vera Baye, Valeriya Dinger

Оптимальная денежно-кредитная политика и нерациональное распределение капитала / Beatriz González, Galo Nuño, Dominik Thaler, Silvia Albrizio

ЕЦБ использует уроки прошлого? / Anselm Küsters

Сбережения домохозяйств и налогово-бюджетная политика: Данные для зоны евро с точки зрения моделирования с широким охватом / Cristina Checherita-Westphal, Marcel Stechert

Когда внутреннее и внешнее количественное смягчение перекрываются / Paola Di Casola, Pär Stockhammar

Будет ли предложение- спровоцированный шок цен на нефть лишит ожидания инфляционных ожиданий? / Мэтью Луцетти, Бретт Райан, Джастин Вайднер, Эми Янг

Государственные субсидии в связи с Covid-19 и их влияние на производительность труда в условиях пандемии / Томмазо Бигелли, Тибор Лалински, Юусо Ванхала

Собственные системы оценки кредитоспособности центральных банков – поддержка Евросистемы ответ на пандемию и ее план действий по изменению климата / Авирам Леви, Флориан Реш, Анна Мария Росси, Стефан Зауэр

Политическая экономия реформ в структуре центрального банка / Давиде Ромелли

Как азиатские центральные банки используют большие данные? Выводы из исследования Комитета Ирвинга Фишера / Джулио Корнелли, Себастьян Доерр, Леонардо Гамбакорта, Бруно Тиссо

Подготовка к финансовой системе будущего / Лаэль Брейнард

CBDC и международное положение евро / Вим Бунстра

Налоговая гонка за дно наносит ущерб привлекательности Западной Европы / Леони Фишер, Йост Х.Хеккемейер, Кристоф Шпенгель, Даниэла Штайнбреннер

Роль вторичных эффектов системного риска в передаче денежно-кредитной политики еврозоны / Александрос Скуралис

Политическая экономия валютных союзов / Кай Арваи

Должно ли денежно-кредитное финансирование оставаться табу? / Итай Агур, Дэмиен Капелле, Джованни Дель’Ариччиа, Дамиано Сандри

Настоятельная необходимость реформировать европейскую систему антикризисного управления / Фернандо Рестой

Европа, испытанная кризисом – солидарность с Украиной подстегивает европейскую идентичность / Хайнц Хэндлер

Экономисты: нет достаточно прозрачности? Данные анализа воспроизводимости одного из ведущих экономических журналов / Сильвери Герберт, Хаутахи Кинги, Флавио Станки, Ларс Вильхубер

Влияние демографии, пенсионных систем и миграции на денежно-кредитную политику / Марцин Белецкий, Михал Брзоза-Бржезина, Марчин Колаша

Частный и государственный долг: некоторые последствия для экономического роста / Патрицио Морганти

Почему влияние кризиса в области здравоохранения в 2020 году было неравномерным по странам еврозоны? / Анхель Луис Гомес, Ана дель Рио

На пути к единому операционному показателю в ПСР – Взгляд на свойства контрольного показателя текущих расходов / Николаи Беналал, Максимилиан Фрейер, Вим Мелин, Стефан Ван Парис, Лукас Рейсс Нерациональное распределение: влияние вспомогательного канала на производительность / Серхи Баско, Дэвид Лопес-Родригес, Энрике Мораль-Бенито

Не доверяй процессу (инфляции) / Брюс Касман

Уроки оценки среднего срока подразумеваемой волатильности опциона- Структура испанского банковского сектора / Мария Т.Гонсалес-Перес

Облигации, привязанные к ВВП, и страх перед двусмысленностью / Дениз Иган, Тэхун Ким, Антуан Леви

Являются ли сложные банковские группы более рискованными? / Изабель Аргимон, Мария Родригес-Морено

Brexit: отклонение торговли из-за неопределенности торговой политики / Эдуардо Гутьеррес, Айтор Лакуэста, Сесар Мартин-Мачука

Политическая кривая Филлипса в зоне евро: мнение парламента о денежно-кредитной политике ЕЦБ / Федерико М. Феррара, Донато Маскиандаро, Мануэла Москелла, Давиде Ромелли

Деньги и психология инфляции: взгляд инвестора / Паскаль Бланке

Имеет ли поляризация экономические последствия? Это зависит от экономических ожиданий / Луис Гирола

Недействующий кредит COVID «Цунами», которого никогда не было и как его избежать сейчас / Райнер Мартин, Пироска Надь-Мохачи, Элина Рыбакова, Джонатан М.Fortun Vargas

Эффективность линий ликвидности ЕЦБ в евро: переливы и переливы / Сильвия Альбрицио, Иван Катаринюк, Луис Молина, Ян Шефер

Регулирование больших технологий в интересах общества / Агустин Карстенс

Пересмотр свойств денег / Исайя Халл, Or Sattath

Австрийские концепции денег и рост цифровой валюты / Михаэль Пенедер

Глобальные модели глобальной пандемии: влияние COVID-19 на небольшие экономики зоны евро / Пабло Гарсия, Паскаль Жакино, Чрт Ленарчич, Матия Лозей, Костас Мавроматис

Включение инфляционных ожиданий помогает улучшить прогнозы инфляции в эконометрических моделях / Марта Банбура, Данило Лейва-Леон, Ян-Оливер Менц

Старение населения и цифровой разрыв / Себастьян Доерр, Джон Фрост, Леонардо Гамбакорта, Хан Цю

Восстановление как трамплин для перемен / Дебора Револтелла, Тесса Бендинг, Атанас Колев

Денежно-кредитная политика и зеленый тр ansition / Лена Бонева, Джанлуиджи Ферруччи, Франческо Паоло Монджелли

Высокооплачиваемые работники европейского банковского сектора / Эмма-Фэй Дертниг, Якоб Ханцль, Марио Хюблер, Кристоф Преннер

Залог или предлог? Уроки бюджетного договора / Мартин Ларч, Маттиас Буссе, Ласло Янкович

Чувствуете жару? – Оценка нехватки рабочей силы в зоне евро / Пол Рамскоглер

Уменьшилось ли со временем влияние покупки активов ЕЦБ? / Андрей Злобинс

Почему дезинфляция может быть более затратной в небольшой открытой экономике, чем в закрытой / Александр Фарина, Магнус Йонссон, Надя Шаповаленко

Подводные камни диапазонов толерантности к инфляции / Эрве Ле Биан, Магали Маркс, Жюльен Матерон

Выбор Европейское бюджетное правило / Гинтерс Бушс, Патрик Грюнинг, Олег Ткачевс

Меры по финансированию предприятий и государственной ликвидности во время пандемии / Ида Роммедаль Юлин, Андреас Кухлер, Александр Мелдгаард Отте

Фирмы с ограничениями кредита и государственные субсидии: данные программы Европейского Союза / Тирупам Гоэль, Петер Ланг, Эстер Балог, Адам Банай, Мартин Станчич, Элод Такатс, Алмос Телегди

Как анализировать передачу денежно-кредитной политики и неравенство в модели с тремя агентами (THRANK) / Мария Эскелинен

Почему процентные ставки упали намного ниже рентабельности капитала? / Магали Маркс, Бенуа Можон, Франсуа Р.Velde

Почему домохозяйства экономят? / Сами Ойнонен, Матти Вирен

Операционный рычаг и его значение во время пандемии Covid-19 / Катарина Аллингер, Иван Хуляк

Климатические действия и макрофинансовая стабильность: роль центральных банков / Франческа Дилуисо, Барбара Анниккиарико, Маттиас Калкул, Ян К. Минкс

Денежно-кредитная политика в мире радикальной неопределенности / Мервин Кинг

Зашифрованная угроза: социальные издержки Биткойна и регулятивные меры / Ульрих Биндсейл, Патрик Папсдорф, Юрген Шааф

Чем объясняется появление и распространение климата соответствующая финансовая политика в странах G20? / Paola D’Orazio

Фонды денежного рынка в зоне евро: уязвимости и роль макропруденциальной политики / Tom Hudepohl, Jeroen Huiting, Annelie Petersen

Детерминанты кредитного цикла: анализ потока экстенсивной маржи / Vincenzo Cuciniello, Никола ди Ясио

Снизили ли полисы спасения слишком большие ожидания? Данные европейского межбанковского рынка овернайт / Ээро Тёло, Эса Йокивуолле, Матти Вирен

Большие технологии в финансах: новый компромисс между эффективностью и конфиденциальностью / Фредерик Буассе, Торстен Элерс, Леонардо Гамбакорта, Хюн Сон Шин

Монетарные и фискальные взаимодополняемость в условиях пандемии Covid-19 / Джагжит С. Чадха, Луиза Коррадо, Джек Мининг, Тобиас Шулер

Рынки ипотеки и недвижимости: текущие события создают риски для финансовой стабильности / Фриц Зурбрюгг

Извлечение уроков из текущего кризиса для пруденциальной основы банковской системы / Пабло Эрнандес де Кос

Африка и COVID-19: может ли финансовый сектор оставаться на пути к зеленому и цифровому будущему? / Дебора Револьтелла, Клаудио Кали, Барбара Маркитто, Нина Фентон, Рикардо Сантос

Мост через мутную воду? Эффективность макропруденциальной политики во время пандемии Covid-19 в Португалии / Katja Neugebauer, Vítor Oliveira, Angelo Ramos

Общественное доверие лишь частично невосприимчиво к пандемии COVID-19 / Carin van der Cruijsen, Jakob de Haan, Nicole Jonker

How to установить циклические и структурные буферы капитала с помощью стресс-тестов? Подход «риск-буфер» / Сирил Куалье, Валерио Скалоне

Смена пути после Великой рецессии / Франческа Винчи, Омар Ликандро

Макроэкономические последствия реформ рынка труда в зоне евро / Герхард Рюнстлер

Кризисы как катализатор перемен – уроки прошлого, вызовы на будущее / Йенс Вайдманн

Роль отслеживания контактов в длительной пандемической войне / Леонардо Мелози, Матиас Роттнер

Лояльность взаимных фондов помогла стабилизировать акции ESG во время рыночного краха COVID-19 / Rui Albuquerque, Yrjo Koskinen, Raffaele Santioni

Европейское CBAM как первый шаг к глобально скоординированной климатической политике / Daniel Römer, Milena Schwarz

The Leverage Effect of Bank Disclosures / Philipp J.Кениг, Кристиан Лаукс, Дэвид Потье

Значение частного и венчурного финансирования для зеленых компаний в Европе a Пандемия / Guido Ascari, Andrea Colciago, Riccardo Silvestrini

Уменьшает ли конкуренция агентские проблемы в банках? / Маттиа Джиротти, Федерика Сальваде

Как удержать процентные ставки на отрицательной территории? Анализ многоуровневого резервирования и активности на межбанковском рынке / Лукас Марк Фюрер, Матиас Юттнер, Ян Врампельмейер, Матиас Цвикер

Подходит ли один (нетрадиционный) размер для всех? Влияние нетрадиционной денежно-кредитной политики ЕЦБ на экономику еврозоны / Мария Соле Пальяри

Оптимизм вреден для бюджетных результатов / Мартин Ларч, Янис Мальзубрис, Матиас Буссе

Предостережение Эмптор / Хосе Мария Ролдан

Центральные банки в социальных сетях – прием сообщений ЕЦБ между экспертами и неспециалистами в Твиттере / Майкл Эрманн, Алена Вабич

Многоуровневый сетевой подход к анализу вторичных эффектов: приложение к сектору внутренних инвестиционных фондов Мальты / Франческо Меглиоли, Стефани Гаучи

Временная паника или коренное изменение платежных привычек в Европе? Уроки перехода от пандемии COVID-19 к безналичным платежам / Михал Поласик, Радослав Котковски

Ожидания доходов сигнализируют о неоднородном восстановлении после COVID-19 / Джуст Бэтс, Уильям Грайф, Даниэль Капп

Возможно, влияние денежно-кредитной политики на оценку фондового рынка не то, что вы думаете / Olli-Matti Laine

Усилили ли ограничения ликвидности погашение фондов денежного рынка во время кризиса COVID? / Питер Данн, Раффаэле Джулиана

Преимущества интернационализации для покупателей и целей, но неравномерно распределенные / Райнер Фрей, Стефан Гольдбах

Старение населения и сохранение трех ключевых мировых тенденций / Андреа Папетти

Объясняет ли теневая экономика сбережения домохозяйств? / Сами Ойнонен, Матти Вирен

Таксономия таксономий устойчивого финансирования / Торстен Элерс, Дивен Гао, Фрэнк Пакер

Цифровые валюты, криптовалюты и анонимность Центрального банка: экономика и эксперименты / Эмануэле Боргоново, Стефано Казелли, Алессандра Чилло, Донато Masciandaro, Giovanni Rabitti

Внешние затраты на грузовые перевозки – Актуальность и последствия интернализации на европейском уровне / Элизабет Кристен, Беттина Мейнхарт, Франц Синабелл, Герхард Штрейхер

Ключевые факторы потребительского сектора и сферы услуг в торговом коллапсе COVID-19 / Heli Simola

Как банки распространяют экономические потрясения? / Юсуф Эмре Акгюндюз, Сейит Мюмин Джиласун, Х.Озлем Дурсун-де Неф, Явуз Селим Хаджихасаноглу, Ибрагим Ярба

Когда началась паника: Covid-19 и ребалансировка портфелей инвестиционных фондов по всему миру / Массимилиано Аффинито, Раффаэле Сантиони

и цифровой разрыв / Оркун Сака, Барри Эйхенгрин, Джеват Гирей Аксой

Состав занятости имеет значение для наклона кривой Филлипса / Даниэле Сиена, Риккардо Заго

Стратегии денежно-кредитной политики в новых условиях: анализ евро на основе моделей область / Фабио Бусетти, Стефано Нери, Алессандро Нотарпьетро, ​​Массимилиано Пизани

Как ограничение суммы кредита влияет на банковское кредитование и перетекание кредита? / Selva Bahar Baziki, Tanju Çapacıoğlu

Роль пруденциальной политики в решении проблемы изменения климата / Fernando Restoy

Выкуп частных инвестиций и экспорт фирм: данные британских компаний / Paul Lavery, Jose-Maria Serena, Marina-Eliza Spaliara, Serafeim Tsoukas

Технические барьеры в торговле играют наиболее важную роль в торговле товарами в области информационных и коммуникационных технологий / Махди Годси

Изучение DORA — Закон об устойчивости цифровых операций и его влияние на банки и их надзорные органы / Йоахим Вюрмелинг

Один триллион евро CBDC: выпуск цифрового евро без нарушения канала банковского кредитования / Паоло Фегателли

Человеческие трения в передаче экономической политики / Франческо Д’Акунто, Даниэль Хоанг, Маритта Паловита, Майкл Вебер

Рост облигаций в иностранной валюте: роль денежно-кредитной политики США и контроля за движением капитала / Филипп Бакчетта, Рэйчел Кордонье, Уарда Мерруш

Co. st-Benefit Анализ мер, ориентированных на заемщика, в Словакии / Мартин Чеснак, Ян Клацо, Роман Василь

Обратите внимание на рекламный пробел! Финансовая политика и институциональная динамика, связанные с климатом / Мориц Баер, Эмануэле Кампильо, Жером Дейрис

Сочетание отрицательных ставок, перспективных прогнозов и покупки активов: выявление и влияние нетрадиционной политики ЕЦБ / Массимо Ростаньо, Карло Альтавилла, Джакомо Карбони, Вольфганг Лемке, Роберто Мотто, Артур Сент-Гильхем

Реформа системы фискального управления ЕС в новых макроэкономических условиях / Марио Аллоса, Хавьер Андрес, Пабло Бурриэль, Иван Катаринюк, Хавьер Дж.Перес, Хуан Луис Вега

Пересмотр связи между государственным долгом и суверенными процентными ставками в зоне евро / Стефани Памиес, Николя Карно, Анда Пэтэрэу

Внедрение Базеля III в Европейском Союзе / Пабло Эрнандес де Кос

Крайне неоднородное воздействие кризиса Covid-19 во французских фирмах / Бенджамин Бюро, Анн Дюкерруа, Жюльен Джорджи, Матиас Ле, Сюзанна Скотт, Фредерик Винас

Влияние макропруденциальной политики на потоки капитала в ЦВЕЮЕ / Маркус Эллер, Нико Хаузенбергер, Флориан Хубер, Элен Schuberth, Lukas Vashold

Почему перенос стоимости рабочей силы на инфляцию цен снизился в США? / Елена Бобейка, Маттео Чиккарелли, Изабель Ванстенкисте

Как создать CBDC? Вознаграждение, сокращение залога и количественные ограничения / Катрин Ассенмахер, Александр Берентсен, Клаус Бранд, Нора Ламерсдорф

Отрицательные процентные ставки и эрозия банковской процентной маржи / Джориен Фрерикс, Ян Какес

Имеет ли систематическое значение для банков показуха? / Луис Гарсия, Ульф Льюрик, Тая Сечник

Влияние COVID-19 на мнение аналитиков о банковском секторе / Алисия Агилар, Диего Торрес

Влияние программ покупки активов Евросистемы на доходность суверенных облигаций еврозоны во время COVID- 19 пандемия / George Hondroyiannis, Dimitrios Papaoikonomou

Оптимальная устойчивая денежно-кредитная политика с параметрами и неопределенностью разрыва выпуска / Adriana Grasso, Guido Traficante

Макроэкономическая стабилизация при наличии эффективной нижней границы: случай зоны евро / Günter Coenen, Carlos Монтес-Гальдон, Себастьян Шмидт

Системные последствия дизайна Bail-in: краткое изложение нашего основного текста / Дж.Дойн Фармер, Чарльз Гудхарт, Алисса М. Кляйнниженхуис

Влияние налогово-бюджетной политики при ограниченности горизонтов планирования / Джоеп Ластенхауэр, Костас Мавроматис

Как реальная и денежная интеграции влияют на динамику инфляции в Турции? / Hülya Saygılı

Путь к зоне евро и членству в банковском союзе: оценка стимулов для «тесного сотрудничества» и приверженности механизму обменного курса II / Мария Дж. Ньето, Далвиндер Сингх

Может ли политика повысить международную роль валют? Уроки выставления счетов в международной торговле / Георгиос Георгиос Георгиос, Хелена Ле Мезо, Арно Мель, Седрик Тилле

Пруденциальные меры реагирования на COVID-19 в странах G20: упущенная возможность улучшить «зеленую» финансовую политику и регулирование? / Paola D’Orazio

Гонка продуктовых тележек во времена Covid-19.Данные из Италии / Эмануэла Чиапанна, Габриэле Ровигатти

Замороженные рынки: опыт Исландии в области контроля за движением капитала / Фрэнсис Бридон, Торарин Г. Петурссон, Паоло Витале

Финансовые результаты центрального банка и межотраслевые переводы выгод / Кшиштоф Крушевский, Миколай Шадковски

The FX Global Code / Guy Debelle

Сверхнизкие процентные ставки с точки зрения центрального банкира / Lars Rohde

Навигация по r*: безопасно или опасно? / Клаудио Борио

Индикатор раннего предупреждения о риске ликвидности для итальянских банков: подход машинного обучения / Мария Людовика Друди, Стефано Нобили

Волатильность суверенных CDS как индикатор экономической неопределенности / Максимилиан Бёк, Мартин Фельдкирхер, Буркхард Рауниг

Актуальность торговой политики: свидетельство 19 века / Якопо Тимини

Заразные зомби / Кристиан Биттнер, Фалько Фехт, Ко-Пьер Георг

Фискально-денежный попутный ветер в зоне евро / Лукреция Рейхлин, Джованни Рикко, Матье Тарбе

Повышение r *: Почему, как и если не сейчас, то когда? / Роберт Хольцманн, Мария Т.Valderrama

Создание будущего валютного союза – подведение итогов и взгляды в будущее / Маркус Родлауэр, Рольф Штраух

Изменение условий труда и динамика производительности: межстрановые данные и последствия для политики / Маартен Доссе, Андреа Газзани, Вивьен Льюис

Поддерживает ли ЕЦБ монетарная политика реагирует на баланс рисков? / Philippine Cour-Thimann, Alexander Jung

Ликвидность рынка государственных облигаций – какое влияние оказывает количественное смягчение? Данные из Швеции / Марианна Бликс Гримальди, Альберто Кроста, Донг Чжан

Для Японии недостаточно политики низких цен на сверхдлинные / Хироси Угай

Канал экспортных поставок валютных курсов / Эрик Фром

Центральные банки как банки органы надзора: как эта двойная роль влияет на их инфляционные результаты? / Васко Габриэль, Иоаннис Лазопулос, Диана Лима

Обуздайте свой энтузиазм: совокупный краткосрочный эффект меры, ориентированной на заемщика / Хоана Пассиньяс, Даниэль Абреу

Выбор портфеля пенсионными фондами и инвестиционные убеждения / Дирк Бродерс, Кристи Янсен

Переработка доходов от налога на выбросы углерода / Анхель Эстрада, Даниэль Сантабарбара

Монетарное золото и капитал центрального банка / Кеннет Салливан

Ограничения банковского регулирования на основе стресс-тестов / Тирупам Гоэл, Иша Агарвал

Рекордные глобальные валютные резервы после шока, вызванного COVID / Майкл С. Hanson

Оценка эффективности макропруденциальных мер, принятых в связи с пандемией Covid-19 / Лукас Авезум, Витор Оливейра, Диого Серра

Банки опасаются засухи? Накопление ликвидности как ответ на специфическое сокращение межбанковского финансирования / Хельге К.Н. Литтке, Матиас Оссандон Буш

Неоднородное влияние на уровне компаний и меры реагирования на кризис COVID-19 / Алехандро Фернандес-Сересо, Беатрис Гонсалес, Марио Искьердо, Энрике Мораль-Бенито

Естественная процентная ставка в Китае / САН Гофэн, Daniel M Rees

Связь между сложностью банков и риском и роль регулирования / Наталья Мартынова, Урсула Фогель

Исчез ли эффект масштаба на рентабельность инвестиционных портфелей пенсионных фондов? / Джейкоб А. Биккер, Джероен Дж.Meringa

Об эффективности макропруденциальной политики / Miguel Ampudia, Marco Lo Duca, Mátyás Farkas, Gabriel Perez Quiros, Mara Pirovano, Gerhard Rünstler, Eugen Tereanu

Банковское ценообразование корпоративных кредитов / Márcio Mateus, Tiago Pinheiro

Covid-19 и потоки капитала: реакция инвесторов на реакцию правительств / Стефан Гольдбах, Фолькер Нич

Более осведомленные общества меньше пострадали от Covid-19 / Алехандро Буэса, Хавьер Х. Перес, Даниэль Сантабарбара

Анатомия арбитража облигаций ETF / Карамфил Тодоров

Может ли интернет-банкинг повлиять на участие домохозяйств в финансовых рынках и финансовую осведомленность? / Валентина Микеланджели, Элиана Вивиано

Что за сообщение? Интерпретация денежно-кредитной политики с помощью речей центральных банков / Мартин Фельдкирхер, Пол Хофмаршер, Пьер Сиклос

Разрозненные данные — хорошее начало: от Кузнеца и Кларка до надзорных органов и климата / Фрэнк Элдерсон

Ни одна страна не является островом: международное сотрудничество и изменение климата / Массимо Феррари, Мария Соле Пальяри

Цифровой евро имеет потенциал в Нидерландах / Мишель Бийлсма, Карин ван дер Кройсен, Николь Йонкер и Джелмер Рейеринк

Регулирование крипто-активов является обязательным для правительств и центральных банков / Даниэль Дайану

Роль информационных каналов и опыта для инфляционных ожиданий домохозяйств / Кристиан Конрад, Зено Эндерс и Александр Глас

Зеленая ликвидность движется в мейнстриме / Патрик Друри Бирн, Сандип Чана и Сильвен Бройер

Пропорциональность в банковском регулировании: кто, что и как? / Raihan Zamil

Цифровые платежи и европейский суверенитет / Burkhard Balz

Пути в будущее: цифровая валюта центрального банка (CBDC) и инновационные платежи / François Villeroy de Galhau

Это в хвосте: влияние денежно-кредитной политики на распределение доходов / Никлас Амберг, Томас Янссон, Матиас Кляйн и Анна Рогантини Пикко

Количественный анализ контрциклического буфера капитала / Мигель Фариа и Кастро

Динамика макроэкономического риска снижения / Давид Делле Монаш, Андреа Де Полис и Иван Петрелла

Потребление модели в Италии во время COVID-19 / Элиза Гульельминетти и Кончетта Рондинелли

Некоторые предупреждающие сигналы о таргетировании средней инфляции / Сеппо Хонкапохья, Найджел МакКланг

Насколько зелен ваш бюджет? Практика «зеленого» бюджета в ЕС / Эльва Бова

Последовательное оздоровление и санация малых и крупных банков в Европе / Энн Дирберг Роммер, Луиза Кляйнер

Три вопроса о перспективах банковского дела / Кэролин Роджерс

Премия за риск акций в еврозоне и денежно-кредитная политика / Даниэль Капп, Кристиан Лофт Кристиансен

Что означает «ниже, но близко к двум процентам»? Оценка функции реакции ЕЦБ с использованием данных в реальном времени / Маритта Паловиита, Маркус Хаавио, Пиркка Яласйоки, Юха Килпонен

Ликвидность на рынке корпоративных облигаций Германии: изменила ли CSPP? / Кэти Шлеппер

Будущие вызовы: старые проблемы в новых формах / Хосе Мария Ролдан

Свидетельства макроэкономического разворота темпов / Пол Коничке, Анна Самарина, Ирина Станга, Ян Виллем ван ден Энд

Портфельные потоки в зоне евро в 2020 году: Влияние кризиса Covid-19 / Джулия Шмидт, Оливье Сирелло

Инвестиционные фонды, денежно-кредитная политика и глобальный финансовый цикл / Кристоф Кауфманн

Гендер, экономические проблемы женщин и принятие решений в области денежно-кредитной политики / Сильви Гулар

Насколько хорошо инфляционные ожидания потребителей привязаны к цели ЕЦБ по инфляции? / Габриэле Галати, Риххилд Месснер, Маартен ван Рой

Влияние европейской схемы пособий по безработице на распределение потребительских рисков и эффективность производства / Зено Эндерс, Дэвид Весперманн

Перспективы ближнего пришоринга после COVID-19: могут ли помочь Западные Балканы? / Бранимир Йованович, Махди Годси

Женщины и денежно-кредитная политика / Паола Профета

Межпоколенческая макроэкономика / Габриэль Махлуф

Будущее Биткойна / Вим Бунстра

Сюрпризы денежно-кредитной политики вызывают разные реакции на рынке жилья в европейских регионах / Винфрид Кенигер, Бенедикт Леннарц, Марк-Антуан Рамеле

Глобальная финансовая неопределенность: имеет ли значение для глобального бизнес-цикла? / Джованни Каджано, Ефрем Кастельнуово

Пять стилизованных фактов о Великой изоляции / Франческо Григоли, Даниэль Ли и Антонио Спилимберго

Барьеры на пути к нулевому балансу: как фирмы могут добиться или помешать переходу к зеленой экономике / Ральф Де Хаас, Ральф Мартин, Мирабель Мюльс, Хелена Швайгер

Как защита климата способствует инфляции / Йорг Кремер, Ральф Солвин

Какова реальная устойчивость наших финансовых систем к изменению климата при существующих буферах? / Алехандро Диас де Леон

Шесть способов повысить инфляцию (ожидания) / Эрнест Гнан

Снижение ставок на домовладение для молодежи / Гонсало Пас-Пардо

Регулирование риска ликвидности в паевых инвестиционных фондах / Доминик Кучич

Зона евро Рынки суверенного долга в условиях кризиса: роль и влияние на перспективы финансовой стабильности / Дени Бо

Не одиноки: финансовая поддержка Западных Балкан / Мауро Джорджио Маррано

Понимание финансовых рисков утраты природы: изучение вариантов политики для финансовых властей / Кэти Kedward, Josh Ryan-Collins, Hugues Chenet

Как выпустить цифровую валюту центрального банка, сохраняющую конфиденциальность / Christian Grothoff, Thomas Moser

Экономика процентных ставок и роста населения / Jesse Edgerton

Fund Cross-Holdings and Financial Stability / Daniel Fricke, Hannes Wilke

Поднимающееся ядро ​​поднимает все корзины / Bruce Kasman, Joseph Lupton, Micha el S Hanson

Глобальная уязвимость к варианту COVID-19 B.1.617.2 / Дэвид Маки

Количественная систематическая ошибка и неточность агрегирования верхнего уровня в Гармонизированном индексе потребительских цен для Германии и зоны евро / Томас Кнетш, Юлика Херцберг, Патрик Швинд и Себастьян Вайнанд

Может ли коммуникация с центральным банком помочь стабилизировать инфляционные ожидания? / Александр Юнг, Патрик Кюль

Создание более эффективной сети финансовой безопасности для бедных стран / Бруно Кабрильяк, Люк Жаколин

Интегрированные рамки политики: ограничения политических горизонтов и частота корректировок / Клаудио Борио и Пити Дисьятат

О чем говорят потребительские привычки нам о совместной динамике доходности государственных облигаций и цен на акции на международном уровне / Томас Ничка, Шадживан Саткурунатан

Пространство денежно-кредитной политики и стратегии денежно-кредитной политики для зоны евро / Маркус Хаавио, Олли-Матти Лайн

Экономическое обоснование глобальной вакцинации: анализ Эпидемиологическая модель с международными производственными сетями / Джем Чакмаклы, Сельва Демиралп, Шебнем Калемли-Озджан, Севкан Ешилташ, Мухаммед А.Yıldırım

Большой дом за счет пустого холодильника? Влияние задолженности домохозяйств на их потребление: микроданные с использованием данных бельгийского HFCS / Philip Du Caju, Guillaume Périlleux, François Rycx, Ilan Tojerow

Набор технических инструментов для мониторинга вспышки пандемии с точки зрения центрального банка / Alexie Alupoaiei, Csaba Балинт, Матей Кубински

Внешняя уязвимость и перенос обменного курса: пример развивающихся рынков / Абдулла Каздал, Мухаммед Хасан Йылмаз

Оценка воздействия Базеля III: данные макроэкономических моделей / Оливье де Бандт, Бора Дурду, Хибики Ичиуэ , Ясин Мимир, Джолан Мохимонт, Калин Николов, Сигрид Рёрс, Жан-Гийом Сахук, Валерио Скалоне, Майкл Строган

Взаимодействие между «зеленой» политикой, ценами на электроэнергию, финансовыми ограничениями и рабочими местами: данные на уровне компаний / Герт Бийненс, Джон Хатчинсон, Йозеф Конингс, Артур Сент-Гилхем

Потрясения банковского капитала как движущая сила стандартов кредитования корпораций.Что макропруденциальная политика может извлечь из обзоров банковского кредитования? / Ева Врубель

Стресс-тестирование заемщиков CESEE в свете пандемии COVID-19 / Александра Ридл

Что говорят исследования о влиянии политики центрального банка на балансы? / Paola Di Casola

Подразумевает ли рост денежной массы еврозоны 5%-ную инфляцию? / Тим Конгдон

Цифровой прорыв: неизбежный подъем CBDC / Четан Ахья, Деррик Кам, Джулиан Ричерс

Обнаружение переломного момента в экономике Дании в режиме реального времени — прогноз текущей погоды в Национальном банке Дании во время кризиса covid-19 / Йеспер Педерсен

Реальные процентные ставки и демографические изменения: роль роста населения и миграции / Лукас Фюрер, Нильс Хергер

Стресс-тестирование чистого дохода от торговли: пример европейских банков / Карла Джиглио, Фрэнсис Шоу, Николас Сирихас и Джузеппе Каппеллетти

Цифровой евро, чтобы оправдать ожидания европейцев / Фабио Панетта

Климатические риски и залог: методологический эксперимент / Пьер-Франсуа Вебер, Бюньямин Эркан, Антуан Устри, Ромен Шварцман

Затраты на создание и финансирование молодых фирм / Франсуа Дерриен, Jean-Stéphane Mésonnier, Guillaume Vuillemey

Год пандемии с точки зрения потребительского поведения: опыт Словакии / Милан Гиланик, Виера Мразикова и Роман Врбовский

Низкие процентные ставки и распределение долга домохозяйств / Марина Эмирис, Франсуа Кулишер

Что вызвало возрождение в проверке ПИИ? / Саймон Дж.Evenett

Как предотвратить слишком ограничительную фискальную политику в Европе? / Вим Бунстра

Денежно-кредитная и фискальная политика: привилегированные полномочия, переплетение обязанностей / Клаудио Борио и Пити Дисятат

Спасут ли потребители восстановление ЕС? — Результаты опроса потребителей, проведенного Комиссией / Роберта Фриз, Фиона Морис

SPAC (компании по приобретению специального назначения) / Марио Хюблер, Якоб Ханцль, Кристоф Преннер

Отчуждение права выкупа и цены на жилье / Мишель Лоберто

Укрепление международной роли евро / Гергей Худеч, Гонг Ченг, Эдмунд Мошаммер, Александр Раабе

Банковское регулирование и преимущества международного сотрудничества – взгляды банковского надзора / Йоахим Вюрмелинг

Отставание в росте Европы: примирение Кейнса и Шумпетера / Франсуа Вильруа де Гальо

Озадачивающие эффекты COVID-19 и других рецессий по измерению точности прогнозов / Борис Силиверстовс

Переход к цифровым технологиям, поддержание стабильной платежной системы / Денис Бо

Обмен данными для улучшения разработки политики / Клаудия Бух

Политика отрицательных процентных ставок — опыт So Далеко / Луис Брандао Маркес, Марко Казираги, G Астон Гелос, Гунес Камбер, Роланд Микс

Восстановление после кризиса Covid-19 в Европе: двойной переход и расхождение / Марко Бути, Иштван П.Székely

Дилемма банковского надзора: носить много шляп на одной голове / Сасин Киракул, Джеффри Йонг, Райхан Замиль

Zero Covid: меньше смертей и гораздо меньше сокращения ВВП / Сесиль Филипп, Николя Маркес

Как должны действовать ограничения COVID в Англия будет смягчена? / Дэвид К. Майлз, Адриан Х. Хилд, Майкл Стедман

Как Союз рынков капитала может помочь Европе избежать ловушки ликвидности / Сильвен Бройер

Проблемы финансовой стабильности ФРС и денежно-кредитная политика / Клодиана Истрефи, Флоренс Одендал, Джулия Сестьери

A Новая мера синтетического левереджа / Даниэль Фрике

Макроэкономика левереджа Covid-19 / Теофиль Жегар, Саймон Рэй

Не все долги являются банковскими: небанковские займы в Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европе / Катарина Аллинджер, Элизабет Бекманн

Дым и «Зеркала: о списании государственных долгов Евросистемы» / Джеф Бёккс и Ксавье Дебрун

Влияние COVID-19 на европейские банки / Шекхар Айяр, Май Чи Дао, Андреас А.Джобст, Айко Минешима, Сробона Митра, Махмуд Прадхан

Европа: шок от Covid-19 и страх ускоренного зомбирования / Элен Бошон, Луи Буассе, Гийом Дерриен, Кенза Шареф

Великая депрессия, банковский кризис и парадокс бережливости / Виктор Дегорс, Эрик Монне

Влияние повышенного риска потери работы на сбережения и занятость / Рагнар Э. Джуэлсруд, Элла Гетц Уолд

Неопределенность — не оправдание. Интеграция климатических рисков в операции денежно-кредитной политики и финансовый надзор / Джулия Анна Бинглер, Кьяра Колесанти Сенни, Пьер Моннен

Реагирование макропруденциальной политики CESEE на Covid-19 / Маркус Эллер, Райнер Мартин, Лукас Вашолд

Влияние Covid-19 на глобальную ситуацию цепочки добавленной стоимости / Хели Симола

Антикризисное управление кредитными учреждениями: старшие необеспеченные кредиторы должны подготовиться к спасению / Кристин Сиф Ларсен, Энн Дюрберг Роммер

Банковский союз — достижения и проблемы / Луис де Гиндос

Проблемы банковского сектора через год после начала пандемии COVID-19 / Пабло Эрнандес де Кос

Как центральные банки используют большие данные и машинное обучение? / Себастьян Дорр, Леонардо Гамбакорта, Хосе Мария Серена

Нетрадиционная денежно-кредитная политика и ожидания в отношении экономических переменных / Алессио Анзуини, Лука Росси

Углубление ЕВС и спреды суверенного долга: использование политического пространства для достижения политического пространства / Иван Катаринюк, Виктор Мора-Байен , Хавьер Дж.Pérez

Недвижимое имущество: где, почему и как оно должно облагаться налогом? / Дорис Праммер

Потрясенный, но не сдержанный: доверие бизнеса и Covid-19 в зоне евро / Джин Амбросио

Роль налогово-бюджетной политики в кризисе Covid-19: масштабы и ограничения / Нильс Тигесен

Путь вперед для ЕС -обширные стресс-тесты / Педро Дуарте Невес

Поддерживающий механизм ликвидности для более «зеленой» экономики / Эрик Жондо, Бенуа Можон, Сирил Монне

Изменения в портфелях инвесторов из зоны евро в разгар COVID-19: перспективные инвестиции фонды / Даниэль Карвальо, Мартин Шмитц

ЕС – США: на пути к возобновлению трансатлантического сотрудничества? / Maartje Wijffelaars, Philip Marey

Что нужно сделать, чтобы спасти планету? Центральные банки и нетрадиционная зеленая политика / Алессандро Феррари, Валерио Ниспи Ланди

ЕС следующего поколения: можем ли мы добиться большего? / Лоренцо Кодоньо, Пол ван ден Ноорд

Взаимодействие центрального банка с общественностью: эффективно или нет? / Нильс Брауэр, Якоб де Хаан

О происхождении системного риска / Маттиа Монтанья, Джованни Кови, Габриэле Торри

CBDC: Где уникальное торговое предложение? / Питер Бофингер, Томас Хаас

Списание долга ЕЦБ: есть ли разница? / Paul de Grauwe

Scarring in Europe / Reza Moghadam, Markus Guetshow, Camille White

Являются ли более низкие требования к банковскому капиталу эффективным политическим инструментом поддержки кредитования МСП? / Мишель Дитш, Анри Фрайсс, Матиас Ле, Сандрин Лекарпантье

Экологизация финансовой системы Великобритании – подход, отвечающий поставленным целям / Яннис Дафермос, Даниэла Габор, Мария Николаиди, Франк ван Лервен

Кто покупал долговые обязательства еврозоны с начала кризис здоровья? / Оливье Сирелло

Пандемический спад, план восстановления и деньги на вертолете: сказка из Светлейшего / Чарльз Гудхарт, Донато Маскиандаро, Стефано Уголини

Цифровые технологии: источник восстановления производительности? / Gilbert Cette, Sandra Nevoux, Loriane Py

Совместное использование экономики в финансовой индустрии: Платформенный подход к совместному использованию нормативной отчетности с использованием ценности Шепли / Aaron Janowski, Moritz Plenk, Mirko Haselwander

Рост цифровых наблюдателей / Till Ebner, Томас Неллен, Йорн Тенхофен

Должны ли развитые страны управлять международными потоками капитала? Эмпирический анализ и анализ благосостояния / Деннис Бонам, Гэвин Гой, Эммануэль де Вейрман

Антикризисное управление для средних банков: аргументы в пользу европейского подхода / Андреа Энриа

Отсрочка вакцинации обойдется Европе в 90 млрд евро в 2021 году / Людовик Субран, Ана Боата , Патрик Кризан, Катарина Утермёль

Банковские стресс-тесты: их философия и их использование пруденциальными органами во время кризиса Covid-19 / Валер Фурель, Жюльен Идье, Валерио Скалоне, Аврора Шилте

Структура антикризисного управления для банков в ЕС: что можно сделать с малыми и средними банками? / Elke König

Банковское дело за границей: Отличаются ли китайские банки? / Эудженио Черутти, Кэтрин Кох, Свапан-Кумар Прадхан

Структура антикризисного управления для банков в ЕС: как мы можем работать с малыми и средними банками? / Ignazio Visco

Прагматичное решение проблемы ликвидности при разрешении споров / Matthias Gruber, Stefan W.Schmitz

Эволюция торговли облигациями и свопами / Martin Scheicher

Будущее сбора и управления данными: Agile RegOps для оцифровки цепочки создания стоимости регулирования / Martina Drvar, Johannes Turner, Maciej Piechocki, Eric Stiegeler, Daniel Münch

Nowcasting рост мирового ВВП на основе высокочастотных данных / Каролин Жарде, Батист Менье

Шрамы безработицы среди молодежи и условия рынка труда / Джулия Мартина Танзи

Инфляция мертва или впадает в спячку? / Клаудио Борио

Реформа 100%-го резерва наконец становится актуальной? / Кристиан Пфистер

Удобство использования буфера и потенциальные эффекты стигмы / Стефан В.Schmitz, Viola Nellessen, Michaela Posch, Peter Strobl

Различия в процентных ставках и росте государственного долга: эмпирическое исследование для зоны евро / Cristina Checherita-Westphal and João Domingues Semeano

Восстановление после COVID-19: какие проблемы и дорожная карта для банковской отрасли? / Jordi Gual

Начисление буфера капитала другим системно значимым учреждениям в зоне евро – Является ли страновая неоднородность в ЕС результатом регулятивного захвата? / Michael Sigmund

Изменит ли NGEU правила игры для роли ЕЦБ в борьбе с последствиями COVID-19 в зоне евро? / Лукас Рейсс, Мария Тереза ​​Вальдеррама

Пандемия COVID-19: восприятие, путаница и заговоры / Стефан Шнайдер

Может ли жилищный бум подорвать рост производительности? / Sebastian Doerr

Последствия COVID-19 для бизнеса банков и меры политики / Francesco Mazzaferro

Процветание в постпандемическом мире / Debora Revoltella, Pedro de Lima

Эффекты денежно-кредитной политики при отрицательных процентных ставках / Joost Bats, Массимо Джулиодори, Аэрдт Хоубен

Пределы рынка / Поль Де Грауве

Подготовка к режиму более высокой инфляции / Эльга Барч, Жан Буавин, Филипп Хильдебранд

О эффективности моделей машинного обучения с поправкой на риск в прогнозировании кредитных дефолтов / Андрес Алонсо, Хосе Мануэль Карбо

Более сильный голос Европы в глобальном развитии / Вернер Хойер

В поддержку денежно-кредитной политики: использование антициклического буфера капитала для предотвращения разворота процентной ставки / Матье Даррак Парьес, Кристоффер Кок, Матиас Роттнер

Аре фондовые рынки в настоящее время переоценены? Роль временного горизонта в ожиданиях доходов / Роберто Бланко и Ирен Ройбас

Мировая экономика в условиях Covid-19: могут ли страны с формирующимся рынком поддерживать двигатель в рабочем состоянии? / Кристель Байссе, Деннис Эссерс

Всплеск корпоративной неплатежеспособности ударил по немецким банкам / Ян Шильдбах

Киберриск в финансовом секторе / Иньяки Алдасоро, Джон Фрост, Леонардо Гамбакорта, Томас Лич, Дэвид Уайт / Кристиан Пфистер

Кейнс и Шумпетер — это то, что сейчас нужно европейской экономике / Сильвен Бройер

Уроки шведской стратегии борьбы с коронавирусом / Ливен Ноппе

Межстрановые различия во время второй волны COVID в Европе / Дэвид Маки

Отслеживание Covid : Что сработало? / Markus Guetshow

Политическая революция / Elga Bartsch, Jean Boivin, Stanley Fischer, Philipp Hildebrand

Ответ центральных банков на «трагедию на горизонте» / François Villeroy de Galhau

В поисках верного «Зеркального зала»: Смешанные благословения уроков прошлого для формирования будущего после COVID / Роберт Хольцманн

Обновление европейского финансового монитора (сентябрь 2020 г.) / Виллем-Питер де Гроен, Инна Олейник

Макроэкономическая стабилизация при ограничении номинальных процентных ставок: A роль инфляционных ожиданий домохозяйств? / Джефф Кенни, Иоана Дука-Раду, Андреас Ройтер

Больше предупреждений о поездках почти как новый карантин для индустрии гостеприимства / Эрик Хейманн

Тень финансового доминирования: заблуждения, восприятие и перспективы / Изабель Шнабель

Мониторинг экономической активности во времена Covid-19: переход к более высокой частоте / Барбара Кастеллетти, Мари Делорм, Павел Диев, Янник Каланцис, Антуан Лаллиард, Маттео Мольяни

Великий демографический переворот: стареющие общества, уменьшение неравенства и возрождение инфляции / К.А. Э. Гудхарт, Манодж Прадхан

Можем ли мы ожидать быстрого восстановления экономики? / Стефан Дюпраз

Структура обеспечения Евросистемы в 2018 и 2019 годах / Марко Корси, Бенджамин Хартунг, Виктория Гочева

«Северное расширение» ЕС через 25 лет – подведение итогов и некоторые мысли на будущее / Эрнест Гнан и Роберт Хольцманн

A Путешествие по монетарному кибермиру / Кристиан Пфистер

Ограничения и ловушки количественного смягчения на развивающихся рынках / Даниэль Даяну

Каждому кризису своя аналогия, каждой аналогии свое критическое отражение / Роберт Хольцманн

Пруденциальное регулирование и вторичные эффекты долларового кредита / Стефан Авджиев, Брайан Харди, Патрик Макгуайр, Гетц фон Петер

Глобальные цепочки создания стоимости и вызов Covid-19 / Антуан Берту, Хуан Карлуччо, Гийом Голье

После коронавируса: дефляция или инфляция? / С.А. Э. Гудхарт

Монетарная стратегия Европейского центрального банка, основанная на правилах: призыв к денежной стабильности / Хуан Э. Кастаньеда

Инклюзивные платежи для постпандемического мира / Рафаэль Ауэр, Джон Фрост, Томас Ламмер, Тара Райс, Эмбер Wadsworth

Оптимально ли установлены требования к банковскому капиталу? Доказательства взглядов исследователей / Джин Амброцио, Ифтехар Хасан, Эса Йокивуолле, Ким Ристолайнен

Финляндия и денежно-кредитная политика в условиях трех кризисов / Туомас Валимяки и Мери Обстбаум

Финансовая интеграция в Северо-Балтийском регионе по отношению к ЕС: Взгляд Швеции / Дэвид Фарелиус, Стефан Ингвес, Магнус Йонссон

Рост индексации – что происходит и почему? / Craig Lazzara

Измерение сложности регулирования / Jean-Edouard Colliard, Co-Pierre Georg

Большой всплеск долга / Ralph Solveen

Еврозона во времена Covid-19: скрытая монетизация долга / Peter Vanden Houte

European Recovery Fund : Вопросы и ответы скептиков / Реза Могхадам, Джейкоб Нелл, Жоао Алмейда, Бруна Скарика, Маркус Гетшоу

Радикальная неопределенность / Джон Кей

Насколько эффективны банковские сборы в снижении левериджа, учитывая уклон в сторону долга при налогообложении доходов корпораций? / Франциска Бремус, Кирстен Шмидт, Лена Тонцер

Макроэкономическое влияние просроченных кредитов в странах еврозоны / Иван Хуляк, Райнер Мартин, Диего Моксеро, Козимо Панкаро

Martial Ranvier

Special Update of the European Fiscal Monitor / Willem-Pieter de Groen, Inna Oliinyk, Sander van Veldhuizen

Розничные цифровые валюты центрального банка: средство платежа против средства сбережения / Сантьяго Фернандес де Лис, Пабло Урбиола

Европа ответ Весам – потенциал и предпосылки программируемого евро / Андреас Краутшайд, Тобиас Теннер, Зигфрид Уциг

Банковское дело между двумя кризисами / Карел Ланноо

Ловушка ликвидности, денежно-кредитная политика и кризис здравоохранения / Стефан Люиссье

Финансовая устойчивость Германии домохозяйств к Corona вызвало шок доходов / Orcun Kaya

Разумная фискальная политика для резкого роста государственный долг / Форрест Кейпи, Мейрик Чепмен, Крис Марш, Джеффри Вуд

Какие факторы побуждают потребителей использовать криптоактивы? Результаты австрийского опроса / Гельмут Стикс

Необходимость новой финансовой архитектуры после КОРОНЫ, мнение / Фредди Ван ден Шпигель

Ковализация: Европа на дыбе между глобализацией и Ковидом — Взгляд историка на Европейский Союз: Европа и Глобализация / Гарольд Джеймс

План восстановления ЕС — это следующее поколение фискальной солидарности / Сильвен Бройер

Кредитные гарантии в условиях кризиса COVID-19 — актуальность и экономическое воздействие / Жюльен Бро, Симона Синьор

Оценка эффективности COVID-19 отслеживание режимов / Дэвид Маки

На пути к более широкой международной роли евро / Франческо Пападиа, Константинос Эфстатиу

Первый взгляд на фискальную динамику в зоне евро после COVID-19: аргументы в пользу изменения системы бюджетного управления / Марко Protopapa

Международная роль евро / Марко Бути

В деньгах центрального банка нет ничего волшебного / Жан Барт hélemy, Adrian Penalver

Действительно ли бесконтактные карты меняют способ оплаты? / Мартин Браун, Николь Хентшель, Ханнес Меттлер, Хельмут Стикс

Сохранение числа R COVID-19 ниже 1 по мере роста мобильности / Дэвид Маки

Цифровая валюта ЕЦБ — полет фантазии? / Yves Mersch

Работает ли еще машина сближения ЕС и как на нее повлияет кризис Covid-19? / Патрик Бишари, Деннис Эссерс, Эвелиен Винсент

Рынки финансирования в долларах США во время кризиса Covid-19 – международное измерение / Эгемен Эрен, Андреас Шримпф, Владислав Сушко

Моделирование распределительных эффектов Фонда восстановления Макрона-Меркель / Фридрих Хайнеманн

Международные инфляционные сопутствующие движения / Филип Р.Lane

Как заставить банковскую интеграцию работать для лучшего распределения рисков в еврозоне: роль трансграничной банковской консолидации / Матиас Хоффманн

Трансграничная консолидация в европейском банковском секторе: между мечтами и реальностью / Ян Ван Хов

Услуги следующий – и быстро приближающийся – рубеж глобальной торговли и финансовых услуг – это сектор, ведущий путь / Роберт Купман

Конституционный суд Германии против ЕЦБ: право, экономика и политика / Донато Маскиандаро

ЕЦБ необходимо финансировать дефицит бюджета в связи с коронавирусом / Пол De Grauwe

Превращение коллективных сбережений в частные инвестиции: кризис Covid-19 как катализатор общеевропейского эффективного распределения ресурсов / Georges Hübner

Валютная структура валютных резервов / Hiro Ito and Robert N McCauley

Денежно-кредитная политика последствия цифровых валют / Катрин Ассенмахер

Можем ли мы сравнить COVID-19 и 200 8 кризисов? / Марк-Оливье Стросс-Кан

Коронавирус и сфера труда / Моника Кисс

Насколько велик макрошок от коронавируса? Помещение краткосрочного рекордного шока в долгосрочный контекст / Эльга Барч, Жан Буавен, Филипп Хильдебранд

Политический ответ на Covid-19 и роль ЕИБ / Дебора Револтелла

Фонд восстановления ЕС: как привести в соответствие круг? / Каюс Хагельштам, Элис Зоппе, Кристина София Диас

Тсс, не говори так! Вертолетные деньги ЕЦБ: экономика и политика / Донато Маскиандаро

Никогда не позволяйте хорошему кризису пропадать даром! / Кай А.Конрад, Марсель Тум

Как экономика оправится от шока Короны / Йорг Кремер и Бернд Вайденштайнер

Связь плана восстановления Европы и следующего бюджета ЕС / Кевин Кёрнер и Барбара Бётчер

Обзор цифровой валюты Центрального банка — состояние дел / Йоханнес Дуонг

Встроенный надзор: как внедрить регулирование в Libra 2.0 и экономику токенов / Рафаэль Ауэр

Что сделали центральные банки, чтобы помочь экономике пережить Covid-19 / Флоренс Одендаль, Адриан Пеналвер и Уршула Щербович

Политика и экономика мировых валют / Пол Де Грауве

Инструменты навигации в эпоху полунормальной короны / Энди Лангенкамп

Поиск подходящих европейских инструментов финансирования в условиях пандемии коронавируса — Помощь ликвидности ESM в сравнении с облигациями Corona / Фридрих Хайнеманн

Регулирование , Корпоративная культура и индивидуальная ответственность в банковской сфере / Дэвид Т. Ллевелин

Разброс различных мнений и настроений в Германии по поводу коллективных «коронабондов» / Ингоберт Вальтенбергер

Принцип разумного алгоритма: новая парадигма финансового надзора / Якоб Тома

Пассивные фонды активно влияют на цены: данные крупнейших рынков ETF / Karamfil Тодоров

Европейские банки в условиях корона-кризиса / Ян Шильдбах

Мать-природа: взаимосвязь между полом и климатом / Джессика Мюррей

Как глубоко это упадет? Сравнение рецессий 2020 и 2009 годов в зоне евро / Андреас Брайтенфельнер, Пол Рамскоглер

Разнообразный валютный союз создает невидимые трансферты, оправдывающие условную солидарность / Энрико Перотти и Оскар Сунс

Размышления о здоровье и финансовом кризисе / Жак де Ларозьер

Ли Это подходит? Твиттер о денежно-кредитной политике и связи с центральным банком / Донато Маскиандаро, Давиде Ромелли, Гайя Рубера

Европейская схема страхования депозитов: экономическое обоснование, проблемы и политические решения / Этторе Панетти

«Европейский фонд капитализации и развития» (ECDF) для содействия Восстановление Европы после коронавируса / Эрнест Гнан

Экономика Еврозоны: включение наружной рекламы в HICP / Джейкоб Нелл, Бруна Скарика, Жоао Алмейда, Маркус Гетшоу

Цифровая валюта Центрального банка: Учебник / Кристиан Пфистер

Стандартные макросы и кредит Политики достаточно, чтобы справиться с экономическими последствиями глобальной пандемии? Предложение об отрицательном налоге на МСП / Томас Дрексель, Шебнем Калемли-Озкан

Реформы, повороты и путь вперед: уроки трех десятилетий переходного периода в Центральной и Восточной Европе / Беата Яворчик

Парадокс эндогенного национализма и роль Количественное смягчение / Массимо Морелли

Регулирование капитала и управление кредитными обязательствами во время кризиса / Пол Пельцль, Мария Тереза ​​Вальдеррама

Экономика зоны евро: гринфляция? / Джейкоб Нелл, Жоао Алмейда, Маркус Гетшоу

Падение R-звезды и денежный гистерезис / Пхурихай Рунгчароенкиткул

Ипотечное кредитование и макропруденциальная политика в Великобритании и США / Алан Бренер

Экономическая эффективность и производительность банков еврозоны / Иван Хуляк , Райнер Мартин, Диего Моксеро

Регулирование финансовых технологий: что происходит и в чем заключаются проблемы? / Fernando Restoy

Убедитесь, что ваш коллега-бот менее предвзят, чем вы! / Frank De Jonghe

Европейский банковский союз / Margarita Delgado

Популизм, экономическая политика и центральная банковская система: обзор / Ernest Gnan, Donato Masciandaro

Европейская банковская консолидация: может ли взгляд на прошлое повлиять на текущую политику? / Питер Хан

Как могут быть разработаны цифровые валюты центрального банка? / Itai Agur, Anil Ari, Giovanni Dell’Ariccia

Интересы и альянсы / Klaas Knot

Роль Европы в мировой финансовой системе / Luis de Guindos

Решение банка, необходимость признать реальность, чтобы подготовиться к следующему кризису / Йеспер Берг, Хенрик Бьерре-Нильсен

Должны ли центральные банки также быть надзорными органами: политическая экономическая перспектива / Донато Маскиандаро

Экономическая политика в ЕВС: Какова роль фискальной и денежно-кредитной политики? У кого больше возможностей осталось? Как их совместить? / Marco Buti

Регуляторная отчетность на основе распределенного реестра — меняет правила игры для режима регулирования? / Daniel Münch, Noah Bellon

TCFD: укрепление основ устойчивого финансирования / Mark Carney

В поисках масштаба политики: последствия для стратегий денежно-кредитной политики / Klaas Knot

Инвестиции в конкурентоспособность и устойчивость Европы / Werner Hoyer

Центральный банк независимость и инфляция / Рышард Кокошчинский, Йоанна Мацкевич-Лизяк

Ставка по депозитам, банковские резервы и стимулы для перераспределения портфеля / Мануэль Бухгольц, Кирстен Шмидт, Лена Тонцер

Налогово-бюджетная политика еврозоны: фактическая, возможная и удивительная / Даниэле Antonucci

Вслед за Libra немецкие банки говорят: экономике нужен программируемый цифровой евро / Андреас Краутшайд, Тобиас Теннер, Зигфрид Уциг

Макропруденциальная политика работает: пример голландского рынка жилья / Пауль Хильберс, Марко ван Хенгель

Центральный банк в трудные времена / Клаудио Борио

Десять лет уши после Lehman, безопаснее ли финансовая система? / Дени Бо

Инфляция в еврозоне мертва.Да здравствует (правильная) инфляция / Сильвен Бройер

Реформирование Пакта о стабильности и росте: стремление к устойчивости, предлагая пространство для маневра / Карстен Вендорф

На пути к европейской структуре управления криптоактивами / Джейсон Грант Аллен, Роза Мария Ластра

Становление центральных банков держателями суверенных долговых обязательств: последствия для базы инвесторов / Альвизе Леннх, Бернхард Бартельс, Тибо Вассе , Николас Виллемс

Поведенческие реакции банков на Базель III: в основном, как предполагалось / Стефан В.Schmitz

Борьба со следующим спадом: от нетрадиционной денежно-кредитной политики к беспрецедентной координации политики / Эльга Барч, Жан Бойвен, Стэнли Фишер, Филипп Хильдебранд

О криптоактивах / Андрей Кириленко

Небанковские организации в ЕС: обеспечение плавного перехода в Союз рынков капитала / Фатима Пирес

Как улучшить антикризисное управление в банковском союзе: Европейская FDIC? / Fernando Restoy

Цифровая валюта центрального банка: институциональные вопросы / Wim Boonstra

Интеграция и конвергенция в ЕВС: сложная динамика / Bruno Cabrillac

Глобальная роль евро: прошлое, настоящее и будущее / Arnaud Mehl

Максимальное использование Европейского валютного союза: вызовы и возможности для структурных реформ / Луис де Мелло

Усиленная налогово-бюджетная система ЕС: фискальная дисциплина против экономической стабилизации / Бернхард Гроссманн, Готфрид Хабер

Согласование распределения рисков с рыночной дисциплиной: конструктивный подход к реформе зоны евро / Изабель Schnabel

Контроль CBDC с помощью многоуровневого вознаграждения / Ульрих Биндзайл

Побег из ловушки: вековая стагнация, монетарная политика и финансовая хрупкость / Мартин Вольф

Европейский экономический и валютный союз: из прошлого в будущее / Жан-Клод Трише

Убеждения и портфолио: новые измерения и факты / Стефано Гиглио, Мэтт Эо Маджори, Йоханнес Стробель, Стивен Уткус

Как заставить капитализм работать на всех? / Анита Ангеловска Бежоска

Ограничение или отмена наличных: эффективный инструмент для ликвидации теневой экономики, коррупции и терроризма? / Фридрих Шнайдер

Центральные банки продолжают создавать деньги / Даниэль Даяну

Снижение фискальных рисков финансового сектора / Людгер Шукнехт

Диверсификация кредитного портфеля в зоне евро, требования к капиталу и Европейский банковский союз / Эса Йокивуолле, Матти Вирен

Сложность регулирования и стремление к надежному регулированию / Прасанна Гай, Малкольм Кемп, Антонио Санчес Серрано, Изабель Шнабель

Весы: новый конкурент среди международных валют? / Бит Вебер

Основные результаты исследования долгосрочного воздействия Brexit на экономику Великобритании и ЕС / Патрик Бишари

Глобальное экономическое управление на перепутье / Карло Монтичелли

Переосмысление регулирования капитала: аргументы в пользу пруденциального подхода к дивидендам Цель в зоне евро / Мануэль Муньос

Двусторонние торговые балансы в центре внимания / Флоренс Жомотт

Подход к управлению рисками в управлении активами в отношении продуктов и видов деятельности / Барбара Новик

Финансовые аспекты Brexit / Томас Урл

Центральные банки слишком рискуют отверженные инвесторы / Массимилиано Кастелли, Стефан Герлах

Мысли о третьем референдуме ЕС: отменить статью 50 ИЛИ уйти с «сделкой» / Грэм Бишоп

Китайские иностранные инвестиции: опасная навязчивая идея или новая норма? Будьте готовы к последнему! / Питер Хавлик

Будущее финансовой стабильности: поддержание эффективности при снижении сложности / Андреас Иттнер

Будущее торговли услугами Великобритании после Brexit: вряд ли будет радужным / Ольга Пиндюк

Денежно-кредитная и финансовая стабильность: последствия для пруденциальных надзор / Эд Сибли

Анализ экономики BREXIT и мировой торговли / Дэвид Т.Llewellyn

Переосмысление компромиссов для денежно-кредитной политики в эпоху глобализации / Enrique Martínez-García

Влияние Brexit на экономический рост и государственные финансы / Iain Begg

Посткризисная кривая Филлипса и ее последствия для политики: совокупный разница в заработной плате имеет значение для инфляции / Liviu Voinea

Как оценить достаточность требований к капиталу на основе внутренних моделей? / Susanne Roehrig

Что такое «Современная теория денег» (MMT)? / Бит Вебер

Будущее денег и платежей / Агустин Карстенс

Новый горизонт / Марк Карни

Еврозона: не сбиться с курса в условиях неопределенности / Франсуа Вильруа де Гальо

Еврозона: создание более сильной экономической экосистемы / Кристин Лагард

Рыночная власть: сложная реальность / Питер Прет

Помимо добровольного раскрытия информации: почему для решения проблемы изменения климата необходим «рынкообразующий» подход к финансовому регулированию / Джош Райан-Коллинз

Фискальные правила / Витор Гаспар, Давид Амаглобели

Новые рубежи в евродебатах в Исландии / Торстейнн Торгейрссон

Дезинтермедиация и повторное посредничество Эффекты CSPP / Оскар Арсе, Рикардо Химено, Серхио Майордомо

Создание благоприятной среды для инноваций и цифровизации / Дебора Револьтелла , Тим Бендинг, Кристоф Вайс, Филипп-Бастиан Бручер

Что ждет еврозону е? Оценка греческих программ спасения: стал ли ЕС мудрее? / Яннис Стурнарас

Европе нужны реформы для инклюзивного роста.Согласны ли европейцы? / Пьер Карло Падоан

Большие технологии в финансах и новые вызовы для государственной политики / Агустин Карстенс

Издержки глобального финансового кризиса: переоценка через десять лет / Дэвид Тернер, Патрис Олливо

Денежно-кредитная политика за пределами нормализации / Мария Демерцис

Африка нуждается в инвестициях за пределами своих карманов роста / Оливье де Бойссон, Клеман Жилле

Бизнес-модели в пруденциальной политике / Изабель Вайан, Марина Чернов

Банковские бизнес-модели: время действовать / Руди Вандер Веннет

Тенденции и циклы в финансовой сфере Посредничество / Филип Р.Lane

Regtech встречается с финансовым надзором: как анализ климатических сценариев надзорными органами открывает новую парадигму регулирования / Якоб Тома

Глобальная финансовая уязвимость: приготовьтесь к ухабистой дороге / Клаудио Борио

Призыв к смене парадигмы в принятии финансовых решений созидание в эпоху изменения климата и прорывных технологий / Ангела Кёппль, Сигрид Штагль

Финансовый союз еврозоны / Пол М. Томсен

Зеленый поддерживающий фактор — правильная политика? / Якоб Данкерт, Ларс ван Доорн, Хенк Ян Рейндерс, Олаф Слейпен

Сохранение определенности регуляторных органов: пересмотр требований к капиталу страховщиков / Габриэль Бернардино

Центральные банки должны отражать климатические риски в операциях денежно-кредитной политики / Пьер Моннин

Наличные деньги 21 века : Центральное банковское дело, технологические инновации и цифровые валюты / Фабио Панетта

Финансирование и сертификация зеленых облигаций / Торстен Элерс, Франк Пакер

Будущее балансов центральных банков и их потенциальное использование в качестве макропруденциального инструмента / Пол Фишер

Надежное общее посадочная площадка для EMU / Jeroen Dijsselbloem

Temporary Eurobill Fund (TEF): 30 часто задаваемых вопросов / Graham Bishop

Укрепление зоны евро кризис: сделать высокий государственный долг устойчивым? / Ад ван Риет

Популизм и независимость центрального банка / Донато Маскиандаро, Франческо Пассарелли

Подотчетность центрального банка и судебная проверка / Чарльз Гудхарт, Роза Ластра

Возможности и проблемы банковского регулирования и надзора в эпоху цифровых технологий / Хосе Мануэль Гонсалес- Páramo

В еврозоне дисциплина имеет первостепенное значение, но не менее важно и распределение рисков / Даниэль Даяну

Предпочтения французских и немецких парламентариев в отношении реформы Европейского валютного союза / Себастьян Блесс, Пьер С.Бойер, Фридрих Хайнеманн, Экхард Джанеба, Анасуя Радж

Условия кредитования и корпоративные инвестиции в Европе / Лоран Морен, Розалия Пал, Филипп-Бастиан Бручер

Количественное смягчение в зоне евро: большие объемы, малое влияние? / Daniel Gros

Сопоставимость весовых коэффициентов риска Базеля в банковском секторе ЕС / Zsofia Döme, Stefan Kerbl

Новый шелковый путь: последствия для Европы / Stephan Barisitz, Alice Radzyner

Справедливость и поддержка реформ: уроки переходного периода Экономика / Сергей Гуриев

Случайное значение счета текущих операций в эпоху глобального избытка сбережений / Йеспер Берг, Штеффен Линд

Углубление экономического и валютного союза: приоритеты ЕС к 2025 году и далее / Марко Бути

Распределение рисков в EMU: ключевые выводы из обзора литературы / Демосфен Иоанну, Дэвид Шефер

Последние изменения в теневой банковской деятельности Китая / Майкл Чуй, Кристиан Аппер

Возврат наличных денег? Оценка недавнего увеличения спроса на наличные деньги / Клеменс Йобст, Хельмут Стикс

Существует ли риск резкого возврата долгосрочной доходности? / Хён Сон Шин

Играть по правилам или управлять игрой? – Как справиться с регулятивным арбитражем / Даниэль Нуи

Международные финансовые кризисы: новое понимание, новые данные / Хайме Каруана

Технологические изменения и будущее наличных денег / Франсуа Р.Velde

Банки или платформы: цифровое будущее / Патрисия Джексон

Политическая экономия центрального банка в эпоху цифровых технологий / Сэр Пол Такер

(Нет) беспокоится о новой форме международных потоков капитала / Матье Бюссьер, Джулия Шмидт, Наташа Валла

Завершение архитектуры евро / Лоренцо Бини Смаги

Спасение: проблемы доверия и заражения / Клас Вильборг

Два бурных века: уроки монетарной политики Австрии, 1816-2016 / Эрнест Гнан, Клеменс Йобст

Голуби, ястребы и голуби: формирование поведенческой денежно-кредитной политики / Донато Маскиандаро

Десять мифов в дебатах о Brexit / Дэвид Т.Llewellyn

Банковская тайна в офшорных центрах, потоки капитала и черные списки: для танго нужны двое / Донато Маскиандаро

Некоторые кажущиеся парадоксы или интересные моменты российской экономики и банковского сектора / Стефан Баризитц

Гендерное разнообразие и денежно-кредитная политика / Донато Маскиандаро, Паола Профета, Давиде Ромелли

Наличные без будущего? Будущее без наличных? Более широкий взгляд / Кристиан Бир, Урс В. Бирхлер, Эрнест Гнан

Модильяни-Миллер, Базель 3 и CRD 4 / Мортен Баллинг

Что такое деньги и кто так говорит? / Питер Р.Фишер

Доллар растет в выходные дни

metamorworks/iStock via Getty Images

Обзор: Доллар растет в выходные на фоне падения акций и роста ставок. Евро был продан по цене $1,08 после того, как вчера развернулся вниз, несмотря на более сильный, чем ожидалось, апрельский показатель PMI. Плохое доверие потребителей в Великобритании и резкое падение розничных продаж привели к тому, что фунт стерлингов был продан до новых минимумов с ноября 2020 года, ниже 1,2900 доллара. Осажденная иена консолидирует свое недавнее падение и остается в диапазоне, наблюдаемом в среду, вторую сессию подряд.Большинство акций Азиатско-Тихоокеанского региона упали из-за того, что китайский индекс CSI 300 вырос на 0,45%, прервав пятидневный спад. Европейский индекс Stoxx 600 с гэпом снизился и сейчас снижается за неделю. Фьючерсы на США падают. Европейские ставки немного укрепились после вчерашнего скачка, в результате которого 10-летние облигации поднялись выше 2% впервые с 2015 года. Немецкие 2-летние облигации достигли почти 0,25%, что является самым высоким показателем с 2014 года. Доходность 10-летних облигаций США составляет выросла примерно на четыре базисных пункта до 2,95%, а доходность 2-летних облигаций выросла на семь базисных пунктов до 2,76%. На этой неделе он вырос примерно на 30 б.п.Валюты большинства развивающихся рынков ниже. Резкая распродажа китайского юаня набрала обороты. Это примерно на 0,6% ниже, чтобы довести падение на этой неделе до 1,8%. Это самое большое падение за несколько лет. Золото упало примерно на 10 долларов до почти 1940 долларов. На прошлой неделе он приблизился к $1978. Июнь WTI консолидируется в диапазоне $101-$104. Нефтяной газ США немного слабее и должен закончить пятинедельный всплеск. Бенчмарк природного газа в Европе снизился на 2% после вчерашнего роста на 9%. На этой неделе он вырос примерно на 3,7% после падения более чем на 14% за предыдущие две недели.Железная руда сегодня была твердой, но за неделю снизилась на 3%. Медь отыграла вчерашний прирост в 1% и снизилась примерно на 1,5% за неделю, что стало первым недельным падением за последние три дня. Июльская пшеница падает четвертую сессию подряд и на этой неделе снизилась примерно на 3,5% после роста на 12% за последние пару недель.

Азиатско-Тихоокеанский регион

Некоторые сенсационные сообщения обыгрывали интервенцию на переговорах между министром финансов Японии Судзуки и министром финансов США Йеллен. Вызов с собрания предполагает, что обсуждались быстрые движения иены, иностранная валюта не была в центре внимания. Они подтвердили стандартную позицию G7/G20, согласно которой обменные курсы должны определять рынки, но чрезмерная волатильность нежелательна. Высокопоставленный чиновник МВФ вчера признал, что слабость иены отражает экономические основы. ФРС ужесточает. Банк Японии — нет. Как мы уже отмечали, центральные банки хотят, чтобы обменные курсы следовали денежно-кредитной политике, в противном случае это сводит на нет или притупляет официальные усилия.

Данные Японии показали восстановление экономики и давление цен на энергоносители. Предварительный апрельский PMI показывает немного более медленный рост активности в обрабатывающей промышленности (53,4 против 54,1) и улучшение услуг (50,5 против 49,4). Композитный показатель вырос до 50,9 с 50,3. Общий индекс потребительских цен за март вырос до 1,2%, как и ожидалось, с 0,9%. Без учета свежих продуктов его базовая ставка выросла до 0,8% с 0,6%. Однако, за исключением свежих продуктов питания и энергии, в Японии по-прежнему наблюдается дефляция (-0,7% против -1,0%). Банк Японии соберется на следующей неделе и, как ожидается, повысит свой прогноз инфляции с 1.Прогноз 1% в январе.

Апрельский индекс PMI Австралии показывает, что экономика набирает обороты. Производственный PMI вырос до 57,8 с 57,7. Индекс деловой активности в сфере услуг вырос до 56,6 с 55,6. Это привело к составному показателю 56,3 после 55,1 в марте. Это самый высокий показатель с июня прошлого года. Ожидается, что после национальных выборов в Австралии в следующем месяце центральный банк повысит ставки в июне, чтобы начать цикл ужесточения. Рынок оценивает на 40 базисных пунктов больше, что сведет целевую процентную ставку к нулю.50%.

Банк Японии продолжит покупку 10-летних государственных облигаций с фиксированной процентной ставкой в ​​следующий понедельник и вторник. На сегодняшней операции было куплено около 427 млрд иен после того, как вчера не было никаких предложений. Доллар консолидируется по отношению к иене и остается в диапазоне, установленном в среду (~JPY127,45-JPY129,40). Пятидневная скользящая средняя находится немного выше JPY128, и доллар не закрывался ниже нее с 1 апреля. После вчерашнего разворота вниз австралийский доллар сегодня сделал еще один шаг вниз. Он продается по цене 0,7315 доллара, что является (50%) восстановлением прибыли с минимума конца января около 0,6970 доллара. 200-дневная скользящая средняя находится чуть ниже 0,7300 доллара, а следующее восстановление (61,8%) ближе к 0,7235 доллара. Рынок может спорить о существовании пут ФРС на фондовом рынке, но у Китая, похоже, есть пут Си. После недавнего падения китайских акций Комиссия по регулированию ценных бумаг Китая призвала крупные финансовые фирмы увеличить вложения в акции.Индекс CSI вырос сегодня впервые за шесть сессий. Однако это не дало отсрочки падающему юаню. Резкая распродажа продолжалась четвертую сессию подряд, в результате чего потери на этой неделе достигли 1,8%. Доллар приблизился к 6,50 юаня, самому высокому уровню с августа прошлого года. НБК установил базовый курс доллара на уровне 6,4596 юаней. Средний прогноз в обзоре Bloomberg составлял 6,4645 юаней. Внезапный обвал юаня привел к резкому увеличению оборота на офшорном рынке и рынке опционов.

Европа

Произошел резкий рост подразумеваемой доходности декабрьских фьючерсов Euribor. В среду подразумеваемая доходность составляла около 0,32%, а сейчас она составляет около 0,56%. Президент ЕЦБ Лагард предупредила о рисках снижения темпов роста, но не стала отговаривать рынок от повышения ставок в конце этого года. Некоторые отчеты обыгрывали стремление некоторых ястребов подняться на 50 б.п. Рынок свопов оценивается в первом движении в июле и в общей сложности сейчас составляет 80 базисных пунктов до конца года.

Предварительный PMI еврозоны не оправдал ожиданий, что война на Украине подрывает активность. И производственный, и служебный PMI оказались сильнее, чем ожидалось. Производственный PMI немного смягчился (55,3 против 56,5), но экономисты ожидали большего отката. Индекс деловой активности в сфере услуг вырос до 57,7 с 55,6. Экономисты ожидали снижения. Композитный показатель вырос до 55,8 (с 54,9) и является самым высоким показателем с сентября прошлого года. Немецкие данные показали, что производство было немного медленнее, чем ожидалось (54,1 против 56,9 в марте и ожидания 54,5). Индекс деловой активности в сфере услуг вырос до 57,9 с 56.1. Экономисты (опрос Bloomberg) ожидали 55,3. Композитный показатель снизился до 54,5 с 55,1, что немного лучше медианного прогноза 54,1. Франция более основательно превзошла ожидания. Производственный PMI вырос до 55,4 с 54,7, а сервисный PMI вырос до 58,8 с 57,4. Ожидалось, что оба откажутся. Композитный показатель вырос до 57,5 ​​с 56,3. Это самый высокий показатель с момента начала пандемии.

Великобритании не так повезло. Сегодняшние данные были разочаровывающими, начиная с падения индекса потребительского доверия GfK (-38 против 38).-31), но настоящим шоком стали мартовские розничные продажи. Вместо падения на 0,3%, как предполагал средний прогноз (опрос Bloomberg), они упали на 1,4%, а февральский ряд был пересмотрен с 0,3% до -0,5%. За исключением бензина, розничные продажи упали на 1,1% после пересмотренного падения на 0,9% в феврале. Флэш-PMI также был разочарован. Производственный PMI оказался лучше, чем ожидалось (поднявшись до 55,3 с 55,2), но PMI в сфере услуг упал до 58,3 с 62,6 (средний прогноз был на уровне 60). Сводный PMI упал до 57.6 из 60,9. Это не создает хорошего экономического фона для местных выборов в начале следующего месяца. Тем не менее, после вчерашних комментариев Банка Англии (Bailey and Mann), рынок свопов оценивает чуть больше, чем 1 к 3, вероятность повышения на 50 базисных пунктов 5 мая. в-4 шанс.

Вчера евро развернулся вниз после роста примерно до $1,0925 на фоне некоторых ястребиных комментариев ЕЦБ. Он потерял цент по сравнению с максимумом, и сегодня последующая продажа привела к падению единой валюты ниже 1 доллара.08. Недавние минимумы были около $1,0760. Минимум марта 2020 года составлял около 1,06 доллара, и наиболее вероятным сценарием может быть повторное тестирование. Фунт стерлингов приблизился к выделенной нами цели в $1,2830. Это середина ралли от минимума марта 2020 года около 1,14 доллара до прошлогоднего максимума около 1,4250 доллара. Прорыв этой области сигнализирует о тестировании уровня 1,27 доллара, но важный откат (61,8%) ближе к 1,25 доллара.

Америка

Вчерашние комментарии председателя Федеральной резервной системы Пауэлла подтвердили то, что рынок уже узнал. Глава ФРС одобряет ускорение ужесточения. Он квалифицировался быстрее с «немного», подразумевая движение на 50 б.п., а не движение в 75 б.п., которое, как предположил Буллард из Сент-Луиса, может быть необходимо, хотя это не было его базовым случаем. Рынок полностью воспринял «авансовую загрузку» Пауэлла, под которой понимается уже три повышения ставки на 50 б.п. (май, июнь и июль). Теперь рынок видит окончательную ставку для фондов ФРС около 3,50% в следующем году. Это по-прежнему динамичная ситуация. Подразумеваемая доходность декабрьских фьючерсов на фонды ФРС растет сегодня шестую сессию подряд.На этой неделе он вырос чуть более чем на 35 б.п. Быстрые заголовки PMI могут привлечь внимание, но, за исключением значительного негативного шока, они могут не оказать большого влияния.

Управляющий Банка Канады Маклем, похоже, также поддержал более быструю корректировку денежно-кредитной политики. На рынке свопов ожидается рост на 50 б.п. на следующих четырех заседаниях (июнь, июль, сентябрь и октябрь) с учетом дисконта. Управляющий центральным банком Мексики предположил, что ему, возможно, также придется действовать быстрее. Сегодняшняя Мексика публикует двухнедельный индекс потребительских цен до середины апреля.Общие и основные показатели выше 7% подкрепят предположения о том, что на заседании в следующем месяце (12 мая) он вырастет как минимум на 50 базисных пунктов. Рынок свопов в ближайшие шесть месяцев сузится примерно на 200 базисных пунктов.

Доллар США вчера торговался ниже CAD1.2460, но когда акции развернулись вниз, доллар принял предложение. Пара развернулась вверх примерно до 1,2590 канадских долларов и сегодня достигла нового месячного максимума около 1,2680 канадских долларов. CAD1,2700 — это (61,8%) цель восстановления снижения с максимума 15 марта (~CAD1,00).2870). Движение выше CAD1,2700 может первоначально нацелиться на CAD1,2780. Продолжается распродажа песо. Доллар США начал неделю около 19,90 мексиканских песо, а сейчас утром в Европе торгуется около 20,35 мексиканских песо. Он находится на своем лучшем уровне с 22 марта. Доллар приближается к области 20,39 мексиканских песо, которая соответствует цели восстановления (38,2%) падения, начавшегося в прошлом месяце. Потенциальный паттерн двойного дна и следующая цель восстановления (50%) находятся около 20,60 мексиканских песо.

Исходное сообщение

Примечание редактора: Резюме для этой статьи были выбраны редакторами Seeking Alpha.

eSwatini Экономический обзор | Африканский банк развития

Последние макроэкономические и финансовые изменения

Экономика eSwatini сократилась примерно на 3,2% в 2020 году после роста на 2,2% в 2019 году. Производство резко сократилось, поскольку ориентированные на экспорт отрасли были ограничены временным закрытием предприятий, сбоями в глобальных цепочках создания стоимости и слабым спросом. Строительство прекратилось, поскольку пандемия COVID-19 перевернула поставки материалов. Инвестиции ослабли, а потребление, ключевая движущая сила совокупного спроса, сократилось, что привело к снижению производительности ключевых услуг, таких как оптовая и розничная торговля, туризм и гостиничный бизнес.Тем не менее, информационные и коммуникационные услуги показали хорошие результаты из-за увеличения спроса на онлайн-услуги. Сельское хозяйство также продемонстрировало незначительный рост благодаря благоприятной погоде и продолжающимся инвестициям. Дефицит бюджета увеличился до 8,6% ВВП в 2020 году с 5,3% в 2019 году, что побудило правительство обратиться к международным финансовым учреждениям за бюджетной поддержкой. Валовой государственный долг, который включает внутреннюю задолженность, быстро вырос почти до 48% ВВП с 38% в 2019 году, что намного превышает установленный правительством порог в 35% ВВП.Власти намерены погасить внутреннюю задолженность, которая остается высокой и составляет около 5% ВВП. Профицит счета текущих операций снизился до 1,2% ВВП в 2020 году, но официальные резервы увеличились до четырехмесячного покрытия импорта благодаря притоку бюджетной поддержки. Денежно-кредитная политика способствовала росту во время пандемии. Учетная ставка была постепенно снижена с 6,5% в марте 2020 года до 3,75% в июле. Инфляция увеличилась с 2,6% в 2019 году до примерно 4% в 2020 году, чему способствовали ограничения предложения, повышение цен на продукты питания и ослабление национальной валюты, которая достигла самого низкого обменного курса по отношению к доллару США в апреле 2020 года, обесценившись на 22% с января. 2020.Банковский сектор оставался стабильным и адекватно капитализированным, но просроченные кредиты увеличились, а кредиты частному сектору в годовом исчислении сократились на 0,4%.

Перспективы и риски

Прогнозируется, что в 2021 году экономика вырастет на 1,4%, чему будет способствовать скромное восстановление во всех секторах. Ожидается, что сельское хозяйство, обрабатывающая промышленность и строительство придадут больший импульс восстановлению, а ожидаемое укрепление внутреннего спроса возобновит рост услуг. Запланированные реформы, направленные на облегчение ведения бизнеса, наряду с погашением внутренней задолженности должны стимулировать частные инвестиции.Риски для восстановления включают более длительную пандемию, недостаточный прогресс в разработке вакцины против COVID-19 и внешние события. Ожидается, что среднесрочный рост будет умеренным из-за ускоренной бюджетной консолидации и снижения прогнозируемых поступлений Южноафриканского таможенного союза (SACU). В результате дефицит бюджета несколько сократится, но останется высоким. Согласно анализу устойчивости долговой ситуации Международного валютного фонда за 2020 год, если eSwatini реализует свой план фискальной корректировки на 2021–2023 годы (всего 6.5% ВВП), государственный долг вырастет примерно до 50% ВВП в 2021 году, достигнет максимума в 53% ВВП в 2023 году, а затем будет постепенно снижаться. Ожидается, что положительное сальдо счета текущих операций и международные резервы улучшатся по мере восстановления экспортного спроса. Риски повышения инфляции включают повышение цен на продукты питания и повышение тарифов на воду и электроэнергию. Ожидается, что прогнозируемое повышение курса лилангени/ранда почти до допандемического уровня сведет к минимуму эффект переноса роста цен на нефть на инфляцию.

Вопросы и варианты финансирования

Уровень государственного долга eSwatini в значительной степени обусловлен постоянным бюджетным дефицитом.Правительство все больше полагалось на внутренний рынок для финансирования дефицита и накопило значительную внутреннюю задолженность. Внешнее финансирование в основном ограничивается кредитами на капитальные проекты. Непрерывное осуществление реформ управления государственными финансами, включая бюджетную консолидацию и усиление мобилизации внутренних доходов, имеет решающее значение для достижения финансовой устойчивости, расширения бюджетного пространства и стабилизации государственного долга. Расширение доступа к долгосрочному льготному финансированию может еще больше улучшить финансовое положение и ослабить ограничения ликвидности правительства.Бюджетное правило, которое устанавливает потолок для ежегодных расходов поступлений SACU при сохранении избыточных доходов, могло бы помочь оградить бюджет от волатильности трансфертов SACU и укрепить внешние резервы.

Будущее международной валютной системы

Выступление Витора Констанцио, вице-президента ЕЦБ,


Лекция «Золотая серия» на Форуме официальных валютно-финансовых учреждений (OMFIF),
, Лондон, 23 ноября 2011 г.

Дамы и господа,

Я с удовольствием принял приглашение Золотой серии OMFIF, посвященной мировым деньгам, поговорить о будущем международной валютной системы.Эта тема стала очень актуальной в этом году, не в последнюю очередь ввиду дискуссий и прогресса, достигнутого на недавнем Каннском саммите.

Я начну с краткого напоминания о ключевых чертах хорошей международной валютной системы и на этой основе попытаюсь определить, каковы, на мой взгляд, основные слабости существующей системы (или «несистемной», как многие называют ее). Это). Это позволит мне остановиться на возможной эволюции в среднесрочной перспективе некоторых основных компонентов международной валютной системы.В заключение я оценю, может ли такая эволюция оказаться адекватным ответом на вызовы, с которыми мы сталкиваемся.

Что мы можем ожидать от качественной международной валютной системы?

Конечной целью международной валютной системы (далее: IMS) является поддержание упорядоченной системы платежей между странами. С этой целью IMS должна предоставлять услуги международной валюты, обеспечивать адекватное создание глобальной ликвидности, определять режим обменного курса между национальными валютами и включать механизм корректировки, чтобы избежать чрезмерного внешнего реального и финансового дисбаланса между странами.

И глобальную ликвидность, и механизм регулирования можно интерпретировать как глобальные общественные блага (см., например, Eichengreen 1987, Camdessus 1999, Dorrucci and McKay 2011). Действительно, только благодаря доступу к глобальной ликвидности становится возможным участвовать в глобальной экономике и финансировать ее, используя одну или несколько резервных валют в качестве платежного средства, расчетной единицы или средства сбережения.

И только благодаря эффективному и действенному механизму корректировки становится возможным извлечь выгоду из «внешней стабильности», а именно глобальной устойчивой совокупности межстрановых экономических связей (т.грамм. через текущие счета и позиции активов/пассивов). После достижения внешней стабильности межстрановые связи не приводят к разрушительным явлениям, таким как беспорядочные колебания обменного курса и цен на активы или сокращение реального объема производства и занятости. Внешняя стабильность в решающей степени зависит от политического поведения тех эмитентов и держателей международных валют, которые имеют системное значение.

режимы обменного курса и движения капитала , вероятно, являются основными элементами механизма корректировки, поскольку они определяют степень гибкости каждой ИСМ, т.е.е. его способность приспосабливаться к изменяющимся экономическим условиям. В отличие от Бреттон-Вудской системы с фиксированными обменными курсами, полузакрытыми счетами операций с капиталом и механизмом строгой корректировки, МСМ, подобная нынешней, обладает гораздо более высокой степенью приспособляемости. Каждая страна может свободно выбирать свой обменный курс и режим счета операций с капиталом, а страны-эмитенты резервов не сталкиваются с ограничениями, встроенными в IMS, для создания глобальной ликвидности. Это фундаментальная сила сегодняшней системы, но она также может стать — как мы увидим — серьезной слабостью в той мере, в какой она создает возможности для неустойчивых моделей внутреннего роста и последующего накопления реальных и финансовых дисбалансов.

Какие недостатки у настоящей «несистемы»

Помимо сохраняющихся внешних дисбалансов, в нынешней «несистемности» упоминается много других недостатков. Я могу упомянуть некоторые из них: резкое изменение направления потоков капитала; систематический приток капитала из развивающихся стран в развитые; неэффективное накопление резервов развивающимися странами; чрезмерная волатильность обменного курса неэффективна для обеспечения внешнего баланса; асимметрия корректировочного давления между странами с дефицитом и профицитом; отсутствие механизмов обеспечения достаточного и своевременного поступления глобальной ликвидности в периоды финансовых кризисов.

Этот список означает, что потенциально все функции ИСМ могут быть поставлены на карту в настоящем обсуждении, в отличие от того, что произошло в конце 90-х годов, когда обсуждение вращалось вокруг функционирования финансового сектора и предотвращения и разрешения кризисов в развивающихся странах. экономики. Тогда дискуссия шла не о реформе МСМ, а скорее о новой глобальной финансовой архитектуре, то есть о международной основе для защиты и обеспечения эффективного функционирования глобальной финансовой системы.

Сегодня, после начала кризиса в 2007 году, обсуждаемые вопросы лежат в основе того, что составляет международную валютную систему: 1) Необходимы и/или неизбежны новые международные валюты в нынешних обстоятельствах? 2) Следует ли внести изменения в валютный режим? 3) Нужны ли системе новые и более сильные инструменты предоставления ликвидности, особенно в периоды финансовых кризисов? 4) Какие изменения следует внести в механизм регулировки? 5) Какие реформы необходимы в области международного регулирования финансового сектора?

Я не буду касаться этого последнего пункта.Что касается второго вопроса, касающегося режима обменного курса, я только упомяну, что не вижу оснований для изменения режима плавающего курса основных валют или для изменения рекомендации о том, что крупные развивающиеся экономики также должны применять гораздо более гибкие режимы курсов. Это означает, что в конфликте, описанном Маккинноном (1994) между международной корректировкой точки зрения на обменные курсы и точкой зрения денежного стандарта , я принимаю сторону первой. Кроме того, нынешняя ситуация с финансовой глобализацией подтверждает раннее «биполярное мнение» Александра Свободы о том, что при высокой мобильности капитала единственными стабильными режимами обменного курса являются плавающие курсы или жесткие привязки, крайним примером которых являются валютные союзы (см. Eichengreen, 2010). .

На пути к неизбежной, но желательной многополярной МСМ?

Существует множество прогнозов о постепенном добавлении других валют к доллару как действительно международным валютам. Это кажется неизбежным не только из-за появления евро, растущей силы Китая или растущей уязвимости США. Рост значения развивающихся стран, чья доля в мировом ВВП увеличилась на 15 процентных пунктов за последние 20 лет, создает структурный рост спроса на резервы, которого не будет в развитых странах, включая США. позицию на поставку.

Этот вопрос связан с проблемой обеспечения официальной международной ликвидности. Как недавно напомнил Морис Обстфельд (2011), наличие официальных резервов имеет фискальный аспект. Ни одна страна в мире не может бесконечно предлагать свою валюту в качестве резервного актива, способного удовлетворить все потребности растущего остального мира. В нынешних обстоятельствах, когда необходимо уменьшить коэффициенты дефицита и долга, США не могут предлагать свои облигации и казначейские векселя в качестве почти исключительного резервного актива мира.В этом контексте активы в евро необходимы. Даже если они явно рассматриваются как нереальная перспектива, еврооблигации, с чистой точки зрения Международной валютной системы, были бы полезны в качестве резервного актива для мировой экономики. В будущем системе также потребуются активы в китайской валюте, когда у Китая будет конвертируемая валюта, гибкий обменный курс и развитый рынок облигаций.

Все это подразумевает, что одним из возможных сценариев является эволюция к действительно многополярной ИСУ , которая, как многие недавно заметили, создаст надежные альтернативы инвестициям, номинированным в долларах, тем самым укрепив политическую дисциплину основного эмитента резервов.Кроме того, мультивалютный мир подразумевал бы большую автономию денежно-кредитной политики в странах с развивающейся экономикой, таких как Китай, которые, таким образом, были бы в лучшем положении для решения своих собственных дисбалансов (см., например, Bini Smaghi 2011).

  • Есть пять ключевых условий для того, чтобы валюта стала основной международной валютой. Первый из них имеет очень крупную экономику , которая порождает сетевые внешние эффекты и снижает транзакционные издержки. Второе дают глубокие, эффективные и открытые финансовые рынки .В-третьих, хорошее политическое и макроэкономическое управление , конечно же, необходимо для сохранения внешней ценности валюты. В-четвертых, полное соблюдение верховенства закона не менее важно, поскольку оно обеспечивает защиту прав собственности инвесторов. В-пятых, нельзя упускать из виду важность геополитического влияния и политической стабильности .

  • Поэтому валюте непросто выполнить все условия, необходимые для того, чтобы играть международную роль.Следовательно, я не думаю, что мы увидим серьезное изменение роли доллара США в течение следующих 10-15 лет, хотя вывод вполне может быть другим на более длительном горизонте. Появление евро в качестве новой валюты глобального значения не привело к переходу к подлинной дуополии в предложении международных валют и мало повлияло на центральное положение доллара в МСМ. Мы, вероятно, увидим рост доли других валют с течением времени, но маловероятно, что на смену гегемонии доллара США придет только одна валюта.

Евро зарекомендовал себя как вторая по важности международная валюта после доллара США. В то же время эта роль носит преимущественно региональный характер, поскольку евро в основном используется экономическими агентами-резидентами соседних стран зоны евро, имеющих особые политические и экономические связи с Европейским союзом и зоной евро. Совсем недавно стало известно, что значительная доля спроса на облигации, выпущенные Европейским фондом финансовой стабильности (EFSF), приходится на азиатских инвесторов и иностранные центральные банки.

В перспективе доля евро на международных рынках может увеличиться после восстановления финансовой стабильности и рыночной интеграции в зоне евро. Продолжающиеся усилия по улучшению управления в зоне евро и обеспечению надежного механизма разрешения кризисов также косвенно повлияют на международное использование евро, даже если ЕЦБ и Евросистема не предпримут никаких инициатив для прямого продвижения его использования (Анджелони). , Сапир 2011). Эта нейтральная позиция — ни поощрять, ни препятствовать — основана на нашем убеждении, что международное использование валют должно быть побочным продуктом автономных рыночных решений, определяемых вышеупомянутыми пятью детерминантами.

Обращаясь к китайскому юаню юаню , можно заметить, что использование юаня в качестве международной валюты остается ограниченным, хотя Китай в настоящее время является третьей по величине экономикой (после США и зоны евро) и второй по величине экономикой. экспортером (после еврозоны) мира.

С марта 2009 г. китайские власти запустили несколько инициатив, направленных на содействие более широкому международному использованию юаня, например, в выставлении торговых счетов, в углублении роли оффшорного центра, которую играет Гонконг С.A.R., или при заключении соглашений о свопе в местной валюте с несколькими центральными банками.

Тем не менее, полный потенциал юаня в конечном итоге может быть реализован только при либерализации счета операций с капиталом, сопровождаемой реформой внутренних финансовых рынков. Как только они будут введены в действие, побочным продуктом станет крупная интернационализация юаня. В настоящее время китайские власти, похоже, пытаются благоразумно продвигать финансовую либерализацию, экспериментируя с рыночными ценными бумагами в юанях в Гонконге.А.Р.. Но это происходит за счет увеличения подверженности потокам капитала, что создает проблемы для макропруденциальной системы, особенно с учетом текущей недооценки юаня. Следовательно, китайские власти могут также замедлить использование юаня за границей, если напряженность среди политиков внутри страны возрастет. В целом, потенциал повышения статуса юаня как международной валюты явно огромен, но сроки этого трудно предсказать.

Необходимая реформа механизма регулировки

Я разделяю точку зрения Крегеля (2010) о том, что «основная проблема [с действующей МСМ] заключается не в конкретной национальной ответственности, которая служит международной валютой, а в несостоятельности эффективного механизма корректировки глобальных дисбалансов».

Действительно, достаточно взглянуть на проблему глобальных платежных диспропорций, чтобы обнаружить слабые стороны нынешней ИСМ, а точнее «несистемной». Накопление все более значительного положительного сальдо счета текущих операций в некоторых странах, ориентированных на экспорт, которые полагаются на модель роста, основанную на избыточных сбережениях, в сочетании с накоплением дефицита в ряде стран, ориентированных на потребление, было серьезным источником беспокойства. в годы, предшествовавшие мировому финансовому кризису. Такие диспропорции сочетались с «двойным избытком» глобальной ликвидности и запланированными сбережениями, что привело к исторически низким премиям за риск — главный признак того, что системный риск возрастал в присутствии легкого финансирования, приспосабливающегося к самодовольным заемщикам.

Даже глобальный финансовый кризис и меры политики лишь частично и временно уменьшили дисбаланс в последние годы. Тот факт, что эти дисбалансы сохранялись так долго, обнажает ключевую слабость системы, а именно неадекватность механизмов регулирования . Позвольте мне объяснить это более подробно, рассмотрев различные заинтересованные стороны:

Национальные власти стран с дефицитом и профицитом имели мало стимулов для отхода от своей модели роста и курса политики.Действительно, до кризиса страны с наибольшими внешними дисбалансами часто опережали своих сверстников по темпам роста ВВП: чем больше дисбаланс, тем выше были темпы роста в краткосрочном периоде . Более того, страны с дефицитом и с профицитом вместо того, чтобы применять политическую дисциплину друг к другу, фактически приспосабливались друг к другу в реализации своих соответствующих моделей роста (см. Dooley et al. 2003).

Рыночная дисциплина также оказалась частично ненадежной по ряду причин.

Во-первых, рынки часто не функционируют в соответствии с фундаментальными факторами, как ожидалось, что приводит к неправильной оценке и чрезмерной волатильности, например, обменных курсов и премий за кредитный риск. Частично это можно объяснить такими факторами, как стадное поведение, а также отсутствием общего мнения о соответствующих фундаментальных принципах.

Во-вторых, поведение рынка также сдерживается структурными факторами и политическими режимами. Что касается дефицита, то тот факт, что Соединенные Штаты обеспечивают самый емкий и наиболее ликвидный финансовый рынок — и выпускают доминирующую резервную валюту, — предоставляет им беспрецедентную платформу для предложения «безопасных» долговых инструментов.Ненасытный спрос на такие долговые инструменты оказывает сильное давление на финансовую систему США и ее стимулы (Caballero 2009). В то же время США извлекают из этой ситуации свою «непомерную привилегию». Спрос на активы США сдерживает рост премий за кредитный и валютный риск, взимаемых рынками с ростом долга США. Это эффективно ограничивает рост стоимости внешних заимствований, тем самым устраняя стимулы к сдерживанию заимствований. На стороне профицита полуфиксированные режимы обменного курса и полузакрытый счет операций с капиталом в некоторых странах с крупным профицитом не позволяют рынкам оказывать чрезмерное давление на потоки капитала или обменный курс таких стран.

В-третьих, приспособившись к тенденции к саморегулированию, финансовые рынки поощряли, а не сдерживали чрезмерное заимствование. Ограничения дохода на накопление долга были преодолены с помощью инновационных долговых инструментов, которые недостаточно проверялись качественным кредитным анализом и внутренним контролем. Более того, в поисках доходности и диверсификации потоки капитала в страны с формирующимся рынком и «экономику кэрри-трейд» резко возросли, что в некоторых случаях привело к введению контроля за движением капитала для ограничения потенциально разрушительного влияния как избыточного притока, так и его обратных направлений.

Международное сообщество должно сыграть свою роль в оказании давления на страны, в первую очередь на Международный валютный фонд (МВФ) и G20, чтобы они приспособились. Несмотря на то, что на глобальном уровне были выдвинуты полезные политические рекомендации, поддержка международного сообщества часто была не такой сильной, как должна была бы быть. МВФ в некоторой степени сдерживали его усилия по обеспечению стабильности МСМ. Существующие правила были рассчитаны на доглобальную эпоху, и механизмы правоприменения недостаточно эффективны.

Что касается правил , то они были согласованы в эпоху фиксированных обменных курсов, закрытых счетов операций с капиталом и строго регулируемых финансовых рынков, когда финансовый сектор был служанкой реальной экономики. Это было задолго до повсеместной либерализации торговли, финансовых рынков и операций с капиталом, которая определяет глобализацию. Например, в соответствии со Статьями соглашения МВФ члены могут свободно применять режимы счета операций с капиталом и режимы обменного курса по своему выбору с лишь ограниченными ограничениями.

Результатом является глобальное созвездие режимов обменного курса, которое не обеспечивает устойчивой экономической, финансовой и валютной стабильности. Привязка валют ряда развивающихся экономик к доллару США создает симбиоз, который способствует еще большему дисбалансу и, следовательно, рискам беспорядочной корректировки. В частности, когда одна из стран с формирующимся рынком очень крупная, привязка ее валюты к другой рискует ограничить гибкость корректировки в обеих странах, что, в свою очередь, угрожает исказить обменный курс других основных валютных пар с последствиями для глобальных экономических показателей.

Обращаясь к механизмам правоприменения , наблюдение и коллегиальный обзор политики играют важную роль в выявлении рисков и поощрении мер политики по исправлению положения. Но международное давление, в том числе через МВФ и G20, по-прежнему страдает от недостатка контроля. Даже когда риски правильно определены и рекомендации в отношении политики уместны, как это произошло во время многосторонних консультаций МВФ в 2006–2007 годах, нет гарантии внесения необходимых корректировок в политику.Это остается самым слабым аспектом процесса надзора.

Кризис привел к активизации усилий по улучшению эпиднадзора, т.е. с преобразованием Форума финансовой стабильности в Совет по финансовой стабильности (СФС) с расширенным составом и расширенным мандатом, изменениями внутри МВФ, а также запуском Концепции сильного, устойчивого и сбалансированного роста G20 и ее процесса взаимной оценки. Существует общее признание необходимости усиления многостороннего надзора, лучшего охвата взаимосвязей и побочных эффектов, а также лучшей интеграции макроэкономического и финансового секторов.

Однако необходимо проделать дополнительную работу для дальнейшего повышения эффективности наблюдения. Пока еще нет общепринятого мнения о том, как политика страны влияет на другие страны, и, что более важно, нет готовности стран подвергать себя более тщательному изучению. Напротив, мы можем наблюдать много взаимных обвинений, в основном между странами с развитой экономикой и странами с формирующимся рынком, но в некоторой степени также и внутри этих двух групп. Из этого следует, что страны с формирующимся рынком настаивают на включении глобальной ликвидности и ее движущих сил в многостороннее наблюдение, в то время как развитые страны видят необходимость в более тщательном изучении практики накопления резервов, политики обменного курса и контроля за движением капитала.На этом фоне также очевидно, что у многих стран нет желания менять статьи соглашения МВФ, чтобы ратифицировать расширение и усиление надзора.

Что можно сделать в таких обстоятельствах? Я думаю, что прежде всего нам нужно работать еще усерднее, чтобы добиться лучшего понимания взаимосвязей и побочных эффектов. Это подразумевает потребность в большем и лучшем анализе. Новые пилотные побочные сообщения о том, что МВФ начал в этом году с горстки системно значимых стран, являются одним из долгожданных шагов в этом направлении.Дальнейшие исследования влияния политики системно значимых экономик на глобальные условия ликвидности и потоки капитала также помогут в подготовке дискуссий.

В дальнейшем повышение осведомленности, определенный дух многосторонности и, что не менее важно, усовершенствованные механизмы, способствующие учету рекомендаций по вопросам политики, станут важнейшими элементами повышения эффективности эпиднадзора, способствующего глобальной стабильности.

Эволюция глобальной официальной ликвидности

Еще одна область, по которой мнения сильно расходятся, — это дебаты об усилении официального предоставления ликвидности.Одна из идей состоит в том, чтобы укрепить так называемую глобальную сеть финансовой безопасности (GFSN). Он будет использоваться в тех исключительных ситуациях, когда страны с хорошими фундаментальными показателями страдают от сбоев на финансовом рынке, таких как нехватка ликвидности в иностранной валюте или внезапные остановки притока капитала, вызванные воздействием крупных (например, Lehman) внешних потрясений

Здесь также за последние годы достигнут значительный прогресс: ресурсы МВФ увеличились втрое по сравнению с 2008 годом, расширились права доступа к финансированию МВФ, были созданы новые механизмы.Но некоторые считают, что этого недостаточно, и приводят уместные аргументы в пользу того, что дальнейшее укрепление глобальной сети финансовой безопасности даст странам стимулы к сокращению своих резервных активов (см. Fahri, Gourinchas and Rey, 2011). Однако, как я упоминал ранее, накопление больших запасов резервов основано не только на мотивах предосторожности. Даже самые удобные для клиентов инструменты МВФ могут не привести к сокращению резервов стран, поскольку они предлагают более высокий уровень комфорта и удобства, чем механизмы МВФ.В то же время страны могут столкнуться с проблемами при фактическом использовании своих резервов во время кризиса, учитывая, что рынки могут ориентироваться не на абсолютный уровень, а скорее на относительные изменения.

Дальнейшие реформы набора инструментов Фонда должны быть основаны на тщательной оценке опыта использования существующих инструментов и последствий для ресурсов, которые будут иметь дополнительные механизмы страхования. Призыв к увеличению ресурсов Фонда, который недавно вновь прозвучал, также требует тщательной оценки в свете существующего и потенциального спроса на поддержку Фонда.Что касается другого распределения СДР, то следует учитывать, что во время недавнего кризиса лишь очень небольшая сумма СПЗ, размещенных в 2009 году, была фактически конвертирована в используемые валюты.

Казалось бы оправданным предусмотреть установленные механизмы обеспечения ликвидности во время финансовых кризисов, когда частная ликвидность внезапно исчезает. В этом контексте также прозвучали призывы к центральным банкам создать постоянную схему своп-линий, чтобы помочь странам в периоды системного стресса.Однако, несмотря на то, что центральные банки, безусловно, будут продолжать выполнять свои обязанности в периоды кризиса, они не могут заблаговременно брать на себя обязательства по предоставлению какой-либо значительной ликвидности, поскольку это может помешать выполнению их полномочий и создать моральный риск.

Заключительные замечания: этого достаточно?

Будут ли изменения в IMS, которые, исходя из текущей информации, которые мы, вероятно, увидим в течение следующих десяти-пятнадцати лет, будут достаточными, чтобы сделать ее устойчивой и устойчивой? Я, конечно, не из тех, кто считает, что это так.Но тогда какие дальнейшие изменения необходимы? Ответ на этот вопрос зависит от долгосрочного видения. Если мы действительно движемся к многополярной системе, это вполне может создать более сильные стимулы для политической дисциплины, поскольку непомерная привилегия будет распространяться более широко.

Но будет ли дорога к новой многополярной системе гладкой или очень тернистой? Что ж, многое будет зависеть от пути дальнейшего развития финансового рынка, либерализации счета операций с капиталом и гибкости обменного курса в странах с формирующейся рыночной экономикой, поскольку это будет постепенно снижать спрос на безопасные долговые инструменты, выпускаемые странами с развитой экономикой.Это также позволит лучше направлять внутренний кредит на инвестиции и потребление, что, в свою очередь, будет способствовать росту, обусловленному внутренним спросом. И многое, очевидно, будет также зависеть от способности стран с развитой экономикой, начиная с еврозоны, извлечь соответствующие уроки из текущего суверенного долгового и банковского кризиса. Скорость и масштабы этого процесса будут зависеть от решений политиков и участников рынка в различных частях мира. Если весь этот процесс будет носить решительный и в то же время постепенный характер, он должен обеспечить упорядоченный переход к многополярной МСМ.

Другой вопрос заключается в том, будет ли новая МСМ устойчивой по своей природе или появится новый гегемон, возможно, для реализации «теории гегемонистской стабильности», продвигаемой Киндлбергером (Kindleberger, 1970). Ответ, опять же, будет зависеть преимущественно от политиков. Еще неизвестно, будут ли валютные конкуренты такого многополярного мира иметь относительно близкий вес как в экономическом, так и в финансовом отношении, а также в отношении политических и управленческих факторов, которые обсуждались ранее при рассмотрении предварительных условий для валюты. стать основной международной валютой.

Что касается необходимых изменений в международном сотрудничестве, нам необходимо добиться большей осведомленности глобальных партнеров об их взаимосвязях и вытекающих из этого обязанностях по обеспечению стабильности всей системы. Я убежден, что без минимального духа многосторонности и минимальной степени сотрудничества ни одна будущая МСМ не будет долго оставаться стабильной. Следует надеяться, что страны, особенно те, которые имеют системное значение, понимают, что в их интересах учитывать внешние факторы и сотрудничать.Но одного такого «просвещения» недостаточно для обеспечения стабильности. Если МСМ как таковая не обеспечивает надлежащих стимулов, международному сообществу в конечном итоге придется согласовать расширенные механизмы корректировки, т.е. для того, чтобы способствовать внедрению политических рекомендаций. Остается надеяться, что нам не понадобится еще один глобальный кризис, чтобы создать необходимые стимулы.

Каталожные номера

Angeloni, Bénassy-Quéré, Carton, Darvas, Destais, Pisani-Ferry, Sapir and Vallée (2011): «Глобальные валюты для завтрашнего дня: европейская перспектива», Bruegel Blueprint Series, vol.XIII.

Ангелони, И. и Сапир, А. (2011), Международная валютная система меняется: какие возможности для Европы?, доклад для конференции Bruegel-PIIE «Трансатлантические отношения в эпоху растущей многополярности», Берлин, 27 сентября 2010 г.

Бини Смаги, Л. (2011 г.): «Возвращение к дилемме Триффина», выступление на конференции по международной валютной системе: предложения по устойчивости и реформе , посвященной 100-летию Роберта Триффина; Международный фонд Triffin, Брюссель, 3 октября 2011 г.

Кабальеро Р. (2009 г.), «Другой дисбаланс и финансовый кризис», документ для лекции Баффи , прочитанной в Банке Италии, 10 декабря.

Камдессю, М. (1999), «Международная финансовая и валютная стабильность: глобальное общественное благо?», замечания на исследовательской конференции МВФ под названием «Ключевые вопросы реформы международной валютно-финансовой системы» , Вашингтон, округ Колумбия. , 28 мая.

Дорруччи, Э. и Маккей, Дж. (2011), Международная валютная система после финансового кризиса , Серия периодических статей , № 123, ЕЦБ, Франкфурт-на-Май, февраль.

Дули, член парламента, Фолкертс-Ландау, Д. и Гарбер, П. (2003), «Эссе о возрожденной Бреттон-Вудской системе», Рабочие документы NBER, № 9971, Национальное бюро экономических исследований, сентябрь.

Eichengreen, B. (2010) «Режимы обменного курса и мобильность капитала: насколько выживает тезис о свободе?» в Чарльзе Выплоше (редактор) « Новая международная валютная система» Рутледж.

Eichengreen, B. (2011), Непомерная привилегия – падение доллара и будущее международной валютной системы, Oxford University Press, январь.

Eichengreen (1987), «Гегемонистские теории стабильности международной валютной системы», Рабочие документы NBER , № 2193, Национальное бюро экономических исследований, март.

Фархи, Э., Гуринчас, П.О. и Рей, Х. (2011) «Реформирование международной валютной системы » CEPR

Киндлбергер, К. (1970): « Власть и деньги. Экономика международной политики и политика международной экономики», Basic Books, Нью-Йорк.

Крегель, Дж. (2010 г.), «Альтернативный взгляд на глобальные дисбалансы и международные резервные валюты» — Краткий архив экономической государственной политики, Институт экономики Леви

Маккиннон, Рональд (1994) Обсуждение Питера Кенена «Пересмотр режимов плавающего обменного курса» в Питере Б. Кенене и др. (ред.) «Международная валютная система» Cambridge University Press, стр. 165

Обстфельд, Морис (2011 г.) «Международная ликвидность: фискальный аспект». Программная речь в Банке Японии, Институт монетарных и экономических исследований, Международная конференция, Токио, 2–3 июня 2011 г.

Триффин, Р. (1960): «Золото и долларовый кризис», издательство Йельского университета, Нью-Хейвен.

ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ СЕЙЧАС на 44-ю ежегодную международную конференцию по инвестициям в индустрию гостеприимства Нью-Йоркского университета

Джонатан Тиш является председателем и генеральным директором Loews Hotels & Co., а также сопредседателем совета директоров Loews Corporation.

Тиш руководил расширением и превращением Loews в ведущую гостиничную компанию с широко известной культурой, основанной на партнерских отношениях с членами команды, гостями, сообществами и владельцами.Журнал HOTELS назвал его «Отельером мира».

Признанный на национальном уровне лидером многомиллиардной индустрии путешествий и туризма, Тиш является почетным председателем Туристической ассоциации США, а ранее основал и занимал пост председателя Круглого стола туристического бизнеса, а также American Hotel and Lodging. Ассоциация. Приверженный развитию туристической индустрии на местном уровне, Тиш почти шесть лет занимал пост председателя NYC & Company, официального городского агентства по туризму, а также был председателем New York Rising, созданной для возвращения посетителей и восстановления экономики после 11 сентября. Нью-Йоркский бизнес Крэйна назвал его одним из «десяти самых влиятельных бизнес-лидеров» и включил его в свой Зал славы, в котором отмечены люди, которые изменили город как в своей профессиональной деятельности, так и в их общественной и благотворительной деятельности.

Тиш является автором трех книг-бестселлеров: Сила нас: успех благодаря партнерству ; Шоколада на подушке недостаточно: переосмысление клиентского опыта ; и Гражданин Вы: Вносите свой вклад в изменение мира .Он был ведущим телесериала Beyond the Boardroom , номинированного на премию «Эмми».

Тиш является поборником корпоративной ответственности и активной гражданской позиции. Более 25 лет назад он инициировал политику добрососедства Loews Hotels, получившую награду президента США за заслуги. Он является заместителем председателя попечительского совета своей альма-матер Университета Тафтса, а также назначает благотворителя Колледжа гражданской жизни Джонатана М. Тиша в Тафтсе. А в прошлом году он был отмечен Школой профессиональных исследований Нью-Йоркского университета присвоением имени Джонатана М.Центр гостеприимства Тиша, движущей силой которого он является на протяжении многих лет. Он является членом совета основателей The Shed, нового нью-йоркского центра искусств, предназначенного для заказа, производства и представления всех видов исполнительского искусства, изобразительного искусства и популярной культуры.

Совладелец New York Giants, Тиш сыграл важную роль в проведении Суперкубка 2014 года в столичном регионе и был сопредседателем комитета по проведению Суперкубка Нью-Йорка и Нью-Джерси.

2019 был 25 91 553 th 91 554 годом Тиша в качестве председателя конференции.

Калифорнийская конференция по инвестициям в жилье — CLIC

 Крейг Салливан — основатель Калифорнийской конференции по инвестициям в жилье [CLIC]. Он запустил [CLIC] в 2017 году, чтобы создать единственную конференцию по размещению, ориентированную исключительно на гостиничный рынок Калифорнии. Крейг признан экспертом в сфере гостиничного бизнеса, жилья, инвестиций и развития коммерческой недвижимости в Калифорнии. Он является популярным спикером, участником дискуссии и модератором на ведущих национальных конференциях по гостеприимству и инвестициям, а также на местных конференциях CRE в Калифорнии.

Крейг также является соведущим и сопродюсером «Check Out California», единственного калифорнийского радиошоу о гостеприимстве, путешествиях и туризме, которое транслируется на OCTalkRadio. В 2019 году Крейг запустил «Check Out California 3x10», онлайн-шоу с интервью с участием лидеров индустрии гостеприимства, путешествий и туризма. Увлекательный формат шоу: одному гостю задают три вопроса за десять минут, а съемки снимаются на месте по всему штату.

Крейг также был издателем The Hotel Report, ежемесячного информационного бюллетеня о гостиничном бизнесе, тираж которого достиг 60 000 профессионалов гостиничного бизнеса по всему миру.Крейг занимал руководящие должности и занимался развитием бизнеса в Parkwest GC, Broughton Hotels, 24/7 Hotels и North American Title Company. Крейг помог застраховать и закрыть почти 25 миллиардов долларов транзакций. Его сделки охватывают продажу отелей на национальном и международном уровнях, рефинансирование, строительные кредиты и международные задания, в том числе сделки на сумму 2,2 миллиарда долларов за один год.

Крейг — связующее звено и консультант, и он страстно любит помогать сообществу.Он наставляет следующее поколение профессионалов гостиничного бизнеса, выступает за равенство женщин и поддерживает благотворительные цели. В состав Крейга входят Bracken’s Kitchen, CREW-OC, AAHOA, CLIA, ILLA, BLLA и CHLA.

Известный своим друзьям, родственникам и коллегам как «Алоха Крейг» Салливан, Крэйг считает Гавайи своим вторым домом. Он любящий дедушка Чейза, гордый отец Шона и преданный опекун золотистого ретривера Макены, собачий посол [CLIC] и яростный, но мягкий защитник отелей, где разрешено проживание с домашними животными.

Налоговые льготы работодателя | Служба внутренних доходов

Многие предприятия, серьезно пострадавшие от коронавируса (COVID-19), будут иметь право на получение двух новых налоговых льгот для работодателей: кредит на отпуск по болезни и семейным обстоятельствам и кредит на удержание сотрудников.

Отпуск по болезни и по семейным обстоятельствам

Кредит на отпуск по болезни и по семейным обстоятельствам

Работник, который не может работать (в том числе в удаленном режиме) из-за карантина по коронавирусу или самокарантина либо имеет симптомы коронавируса и обращается за медицинской помощью, имеет право на оплачиваемый отпуск по болезни на срок до десяти дней (до 80 часов) в обычная ставка заработной платы работника или, если выше, федеральная минимальная заработная плата или любая применимая минимальная заработная плата штата или местного уровня, до 511 долларов в день, но не более 5 110 долларов в целом.

Уход за больным коронавирусом

Работник, который не может работать из-за ухода за кем-то, больным коронавирусом, или ухода за ребенком, потому что школа ребенка или место ухода закрыты, или платный воспитатель недоступен из-за коронавируса, имеет право на оплачиваемый отпуск по болезни на срок до двух недель (до 80 часов) с двумя третями обычной ставки заработной платы работника или, если выше, федеральной минимальной заработной платы или любой применимой минимальной заработной платы штата или местного уровня, до 200 долларов США в день, но не более 2000 долларов США. в итоге.

Уход за детьми в связи с закрытием детского сада или школы

Работник, который не может работать из-за необходимости ухода за ребенком, чья школа или детский сад закрыты или воспитатель которого недоступен из-за коронавируса, также имеет право на оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам и болезни в размере двух- трети регулярной заработной платы работника, до 200 долларов в день и 10 000 долларов в целом. До десяти недель квалификационного отпуска может быть засчитано в счет отпуска по семейным обстоятельствам.

Кредит для правомочных работодателей

Правомочные работодатели имеют право на получение кредита в размере полной суммы необходимого отпуска по болезни и отпуска по семейным обстоятельствам, а также соответствующих расходов на план медицинского страхования и доли работодателя в налоге Medicare на отпуск в период с 1 апреля 2020 г. по 31 декабря. , 2020.Возмещаемый кредит применяется в отношении определенных налогов на заработную плату на заработную плату, выплачиваемую всем работникам. Правомочные работодатели могут уменьшить депозиты федерального налога на занятость в ожидании кредита. Они также могут запросить аванс в счет оплаченных кредитов по болезни и отпуску по семейным обстоятельствам на любые суммы, не покрываемые сокращением депозитов. Авансовые платежи будут выдаваться работодателям бумажным чеком.

Кредит удержания сотрудников

Ограничение кредита удержания сотрудников 

Закон об инвестициях в инфраструктуру и рабочих местах, принятый 15 ноября 2021 г., внес поправки в раздел 3134 Налогового кодекса, чтобы ограничить удержание сотрудников только заработной платой, выплаченной до 1 октября 2021 г., если только работодатель не занимается восстановлением бизнеса.

Для получения дополнительной информации см.: Налоговое управление США выпускает руководство по аннулированию ретроактивного кредита удержания сотрудников.

Правомочные работодатели могут претендовать на кредит удержания сотрудников, возвращаемый налоговый кредит, равный 50 процентам до 10 000 долларов США в квалифицированной заработной плате (включая расходы на план медицинского страхования), выплачиваемый после 12 марта 2020 г. и до 1 января 2021 г. Правомочными работодателями являются эти предприятия. с операциями, которые были частично или полностью приостановлены из-за государственных распоряжений из-за COVID-19, или с предприятиями, валовая выручка которых значительно снизилась по сравнению с 2019 годом.

Возвращаемый кредит ограничен суммой в 5000 долларов США на одного работника и применяется в отношении определенных налогов на заработную плату на заработную плату, выплачиваемую всем работникам.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *