Close

Открытые общественные пространства: ТОП-30 общественных пространств из ПР95

Содержание

ТОП-30 общественных пространств из ПР95

После перезапуска журнала каждый наш номер — это еще и список победителей конкурса архитектурных проектов в той или иной области за последние два-три года, отобранных компетентным международным жюри. И сегодня самое время объявить и поздравить победителей выпуска ПР95, посвященного общественным пространствам.

Номер про общественные пространства мы завершили под самый конец 2020-го, одновременно отметив редакцией приближение Нового года и сдачу номера. Это по-своему знаменательно — при всех сложностях, которыми нас наградил 2020-й, он, как ни один другой год, показал, как нам на самом деле важно иметь возможность быть рядом с другими людьми, свободно гулять по паркам, играть во дворах, посещать открытые мероприятия, путешествовать и быть вместе… пусть и соблюдая социальную дистанцию. Собственно, об этом и вышел номер, который стал лично пережитым свидетельством того, как общественные пространства важны в нашей жизни. Даже обложка с одиноким уличным креслом на берегу Енисея в Дивногорске вышла у нас (то ли случайно, то ли специально) про самоизоляцию и социальную дистанцию одновременно: если развернуть клапан, то кресел на набережной становится два. Потому что общественные пространства на то и общественные, чтобы не быть здесь одинокими.

Всего на конкурс было подано около ста проектов, и мы были приятно удивлены тем, как хорошо в этот раз были представлены регионы, «малые города и исторические поселения», которые стали активно благоустраиваться благодаря программам «Формирование комфортной среды» и конкурсу Минстроя. Один из лучших реализованных про программе проектов — центр небольшого подмосковного Зарайска и сквер вокруг его старой водонапорной башни, обновленные по проекту бюро Basis, в котором переплелись современные тенденции благоустройства и особая атмосфера сонного уездного городка. КБ «Стрелка» благоустроило центр Палеха, тонко обыграв с помощью подсветки и растений сквера особое свечение и детализацию знаменитых палехских миниатюр.

Реновация центра Зарайска, 2019/ Basis.  Фото: (c) Basis
Новый центр поселка художников Палех/ КБ Стрелка, 2018. фото: Александр Куркин

В Арзамасе  в нижегородской области по проекту АНО «ИРГСНО» был благоустроен парк им. А.Гайдара, в котором переплелись образы из рассказов любимого многими поколениями писателя и отсылки к истории города, построенного близ глинных карьеров. Еще один детский парк с обаятельным названием «Чебурашка» был обновлен по проекту Orchestra Design в Елабуге, превратившись в современное общественное пространство, где дети совершенно любого возраста могут найти игровую зону на свой вкус.

Благоустройство парка культуры и отдыха им. А.Гайдара/ АНО «ИРГСНО», 2019. фото: Дмитрий Четыре

Парк «Чебурашка» в Елабуге/ Orchestra Design, 2020. Фото: Даниил Шведов

Два разных по стилистике, но схожих по смыслу проекта — обновление парка усадьбы «Архангельское» по проекту бюро Wowhaus и парка усадьбы «Люблино» по проекту Megabudka — стали свидетельствами новой хорошей тенденции: создание современной инфраструктуры в исторических усадьбах, которая делает их не просто более удобными для прогулок и отдыха, но и заметно более привлекательными для молодых поколений.

Новая инфраструктура усадьбы «Архангельское»/ Wowhaus, 2020. Фото: Дмитрий Чебаненко

Инфраструктура парка усадьбы «Люблино»/ Megabudka, 2019. Фото: (с) Megabudka

Вошли в тридцатку лучших и несколько совершенно новых парков, появившихся в Москве. В частности, парк на берегу Москвы-реки в Капотне по проекту Wowhaus, где были зеленые, но заброшенные территории, и парк «Зеленая река» по проекту мастерской ATRIUM на месте бывшкей промзоны «Серп и молот», где теперь вырос ЖК «Символ». Кроме того, из московских историй были отмечены site-specific проект «Карта памяти» Марины Звягинцевой в ЦСИ «Фабрика», студенческое пространство «Активируй кампус», разработанное «Проектной группой 8» и чем-то близкое ему по смыслу поп-ап пространство в подмосковной Балашихе от Megabudka. Также вошло в журнал полное символов благоустройство территории НТЦ ПАО «Татнефть» в Сколково, разработанное компание Arteza.

Парк на берегу Москвы-реки в Капотне / Wowhaus, 2020. фото: Даниил Анненков Парк «Зеленая река» в ЖК «Символ» в Москве / ATRIUM, 2019. Фото: (с) Донстрой Site-specific проект «Карта памяти» в Москве/ Марина Звягинцева, 2019. Фото: Александр Семенов Общественное пространство «Активируй кампус» в Москве/ ПГ8, 2019. Фото: Дмитрий Смирнов Поп-ап пространство «Фабрика 1830» в Балашихе/ Megabudka, 2019 Фото: (с) Megabudka Благоустройство возле НТЦ «Татнефть» в Сколково/ Arteza, 2020

Заметную роль в нашем ТОП-30 сыграла обновленная туристическая инфраструктура России. На фоне фантастического вида «Сарыкумских барханов» в Дагестане появился оригинальной формы визит-центр от ООО «АВК», украшенный подобием петроглифов, на любимом жителями Красноярска острове Татышев — деревянный павильон от АБ «Проектдевелопмент», они же сделали вдохновленные рыбацкими лодками беседки на смотровой площадке «Царь-рыба» под Красноярском. В заповеднике «Святой ключ», где удивительным образом сошлись три разных  религии, по проекту бюро «8 линий» обновляется вся инфраструктура, в небольшом Зеленоградске на побережье Балтийского моря в прошлом неудобная и тесная Вокзальная площадь получила новый приветливый облик благодаря RS Group, OASI Architects и Антону Сагалю. А под Суздалем под руководством UTRO выросла романтичная инфраструктура проекта «Река мира».

Визит-центр заповедника «Сарыкумские барханы» в Дагестане/ ООО «АВК», 2019.Фото: Магомед Шапиев Павильон визит-центра на острове Татышев/ «Проектдевелопмент», 2019. Фото: Василий Буйлов Беседки на видовой площадке «Царь-рыба»/ «Проектдевелопмент», 2018. фото: Василий Буйлов «Святой Ключ» в Билярске/ 8 линий, 2019. Фото: Даниил Шведов Вокзальная площадь Зеленоградска/ ООО «РС ГРУПП» (RS Group), OASI Architects, 2020. фото: Антон Сагаль Инфраструктура для проекта «Река Мира»/UTRO, 2018-2019

Помимо вокзальной площади в Калиниградской области — вернее, уже в самом Калиниграде — еще два проекта заслужили внимание членов жюри: это новая пешеходная улица Пр.Баранова, чья концепция была разработана S.P.A.C.E Architects и КБ «Стрелка» при поддержке Дом.РФ и Правительства Калининградской области, и благоустройство компанией «Другая архитектура» исторического сердца города — острова Канта, с деликатным использованием исторических строительных материалов и отсылками к «памяти места». 

Пешеходная улица Профессора Баранова в Калининграде/ S.P.A.C.E. Architects при поддержке Дом.РФ и КБ «Стрелка», 2020. фото: (с) КБ «Стрелка»

Благоустройтво острова Канта в Калининграде/ «Другая архитектура», 2020. фото: Екатерина Фурс

Вошли в наш новый номер и два проекта обновленных набережных в разных конца страны: набережная в Дивногорске с захватывающими видами на противоположенный скалистый берег и малыми формами от ООО«АДМ» и отсылающее к мотивам ажурной деревянной архитектуры благоустройство набережной реки Суры в Пензе от АБ «Вещь!».

Благоустройство набережной Дивногорска/ ООО «АДМ», 2018. Фото: Алексей Мякота

Набережная реки Суры в Пензе/ АБ «Вещь!», 2019. Фото: Антон Белов

Были отмечены и необычные, но функционально-продуманные игровые площадки. Две из них от компании AFA Group: большой плей-хаб «Оригами» в Саларьево и площадка с остроумным названием и не менее остроумной концепцией «ИгралБайкал» в Улан-Удэ. Также жюри подкупила природная площадка «Скрипучие пни» в Екатеринбурге от бюро «Чехарда». Кроме площадок мы опубликовали два жилых двора, диаметрально разных по характеру и масштабам. Первый из них — огромная протяженная территория линейного парка ЖК «Скандинавия» от MAP Architects, а второй — камерный тихий двор ЖК «Цвет32» с необыновенно домашней атмосферой от бюро UTRO.

Игровая площадка «Оригами» в Саларьево/ AFA Group, 2019. Aото: Антон Доников Playhub ИгралБайкал в Улан-Удэ/ AFA Group, 2019 Фото: Роман Колеченков Игровая площадка «Скрипучие пни» в Екатеринбурге/ «Чехарда», 2018. Фото: Валентина Шумилова Линейный парк «Скандинавия» и благоустройство территории детского сада «Волшебная долина» в Новой Москве/ MAParchitects, 2020 Фото: Анастасия Осипова Двор клубного дома «Цвет 32» в Москве/UTRO, 2020. фото: Даниил Анненков

Традиционно в ТОПе оказывается сразу несколько проектов из Татарстана. В этот раз помимо уже упомянутых Билярска и Елабуги, в журнал попали Набережные Челны с новой эффектной площадью Азатлык от бюро DROM и небольшой павильон парка «Дубрава» в Казани от Творческой группы при мэрии Казани. Кроме того, из региональных проектов были отмечены павильоны парка в Выксе от «8 линий» и арт-беседка «Солнечная галерея» от бюро Храмова в Самаре.

Подробно про эти проекты можно почитать по активным ссылкам. А еще лучше в печатном выпуске журнала, где много других материалов о современных общественных пространствах и том, как при всей нашей индивидуальности держаться вместе.

Площадь Азатлык в Набережных Челнах/ 2019 DROM, в коллаборации с КБ «Стрелка» и KMT Project фото: Евгений Евграфов/Дмитрий Чебаненко Входная группа «Дубрава» в Казани/ Творческая группа при мэрии г. Казани, 2019 Реконструкция Парка культуры и отдыха в Выксе/ 8 линий, 2019 Фото: Алексей Народицкий Инсталляция «Солнечная галерея» в Самаре/Архитектурное бюро Храмова, 2020 фото: Дмитрий Недыхалов

Лучшие мировые общественные пространства — 2018 — Strelka Mag

Сегодня в большинстве городов мира отказываются от строительства новых общественных пространств, переосмысляя старые территории. При этом такая «перенастройка» места может никогда не заканчиваться: 2018 год показал, что потребности людей меняются быстрее, чем пишутся новые стратегии развития. Strelka Mag выбрал 7 лучших примеров общественных пространств, открытых в 2018 году, которые полностью подстраиваются под своих посетителей.

 

Центральный променад Тель-Авива, Израиль

Проект израильского бюро Mayslits Kassif Architects, LILA 2018 Public Choice Awards

Долгое время в центре прибрежного Тель-Авива не было свободного прохода к городскому пляжу: высокая набережная вдоль дороги становилась барьером, поэтому туда ходили только туристы. В 2006 году администрация города решила вернуть сюда жизнь и заказала реконструкцию двухкилометрового участка между песчаным берегом и дорогой.

В этом же году обновление набережной завершилось: выход к берегу стал удобным и доступным для всех. Крыши старых пляжных домиков превратились в приветливые балконы с видом на море, там же появились террасы, где можно посидеть и укрыться от солнца. В этой переходной зоне одновременно гуляют клерки в деловых костюмах и отдыхающие в купальниках: это ещё не пляж, но уже и не городская улица. Новый променад посетили уже 9 миллионов человек, среди которых туристы и местные жители. А это большая цифра, ведь население всего Израиля чуть меньше 9 миллионов.

 

Площадь Скандербега в Тиране, Албания

Проект бельгийского бюро 51N4E, победитель European Prize for Urban Public Space 2018

Фото: Filip Dujardin, Blerta Kambo / domusweb.it

Центральная площадь Тираны, вокруг которой расположены важнейшие здания города, включая министерства, музеи и мечеть, превратилась из транспортной развязки в самую большую пешеходную зону на Балканах. Теперь на 40 тысячах квадратных метров местные жители устраивают концерты, торгуют натуральными продуктами со всей страны и служат утренние молебны.

Архитекторы стремились сделать центр пешеходным, открыть вид на архитектурные памятники и вернуть природное разнообразие в центр города. Для машин здесь сделали подземную парковку, саму площадь оставили открытой, а вокруг высадили 12 зелёных садов, которые смягчают монументальность окружающих построек. По форме площадь напоминает пирамиду и возвышается к центру до двух метров. За счёт этого вода из сухого фонтана растекается по мощению, оживляя цвет камня, который привезли сюда со всей Албании.

 

Парк «Цольферайн» в Эссене, Германия

Проект немецкого бюро Planergruppe Oberhausen при участии OMA, Foster + Partners и других

Фото: planergruppe-oberhausen.de

Самая красивая угольная шахта в мире превратилась в огромный индустриальный парк и культурный центр с музеями, концертными и выставочными залами, дизайн-центром и бассейном. Шахту «Цольферайн» открыли в 1847 году, и после войны постройки остались нетронутыми. В 2001 году ЮНЕСКО включила весь комплекс в список Всемирного наследия. Теперь некогда изолированная зона стала примером мягкого урбанизма: когда город развивает территорию постоянно, вместо того чтобы создать законченный продукт.

Над мастер-планом для бывшей промзоны в 100 гектаров работало бюро Рема Колхаса, а до этого Foster + Partners переделали одну из котельных в музей Red Dot Design. Навигацией здесь служат тропинки и освещение — так архитекторы подчеркнули историю ранее заброшенного места.

 

Плавучий остров в Брюгге, Бельгия

Проект бельгийского бюро Dertien 12 и корейского OBBA

Фото: Stef Declerck / archdaily.com

По проекту бюро OBBA & Dertien 12 граница между улицей и каналом в Северной Венеции — бельгийском Брюгге — оказалась размыта. В городе, который находится под защитой ЮНЕСКО, сложно найти место для нового общественного пространства, поэтому поверхность воды в этом проекте стала продолжением улицы.

Архитекторы соорудили на воде понтон, извивающийся, словно змея. По его центру проходит стена из канатов, а вдоль расставлены пуфы и развешаны качели. Особые форма и материалы создают ощущение одновременно интимного и общественного пространства. Это идеальное место, чтобы расслабиться, помедитировать у воды и посмотреть на город с необычного ракурса.

 

Парк Кресент в Новом Орлеане, США

Проект Eskew+Dumez+Ripple

Фото: Timothy Hursley / eskewdumezripple.com

Бывшая портовая зона превратилась в зелёную Мекку для фанатов здорового и активного образа жизни. Двухкилометровый парк вдоль реки обзавёлся дорожками для бега и для велосипедистов, лужайками для пикника и парком для собак.

Две верфи стали площадками для фестивалей, выставок и встреч. Архитекторы не перестраивали территорию, а надстраивали её поверх исторических слоёв. Оголённые бетон и сталь напоминают об индустриальном прошлом парка.

 

Миллер-парк в Чаттануге, США

Проект Spackman Mossop Michaels + Eskew Dumez Ripple

Этот парк в самом центре города раньше находился значительно ниже уровня улицы, что создавало барьер на пути между мэрией, публичной библиотекой и районным судом. Архитекторы организовали здесь общее пространство — автомобили, велосипедисты и пешеходы теперь передвигаются на одном уровне. Прилегающий бульвар имени Мартина Лютера Кинга слился с парком и площадью, а центр города стал доступнее для всех.

Количество полос сократили, традиционные бордюры убрали, чтобы сделать дорогу и тротуар на одной высоте, а вдоль проезжей части высадили деревья. Обновлённый парк разбили с учётом мнения горожан. Здесь ловит быстрый интернет, а также расположен полуоткрытый павильон для мероприятий и кинопоказов. Все деревья в парке посажены в специальные ячейки — с помощью них растения получают достаточно питания и могут пускать корни, не нарушая строение мостовой.

 

Parque 6 de Junio в Кито, Эквадор

Проект EPMMOP

Фото: Juan Andrés Salas / archdaily.com

В этом проекте архитекторы сконцентрировались на социальной роли парка и постарались сделать его доступным для всех 16 тысяч жителей района. Обновлённое пространство стало безопасным местом, где могут отдыхать люди любого возраста.

Архитекторы не возводили парк с нуля, а опирались на существующие условия: естественные перепады высоты стали основанием для детских горок, дорожки провели по маршрутам народных троп, а также сохранили деревья и кустарники, которые росли здесь всегда.

Открытые общественные пространства в структуре архитектурных объектов Текст научной статьи по специальности «Строительство и архитектура»

УДК 721.012

Федан Анастасия Николаевна

ассистент

E-mail: [email protected] gmail .com

Сибирский федеральный университет, институт архитектуры и дизайна

Адрес организации: 660041, Россия, г. Красноярск, Свободный пр., 82, стр. 6

Открытые общественные пространства в структуре архитектурных объектов

Аннотация

Постановка задачи. Определить тенденции взаимодействия открытых общественных пространств и пространств, входящих в структуру архитектурных объектов.

Результаты. Анализ перетекания открытых общественных пространств на примере реализованных и проектных решений позволяет выявить общие тенденции и особенности возникающего взаимодействия городской среды и архитектуры. Определены основные типы взаимодействия и особенности расположения общественных пространств в составе зданий.

Выводы. Значимость полученных результатов для архитектуры состоит в фиксировании и раскрытии явления перетекания и взаимодействия открытых общественных пространств города с общественными пространствами как элементами архитектурного сооружения.

Ключевые слова: открытое общественное пространство, внутренняя структура объекта, архитектурное сооружение, сценарий перемещения, пространственная связность, объемно-пространственная организация.

Введение

Типология объектов современной архитектуры обширна: появляются новые задачи, новые запросы и новые технологии. Как реакция, возникают здания с новой функциональной организацией. Все чаще запрос на проектирование не однозначен: появляются театры, библиотеки, музеи, которые помимо своей основной функции могут выполнять целый ряд дополнительных функций. Архитектура реагирует на изменения в обществе и в структуре города [1-4]. Она усложняется, становится более многогранной и многоликой.

Основными компонентами архитектурной композиции любого здания являются его внешний объем и внутреннее пространство, которые вместе образуют объемно-пространственную структуру сооружения. При принятии проектных решений архитектор руководствуется функциональным назначением объекта, контекстом места и своим художественным видением. Однако, в современной архитектуре отчетливо проявляется тенденция, при которой традиционное структурное построение архитектурного сооружения дополняется третьим элементом — открытым общественным пространством, которое подчинено закономерностям формообразования и является композиционным элементом объекта. Это пространство определяется геометрией ограждающих конструкций — опор, ограждений, перекрытий и покрытий, делая его неотъемлемой частью общей структуры сооружения. Проявление такой тенденции достаточно заметно, т.к. большое количество зданий по всему миру демонстрирует такую трехчастную структуру.

Открытые общественные пространства в структуре современных зданий

Примером может послужить новое здание банка Landsbankinn в Рейкьявике. Здание банка располагается в прибрежной части общегородского центра на одной из городских магистралей. Это прогулочная зона с возможностью выхода к воде и в городской парк. Здание банка реагирует не столько на изгиб улицы, сколько на направление пешеходных потоков между парком и пирсом на набережной (рис. 1). Объем сооружения формируется четырьмя отдельными блоками разной формы и этажности со сдвижкой относительно оси улицы. Эта сдвижка образует пространственный узел, который является передаточным звеном в системе общественных пространств в этой части города.

Рис. 1. Банк ЬапёБЬапктп в Рейкьявике. Бюро С. Б. М011ег и АгкЫ^.

(Источник: https://archi.ru/wor1d/78086/povsednevnaya-dostoprimechate1nost/)

Что бы сделать привлекательным и удобным пешеходное перемещение в заданном направлении, через здание банка организованы сквозные проходы — своеобразное продолжение улицы в структуре сооружения. Здесь весь первый этаж отдан под общественные функции и посетителем может стать любой прохожий. Служебные помещения банка располагаются на верхних этажах. В каждом из блоков здания есть атриум — как источник дополнительного освещения и как внутреннее общественное пространство. Большая часть кровли отдана под зеленые зоны, открытые для публичного доступа. Таким образом, открытое общественное пространство пронизывает весь объем здания банка, реагируя на средовой запрос, помогает сохранить пешеходный характер улиц, разнообразить сценарии передвижения и времяпровождения горожан. Благодаря такому решению здание активно участвует в уличной жизни и стимулирует активные общественные проявления в этой части города.

Комплекс музея современного искусства в Осло — музей Аструп-Фернли -расположен в новом районе Тьювхольмен на конце насыпного мыса, который достаточно далеко выдается в воды фьорда и входит в структуру вновь сформированной набережной в этой части города. Архитектурное развитие сооружения происходит вдоль оси новой пешеходной зоны, протянувшейся от причальной платформы на крайней точке набережной, до застройки на материке (рис. 2). Комплекс включает в себя художественный музей с десятью выставочными залами, культурно-развлекательный центр и офисный блок. Линейная планировочная схема комплекса строится на системе продольных и поперечных пешеходных проходов. Планировочной осью, по сути, является водный канал, который пронизывает сооружение и делит его на две неравные части, соединенные пешеходными мостиками. С восточной стороны на набережной расположены небольшой парк, сад скульптур, устроен пляж. Сюда выходят помещения музейного кафе с террасой под навесом. С западной стороны, на пешеходной части улицы расположена небольшая площадь с лестницей -театроном, принимающая потоки из музея.

Таким образом, на прилегающих к сооружению территориях, сформирована система общественных пространств, являющихся естественным продолжением существующих пешеходных связей. Музей, тем самым, вовлечен в активную городскую жизнь, привлекая внимание не только ценителей искусства, но и прохожих, жильцов близ расположенных домов и работающих неподалеку горожан. В результате город получил нечто большее, чем многофункциональный общественный центр — появилось место средоточия городской жизни в природном окружении [1].

Рис. 2. Музей современного искусства Аструп- Фернли в Осло. Рензо Пьяно.

(Источник: https://archi.ru/proiects/world/6886/muzei-sovremennogo-iskusstva-astrup-fernli/)

Особый интерес вызывает здание центрального рынка в Роттердаме (рис. 3). Здесь в одном объеме соединились рынок, кафе, рестораны, отель, супермаркет, парковки и жилые квартиры. Арка перекрытия рынка — это 12-этажный жилой дом на 250 квартир. Под арочной формой здания находятся десятки прилавков-павильонов продовольственного рынка. После окончания рыночной торговли, пространство под аркой превращается в «городскую гостиную» с открытыми вечером нижними ярусами здания, которые заняты продовольственными магазинами, ресторанами и кафе.

Рис. 3. Маркетхолл в Роттердаме. МУИБУ.

(Источник: http://www. archfacade.ru/2011/02/centralnvi-rvnok-v-rotterdame.html)

Примечательна отделка внутренней стены рынка — на нее нанесена картина современных художников «Рог изобилия» с изображением рыночной снеди и цветов. Здание снаружи, как и площадь вокруг него, облицованы серым камнем: он служит нейтральным фоном для буйства цвета внутри. С торцов сооружение закрыто стеклянными витражами, которые позволяют, максимально использовать естественное освещение и визуально связать интерьер рынка с окружением. Он стал не только местом для покупок, но и привлекательным городским пространством. Удалось создать посещаемое, притягивающее к себе людей место: тело арки — это квартиры, а пространство внутри — это место торговли, развлечений и пешеходного транзита. Городская площадь при этом стала оживленной и привлекательной. Этот пример показывает, что визуально организованное перетекание общественного пространства может быть эффективным.

Перетекание городского общественного пространства может иметь место и в небольших архитектурных сооружениях. Примером служит магазин Apple на Мичиган-авеню в Чикаго. Здание магазина расположено на перепаде высот, — между площадью Пайонир-корт, которая целиком принадлежит интенсивной городской среде и набережной реки, где преобладает размеренность, покой и медленное движение. Этот объект со стеклянными стенами выполняет скорее роль городского пространства, нежели свою непосредственную функцию. Визуальная граница между внешним окружением и интерьером магазина практически исчезает. Стеклянные наружные стены организуют пространственную связность элементов площади и набережной (рис. 4).

Рис. 4. Магазин Apple на Мичиган-авеню в Чикаго. Норман Фостер и партнеры. (Источник: https://www.archdaily.com/882147/apple-store-michigan-avenue-chicago-foster-plus-partners/)

Здание со стороны площади имеет всего один этаж и лестницы по бокам, что в масштабах многоэтажных зданий поблизости воспринимается естественным продолжением площади и обеспечением спуска к воде. Выстраивается связка города с набережной. Под торговлю непосредственно отдано меньше половины общей площади. Торговые помещения спрятаны в глубине здания на уровне набережной. Ближе к реке организовано пространство с лавками и столами — здесь можно отдохнуть, полюбоваться рекой, заняться работой или учебой. В этом объекте внутреннее общественное пространство служит связующим звеном между интенсивным городом и спокойной рекой, давая человеку возможность перестроиться и подготовить себя к новой обстановке. Таким образом, внутреннее пространство магазина является буферной зоной, пространством-связкой, которое и обеспечивает перетекание общественных пространств в этом месте.

Открытое пространство в структуре общественного здания может возникнуть и в отрыве от поверхности земли. В этом случае оно становится камерным и имеет особые связи со структурой здания. Такую ситуацию можно наблюдать при изучении архитектуры Эльбской филармонии в Гамбурге. В здании, помимо концертных залов, разместился пятизвездочный отель, жилые апартаменты, ресторан, фитнес-центры и конференц-залы. Здание состоит из 2 частей: нижняя часть — кирпичная историческая, здесь размещались складские помещения; верхняя — новый объем, в котором размещается непосредственно филармония (рис. 5). На стыке этих двух частей возникло общественное пространство, с открытыми террасами и обзорными площадками, сюда может попасть любой желающий. На этом этаже так же размещены бары, рестораны, магазинчики с сувенирами, кассы и вход в фойе филармонии.

Рис. 5. Филармония в Гамбурге. Herzog & de Meuron. (Источник: https://hqroom.ru/mnogofUnktsyonalnyi-kompleks-elbphilharmonie-v-gamburge.html/)

Публичный доступ организован так же на кровлю здания: здесь разместились небольшие обзорные площадки, позволяющие человеку отдохнуть, оглянуться, полюбоваться видами, собраться с мыслями. Здесь мы видим, что основная задача открытого пространства состоит в организации визуальных связей с окружающими городским и речным пейзажами. Таким образом, это здание, кроме культурной миссии, исполняет роль общественного пространства особого вида.

Как показывает пример Биомедицинский института Фрэнсиса Крика в Лондоне, открытое общественное пространство может существовать и в научно-исследовательском учреждении. Новое здание института расположилось по соседству с вокзалом Сент-Панкрас и комплексом Британской библиотеки. Оно призвано демонстрировать потенциал лаборатории как общественного сооружения, привлечь к себе внимание туристов, поддержать научные интересы и начинания. На первом этаже устроены две «улицы», куда выходят аудитория для публичных лекций, выставочное пространство, кафе и вход в учебную лабораторию. На остальных этажах размещены лаборатории и кабинеты исследователей. Помещения сгруппированы в четыре блока, разделенных «улицей» и пересекающим ее атриумом (рис. 6). Созданные в результате визуальные связи между разными частями здания и широкие возможности межличностных контактов должны способствовать успешной исследовательской работе, основанной на общении между специалистами разных направлений.

Рис. 6. Биомедицинский института Фрэнсиса Крика в Лондоне. (Источник: http://www.plparchitecture.com/the-francis-crick.html/)

Эти «улицы» первого этажа имеют хорошее освещение, они хорошо воспринимаются, каждая из них имеет явно выраженное начало и конец. У главного входа организовано уличное пространство: озеленение, элементы городского дизайна, удобные подходы к пешеходным переходам.

Различное функциональное назначение находит прямое отображение во внешнем облике: разный масштаб детализации элементов фасада, разность материалов и фактур, остекленные последние этажи — помогают прочитать «дорожную карту» этого здания.

Целенаправленное формирование именно такого открытого общественного пространства является прямой проекцией характера окружающей среды: транзит, поток пешеходов, поиск кратчайших путей. Организация планировочных карманов и курдонеров обеспечивают возможность остановиться и сделать паузу. Благодаря такому сочетанию пространство становится более разнообразным, но уравновешенным.

Открытое общественное пространство может быть организовано в структуре жилого комплекса. Жилой комплекс Valley является частью делового центра, в котором преобладает офисная застройка. Появление здесь жилого пространства помогает разнообразить городскую среду и выровнять соотношение основных функциональных притяжений района.

Концепция объекта предусматривает организацию максимального количества зеленых пространств, проектирование квартир с индивидуальными планировками и открытыми террасами, а также активные общественные пространства.

Конфигурация первых этажей, своеобразной базы всего комплекса, обусловлена геометрией участка. Начиная с четвертого этажа общий объем делится на три отдельные башни, это позволяет добиться максимального проникновения солнечных лучей и организовать большее количество зеленых открытых пространств. С уровня улицы

организован подъем по внешней стороне здания на 4 этаж (рис. 7). Жители получили рекреационное пространство, обеспеченное сквозными визуальными связями и транзитным пешеходным движением.

Типология открытых общественных пространств и теоретический обзор

Рассмотрение открытых общественных пространств, включенных в структуру архитектурного объекта, показало, что пространства такого типа являются естественным продолжением окружающей его городской среды. Это перетекание может происходить в уровне улицы, когда мы говорим о сохранности пешеходных связей в сложившихся общественных пространствах на прилегающих к зданию территориях. В этом случае тип взаимодействия можно определить как «транзит» или «путь», а основные действия как динамичные (банк в Рейкьявике, жилой комплекс Valley, музей Аструп-Фернли, институт Фрэнсиса Крика). Перетекание общественных пространств может осуществляться опосредовано — взаимодействие обусловлено необходимостью «добраться» до открытой зоны в структуре объекта (как в здании филармонии Гамбурга). Такая ситуация определяется приемом пространственного извлечения части объема. В таком случае открытое общественное пространство становится камерным, а действия, происходящие здесь, направлены на созерцание, общение и спокойное времяпровождение. Тип взаимодействия можно определить как «плаза» (фиксированная с нескольких сторон горизонтальная поверхность), а действия как ограниченные. Выявляется третий вариант включения общественного пространства в структуру архитектурного сооружения — его визуальное проникновение, когда прилегающее открытое общественное пространство может быть не связанным с функциональным назначением здания (как Маркетхолл в Роттердаме или магазин Apple в Чикаго). Такое решение помогает связать городское окружение и архитектурный объем, обеспечивая целостность и многосложность среды.

Анализ рассмотренных выше примеров позволяет осознать, что процесс перетекания городского пространства в архитектурные объекты — это устойчивая тенденция больших городов. Вопросами образования и развития общественных пространств занимались Л.В. Гайкова [1], А.А. Сидоров [2], Т.А. Серебренникова [3], Г.Н. Черненко [4], А.Л. Гельфонд [5], М.В. Пучков [6], Ян Гейл [7, 8], А. Лефевр [9], Лео Холлис [10], Сета М. Лоу [11], Д. Джейкобс [12] и др.

В частности, в работе Т.А. Серебренниковой встречается мысль о том, что в условиях современности архитектура требует подхода, ориентированного в первую очередь на интересы городской среды, то есть окружение во многом диктует формообразование архитектурных объектов [3].

Изучая вопросы формирования общественных пространств в структуре зданий современных университетских библиотек, Г.Н. Черненко обращает внимание на социально-культурную ограниченность помещений исключительно библиотечного направления: «Ведь уже сейчас психологи бьют тревогу по поводу того, что люди перестают общаться «вживую», предпочитая общение через социальные сети» [4]. Автор предполагает, что наличие общественных пространств, назначение которых не связано с основной целевой функцией здания, обеспечивают межличностное общение, отдых, способствуют гармонизации ощущений посетителей.

Рис. 7. Жилой комплекс Valley, Амстердам. MVRDV. (Источник: https ://www. mvrdv. nl/en/projects/valley/)

Л.В. Гайкова в своей работе подчеркивает, что «сосредоточие разнообразных функций повышает социальную и культурную значимость территории, обуславливает успешную реализацию коммерческой, просветительской, рекреационной и др. деятельности, способствует росту привлекательности городских пространств как мест концентрации общественной жизни и индивидуальной самореализации» [1]. Это означает, что возникновение и развитие общественных пространств в структуре зданий оказывает позитивное влияние на качество не только определенного объекта, но и городской среды в целом.

М.В. Пучков в своей работе пишет о том, что «общественные пространства являются «театром» городской жизни и сосредоточием городского стиля жизни, который отличается от способа общественного существования вне городских территорий. Гармонизация существующего городского общественного пространства возможна путем разработки форм, включенных в поведение городских «актеров» (участников «театра городской жизни»), что подразумевает не только разнообразие форм и типов пространств, но и их благоустройство в соответствии с запросами различных субкультур и городских сообществ» [6].

Заключение

Таким образом, изучение современной проектной практики и теоретических разработок в области формирования открытых общественных пространств дают возможность сформулировать ряд положений:

— открытое общественное пространство является частью городской ткани и может существовать в разных формах — как крупное образование (в виде городской площади, парка, улицы или набережной), как образование средней величины (в виде участка, территории непосредственно примыкающей к общественному зданию) и как структурный элемент архитектурного сооружения;

— очевидно устойчивое взаимодействие трех уровней городского пространства

(городского района, участка, архитектурного сооружения), соответственно

закономерностью является перетекание открытых общественных пространств с уровня на уровень с индивидуальной формой существования, в том числе и в структуре общественного здания или комплекса;

— назначение, смысл и философия открытых общественных пространств в структуре общественного здания определяются городской средой, зависят от масштаба и условий взаимодействия архитектурного сооружения и его окружения и связаны с потребностью во множественности, компактности и доступности средового насыщения;

— открытые общественные пространства в структуре общественного здания являются многоцелевыми, чаще всего не связанными с основным видом деятельности объекта и предназначены для коммуникативной функции — межличностного общения, отдыха, переключения с одного вида деятельности на другой, свободной ориентации в сложном окружении, получения необходимой информации и т.д.;

— принципы формообразования и организационная структура архитектурного сооружения, определяют типологию открытых общественных пространств в его составе: это пространства-транзиты, пространства-площади («плаза») и визуальные пространства-связи (представленная типология является предварительной и будет уточняться при более развернутых исследованиях).

Изучение практики проектирования зданий и комплексов в структуре современного города показало, что их архитектура является итогом сложного урбанистического процесса, в основе которого лежит формирование открытого общественного пространства и организация взаимодействия его составных частей. Выявление природы и условий существования открытых общественных пространств в структуре архитектурных сооружений может стать базой для научно обоснованных разработок по определению направлений, принципов и приемов дальнейшего развития общественных зданий и комплексов.

Список библиографических ссылок

1. Гайкова Л. В. Общественное пространство архитектурно-градостроительных образований как многофункциональная структура // Город пригодный для жизни: Современные проблемы архитектуры, градостроительства, дизайна: сборник статей I Международной научно-практической конференции. 2013. С. 60-67.

2. Сидоров А. А. Модели управления общественными пространствами. URL: http://e-notabene.ru/urb/article_19789.html/ (дата обращения: 05.05.2018).

3. Серебренникова Т. А. Принципы формообразования в архитектуре в эпоху информационного взрыва // Архитектон: известия вузов. 2010. № 30. URL: http://archvuz.ru/2010 22/16/ (дата обращения: 28.05.2018).

4. Черненко Г. Н. Формирование системы общественных пространств в объемно-планировочной структуре зданий современных университетских библиотек // AMIT. 2011. № 4 URL: http://www.marhi.ru/AMIT/2011/4kvart11/chernenko/ abstract.php/ (дата обращения: 29.05.2018).

5. Гельфонд А. Л. Общественное здание и общественное пространство. Дуализм отношений // Аcademia. Архитектура и строительство. 2015. С. 18-32.

6. Пучков М. В. Город и горожане. Общественное пространство как модератор поведения людей // Архитектон: известия вузов. 2014. № 45. URL: http://archvuz.ru/2014 1/4/ (дата обращения: 29.05.2018).

7. Ян Гейл. Города для людей. М. : Альпина Паблишер. 2012. 158 с.

8. Ян Гейл, Биргитт Сварре. Как изучать городскую жизнь. Island Press. 2013. 16 с.

9. Анри Лефевр. Производство пространства. Strelka press. 2015. 186 c.

10. Лео Холлис. Города вам на пользу. Гений мегаполиса. Strelka press. 2015. 139 c.

11. Сета М. Лоу. Пласа. Политика общественного пространства и культуры. Strelka press. 2016. 284 с.

12. Дж. Джейкобс. Смерть и жизнь больших американских городов. М. : Новое издательство. 2011. 48 с.

Fedan Anastasiia Nikolayevna

assistant

E-mail: [email protected] gmail .com

Siberian Federal University, School of Architecture and Design

The organization adress: 660041, Russia, Krasnoyarsk, Svobodniy pr, 89, build. 6

Open public spaces in the structure of architectural objects

Abstract

Problem statement. Identify trends in the interaction of street public spaces and spaces as the part of architectural objects.

Results. Analysis of the interaction of public spaces and architectural objects on the example of realized and design solutions. It allows us to identify common trends and features of the emerging interaction of the urban environment and architecture. The main types of interaction and peculiarities of the location of public spaces in buildings are defined.

Conclusions. The significance of obtained results for architecture consists in fixing and revealing the phenomenon of overflow and interaction of city public spaces and open public spaces as elements of architecture.

Keyworlds: public space, multifunctional building, urban, environment script, functional zoning, spatial organization of space.

References

1. Gaikova L. V. The public space of architectural and town-planning formations as a

multifunctional structure // City fit for life: Modern problems of architecture, urban

planning, design: a collection of articles I International Scientific and Practical Conference. 2013. P. 60-67.

2. Sidorov A. A. Models of management of public spaces. URL: http://e-notabene.ru/urb/article_19789.html/ (reference date: 05.05.2018).

3. Serebrennikova T. A. Principles of shaping in architecture in the era of the information explosion // Arkhitekton: izvestiya vuzov. 2010. № 30. URL: http://archvuz.ru/2010_22/ 16/ (reference date: 05.28.2018).

4. Chernenko G. N. Formation of the system of public spaces in the space-planning structure of buildings of modern university libraries // AMIT. 2011. № 4 URL: http://www.marhi.ru/AMIT/2011/4kvart11/chernenko/abstract.php/ (reference date: 05.29.2018).

5. Gelfond AL. Public building and public space. Dualism of relations // Academy. Arkhitektura i stroitel’stvo. 2015. P. 18-32.

6. Puchkov M.V. City and townspeople. Public space as a moderator of people’s behavior // Arkhitekton: izvestiya vuzov. 2014. № 45. URL: http://archvuz.ru/2014_1/4/ (reference date: 05.29.2018).

7. Ian Gale. Cities for people. M. : Alpina Publisher. 2012. 158 p.

8. Ian Gale, Birgitt Svarre. How to study urban life. Island Press. 2013. 16 p.

9. Henri Lefevre. Production space. Strelka press. 2015. 186 p.

10. Leo Hollis. Cities to your advantage. The genius of the metropolis. Strelka press. 2015. 139 p.

11. Seth M. Lowe. Plas. Politics of public space and culture. Strelka press. 2016. 284 p.

12. J. Jacobs. Death and life of major American cities. M.: Novoye izdatel’stvo. 2011. 48 p.

Урбанисты ПМЭФ: Общественные пространства должны заменить резервации :: Городская недвижимость :: РБК Недвижимость

Самый дефицитный ресурс современных мегаполисов — открытые общественные пространства для прогулок, общения, реализации творческих идей. К такому выводу пришли участники урбанистической дискуссии в рамках Петербургского международного экономического форума. Руководство городов, качество жизни в которых признается эталонным, давно сделало аналогичный вывод для себя и старается максимально эффективно использовать каждый клочок земли.

Фото: Chris Ratcliffe/Bloomberg via Getty Images

Петербургу еще только предстоит сделать первый шаг в этом направлении. Судя по тому, что заявленный в списке участников губернатор Георгий Полтавченко на дискуссию не пришел, город пока находится где-то на стадии осознания проблемы. Тем временем эксперты отмечают огромный потенциал Петербурга в создании общественных пространств. Город обладает уникальной сетью набережных, которые сегодня претендуют максимум на роль транспортных коридоров.

Инвестиции в пространство

Дискуссия в рамках ПМЭФ-2014, посвященная урбанистике, носила довольно общее название: «Города для людей в XXI веке: потребности, сценарии, вызовы». Однако первое же выступление обозначило основной вектор обсуждения — общественные пространства.

Датский архитектор Ян Гейл в своем докладе указал на то, что города, регулярно попадающие в верхние строчки рейтингов качества жизни — Копенгаген, Мельбурн, Нью-Йорк — большое внимание уделяют именно развитию общественных пространств. В частности, за счет продуманной системы общественного транспорта руководство этих городов отвоевывает улицы у автомобилистов, расширяя тротуары и прокладывая велодорожки. По мнению Я.Гейла, это не только делает мегаполисы более удобными для жизни, но и благоприятно сказывается на здоровье горожан. «Нужно, чтобы люди меньше проводили время в сидячем положении, больше ходили пешком, ездили на велосипедах», — убежден архитектор.

По словам петербургского архитектора, члена Градостроительного совета Данияра Юсупова, на создание общественного пространства нужны немалые средства, однако архитектор уверен, что эти затраты оправданы. «В общественное пространство нужно инвестировать, как в инфраструктуру общественной жизни», — убежден эксперт.

Креативные резервации

В том, что такие инвестиции окупятся, участники дискуссии не сомневаются. Так, руководитель исследовательского отдела МЦСЭИ «Леонтьевский центр» Нина Одинг указала на то, что в общественных пространствах всегда есть место коммерции. К тому же, хорошо организованные открытые пространства стимулируют реализацию креативных способностей молодежи, которая сегодня в Петербурге загнана в «резервации» вроде отдельных лофт-проектов.

В свою очередь, ректор ИТМО Владимир Васильев отметил, что организация городской среды — один из важных факторов по привлечению талантливой молодежи в город. «Хорошо известно, что идет конкуренция не только между странами, но и городами по привлечению и удержанию креативных молодых людей», — подчеркнул он. Ректор добавил, что необходимо не только организовывать общественные пространства, где люди могли бы общаться, отдыхать или заниматься творчеством, но и дать возможность креативным людям самим участвовать в формировании этих пространств.

Водные перспективы

Петербург находится в уникальном положении для старта развития общественных пространств. Город обладает колоссальным и практически неиспользуемым ресурсом — набережными. Запуская в мае новый этап архитектурного и девелоперского форсайта в рамках проекта РБК «Будущий Петербург», руководитель форсайта, публицист Федор Гаврилов напомнил, что в Петербурге около двух с половиной тысяч километров набережных. «Казалось бы, это наше богатство, мы его ценим и вот, даже измерили. Но, увы, пока это богатство лежит в запустении. В божеском виде существует меньшая часть берегов невской дельты», — отметил он. Остальное занимают либо пустыри, либо территории полуживых промышленных предприятий.

Более того, как подчеркнул в разговоре с корреспондентом РБК-Петербург основатель института урбанистики «Среда» Максим Шпаковский, «парадные» набережные исторического центра также не являются общественными пространствами в современном смысле слова, поскольку основная их функция — транспортная.

Урбанист не смог назвать ни одного реализованного петербургского проекта у воды, который учитывал бы потребность горожан в организованном пространстве, где можно было бы насыщенно проводить время. Среди перспективных территорий эксперт указал на строящийся Лахта-центр. «Такой крупный проект дает возможность для привлечения профессиональных специалистов. Кроме того, туда должны переехать сотрудники «Газпрома», будет логично, если девелопер постарается создать для них максимально привлекательные условия», — пояснил он.

Три кита перемен

Советник вице-мэра Барселоны по вопросам архитектуры и градостроительства Энрик Массип-Бош назвал три основных фактора, необходимых для изменения городов к лучшему: стремление самих горожан изменить свою жизнь, политическая воля и политическая смелость для осуществления этого стремления, а также наличие одаренных людей.

Нина Одинг заметила, что в Петербурге есть заинтересованные группы жителей и общественные объединения, готовые к переменам, но они сталкиваются с административными структурами, зажатыми в рамках регламентов и бюджетов. По ее словам, есть еще один игрок, который мог бы поддержать инициативы жителей на местном уровне — муниципалитеты. Однако сегодня, констатировала эксперт, руководители большинства муниципальных образований «продолжают добрую традицию освоения бюджетов».

Мария Летюхина

Общественные пространства — Официальный сайт Администрации Санкт‑Петербурга

№ п/п Муниципальное образование, адрес дворовой территории, Виды работ
1

МО Академическое

ул.Академика Байкова д.11, корп.1 — д.11, кор.2 — д.11, корп.3 — д.15, корп.1

Комплексное благоустройство: Обустройство и ремонт пешеходных дорожек; Ремонт асфальтобетонного покрытия дворовых проездов; Установка газонных ограждений; Организация дополнительных парковочных мест на дворовых территориях; Реконструкция детской игровой площадки с обустройством прорезиненного покрытия; Установка детского игрового оборудования; Установка малых архитектурных форм; Посадка деревьев и кустарников; Ремонт газонов.
2

МО Северный

пр. Культуры, д. 31, к. 1, к. 2 — Суздальский пр., д. 57, д. 61, д. 63, к. 3 

Комплексное благоустройство: восстановление газонов, установка газонного ограждения, установка бортового камня, асфальтирование, дорожки, зоны отдыха.
3

МО Северный

пр. Луначарского, д. 80, к. 2, д. 82, к. 1 — ул. Демьяна Бедного, д. 2, к. 2, к. 3

Комплексное благоустройство: детское и спортивное игровое оборудование, восстановление газонов, установка газонного ограждения, установка бортового камня, дорожки, зоны отдыха.
4

МО Гражданка

ул. Бутлерова, д. 11, корп. 4

Комплексное благоустройство; посадка деревьев и кустарников; установка МАФ (скамейки, урны).
5

МО Академическое

ул. Вавиловых, д.9, к.1 — д.11, к.6

Комплексное благоустройство: игровое и спортивное оборудование, уличная мебель, покрытия, бортовые камни, сопряжение поверхностей, растительный компонент, газонное ограждение, малые архитектурные формы, контейнерная площадка, урны.

5 новых городских пространств в Москве, возникших в 2019 году

Перечисляем интересные приобретения столицы за 2019 год, построенные практически с нуля, – от больших парков до уютных пешеходных зон.

Ритм мегаполиса определяют его жители, а ритм жизни горожан всегда зависит от наличия комфортных общественных пространств, в которых приятно провести свободное время. Обустройство пустырей и непривлекательных (часто попросту транзитных!) мест в качественные точки притяжения – один из самых уверенных трендов в урбанистике, которым сегодня следует и Москва (читайте также: «Путеводитель по новым достопримечательностям Москвы»). Что нового появилось в столице за последние месяцы – рассказываем подробнее.

Музейный парк около Политехнического музея

Фото: Антон Белицкий

Фото: Антон Белицкий

Фото: Антон Белицкий

Фото: Мобильный репортер (АГН «Москва»)

Фото: Мобильный репортер (АГН «Москва»)

Несколько лет здание Политехнического музея и площадь около него скрывали заборы, рекламные баннеры и строительные леса, и вот, наконец, между Новой площадью и Лубянским проездом открылась современное городское пространство, спроектированное в лучших традициях нового времени. Его главная особенность – многоуровневость. В новом варианте планировки войти в Политех можно будет с цокольного этажа – на этом же, нижнем, уровне авторы проекта разбили и большую площадь и пешеходные дорожки, которые оформляют фигурные скамейки и клумбы. Естественно, пространство щедро озеленили – высадили 62 дерева и 1105 кустарников.

Самым ярким элементом многоуровневости стоит назвать, конечно же, амфитеатр, который, к слову, уже окрестили второй «Ямой» – по аналогии с Хохловской площадью, где обустроили археологический парк вокруг фрагмента стены старого Белого города. Второй «этаж» парка также превратился в удобную прогулочную зону, от которой «ответвляются» мостики, ведущие к другим входам в здание.  

Впрочем, «Музейный парк» – это не просто благоустроенная территория вокруг Политеха (сам музей, кстати, откроется не раньше следующего года). Пространство играет и куда более важную роль: оно объединяет уже существующие пешеходные маршруты центра в единое общественное пространство – от Лубянки до парка «Зарядье» (читайте также: «Парк «Зарядье»: о России с любовью»). Таким образом, «Яма-2» стала еще одним связующим звеном в создании беспрерывной городской среды, дружелюбной к пешеходам.

«Лианозовский променад»

Фото: Денис Васильев

Фото: Денис Васильев

Фото: Денис Васильев

Фото: Денис Васильев

Фото: Денис Васильев

Эта часть Угличской улицы, справедливости ради, всегда была пешеходной – ее даже часто сравнивали с Арбатом. Однако привлекательной для отдыхающих эту зону, особенно при наличии рядом большого Лианозовского парка культуры и отдыха и живописаного лесопарка, назвать было нельзя. Старые цветники, узкие асфальтированные дорожки, неприглядные лавочки, – все это нисколько не помогало задержать здесь людей, и поэтому транзитную аллею до Череповекцой улицы решили реконструировать. Так «Арбат» стал «Променадом».

Сделать пространство модным и притягательным для самых разных жителей района помогло комплексное благоустройство и дизайнерский подход. Помимо того, что территорию по-новому замостили и озеленили, здесь до мелочей продумали внешний вид малых архитектурных форм. Как результат – появились белоснежные треугольные аркады, интерпретирующие архитектуру модерна (и знаменитых лианозовских дач), беседки, уличные качели, минималистичные лавочки и лаконичные фонари. Некоторые объекты пространства приглашают и к взаимодействию – будь то фотозона в виде «полароидной» рамки или же стенды со старинными снимками района.

Одним словом, пешеходная зона на Угличской улице буквально обрела вторую жизнь. Теперь здесь приятно провести время с компанией или любимой книгой, поиграть в настольные игры, пофотографироваться. Пространство привлекает посетителей даже в темное время суток – за счет декоративной подсветки аркад.

Городская площадь в Москва-Сити

Фото: sobyanin.ru

Фото: sobyanin.ru

Фото: sobyanin.ru

Фото: sobyanin.ru

Фото: sobyanin.ru

Фото: sobyanin.ru

Сегодня уже мало кто вспомнит о том, что на месте видного квартала небоскребов когда-то находились каменломни, промзоны и склады. Однако постепенно территория на Пресненской набережной приобретает более ухоженный и привлекательный вид, а сам ММДЦ, помимо головокружительных высоток, предлагает жителям комфортные места для прогулок.

Новая городская площадь, которая была торжественно открыта в начале сентября, – яркий пример того, как столица делает ставку на яркие общественные пространства, ведь изначально эта зона могла бы стать сугубо транзитной, без каких-либо достопримечательностей. Теперь же между башней «Эвлоюция», мостом «Багартион» и «Афимолом» раскинулась огромная территория с выразительной дизайнерской концепцией. Основной мотив – часы. На площади находится самый большой циферблат в мире (диаметр – 64 метра!) – он разместился на куполе и фасаде многофункционального киноконцертного зала. Тема времени продолжается и в уличном оформлении: на покрытии площади вымощены цифры, как часы работает светодинамический фонтан. Пространство оформляет светлая пергола и большой амфитеатр – в будущем, кстати говоря, здесь планируют проводить ежевечерние светомузыкальные шоу.

Парк Света в Бибиреве

Фото: Мобильный репортер (АГН «Москва»)

Фото: Мобильный репортер (АГН «Москва»)

Фото: Мобильный репортер (АГН «Москва»)

Фото: Мобильный репортер (АГН «Москва»)

Костромская улица в районе Бибирево, на которой находится станция метро, всегда была важна со стратегической точки зрения, а потому территорию вдоль нее и раньше озеленяли и благоустраивали. Вот только «снижению скорости» пешеходов это мало способствовало: это был все еще транзитный маршрут до метро, задержаться на котором хотелось далеко не всем. Решение нашли совместно с жителями района: в результате в Бибиреве появилось одно из самых необычных пространств не только в округе, но и во всем городе – Парк Света.

Круговые качели в Парке света

Собачья площадка в Парке света

Семейство бобров в Парке света

Детская площадка в Парке света

Ландшафтная горка в Парке света

Название парка полностью отражает его суть: свет стал главным элементом благоустройства этой зоны отдыха. В темное время суток здесь подсвечивается практически все: площадки (спортивные, детские и для выгула собак), турники, лавочки, арки, не говоря уже о множестве фонарей. Одна из самых ярких доминант парка – качели, переливающиеся разными оттенками и создающие эффект северного сияния. Мягким светом сверкают и объемные фигуры в так называемом «волшебном лесу» – они же стали идеальной локацией для местных фотосессий.

Оригинальная концепция, местоположение, продуманные детали, – при благоустройстве некогда мало приглядного сквера по Костромской улице сошлось все, что нужно для грамотного городского пространства, в котором точно будут проводить время.

Парк «Зеленая река» в Лефортове

Фото: Мобильный репортер (АГН «Москва»)

Фото: Мобильный репортер (АГН «Москва»)

Фото: Мобильный репортер (АГН «Москва»)

Фото: Мобильный репортер (АГН «Москва»)

Фото: Мобильный репортер (АГН «Москва»)

Подобно парку «Тюфелева роща» (читайте также: «Гусеница из голубой лагуны, или Чем удивит парк «Тюфелева роща»»), эта зона отдыха появилась на территории бывшей промзоны – завода «Серп и молот». Пространство протянулось между домами строящегося ЖК «Символ», но задумано оно, как общественное – то есть погулять здесь может любой желающий. Пока открыта только часть парка (закончат благоустройство к 2025 году), но даже в этой части есть чем заняться и взрослым, и детям.

Пространство «Зеленой реки» получилось двухуровневым, а от того и таким необычным: бетонные дорожки на разных высотах «разбавляют» зеленые холмы с высаженными растениями и огромные опоры-цветники, создающие эффект висячих садов. Над основной пешеходной аллеей протянули перголу, вдоль нее – лавочки. Помимо этого в парке обустроили детские площадки, зону для воркаута, поставили столы для настольного тенниса и специальные столы с рисунком шахматной доски.

Отдельная точка притяжения в парке – пространство под мостом, которое, как ни странно, получилось камерным и уютным. Во многом этому поспособствовало оригинальное освещение – светильники здесь установили не только на поверхности моста, но и вмонтировали их в землю. А далее – дело за правильной уличной мебелью: отдохнуть в этой части парка можно на ярких пуфах или качелях-гнездах. Не зря же говорят, что в городе все решают детали.

Как оценивают общественные пространства Казани урбанисты, медиа и горожане

Агентство посчитало, что изучить частоту упоминаний в СМИ и мнение людей слишком мало для того, чтобы произвести полное исследование общественных пространств. В качестве аргумента оно приводит тезис, что архитекторы и урбанисты часто принимают непопулярные решения, которые могут даже отталкивать в первое время, но в перспективе принесут пользу. По словам исследователей, идеальное общественное пространство «лежит где-то посередине между массовыми житейскими чаяниями большинства горожан и воспарившей мыслью модного профессионального архитектора».

«Промрейтинг» не стал обращаться к отдельным профессионалам, чтобы составить критерии для третьего рейтинга, так как их мнение может быть предвзятым. Поэтому агентство самостоятельно сформулировало список качеств, важных как для рядовых горожан, так и для экспертного сообщества. «Экспертными критериями» были названы сохранение историко-культурных основ территорий, их экологичность, трансформируемость, навигация, сомасштабность человеку, наличие доминант, преобладание функционала над формой, новаторство, отсутствие преград, проведение мероприятий, работа со звуком, наличие торговых площадок и точек общепита, качество и количество малых архитектурных форм, ухоженность газонов и работа с городскими сообществами.

Высшую оценку в рейтинге экспертных ожиданий по десятибалльной шкале получили Горкинско-Ометьевский лес, набережная Кабана, бульвар на Декабристов, Кремлевская набережная и Черное озеро. Интересно, что большинство этих мест открылось совсем недавно в рамках «Программы развития общественных пространств РТ», курируемой помощником президента Наталией Фишман — «Сноб» номинировал проект на премию «Сделано в России».

Среди плюсов общественных пространств Казани исследователи обозначили взаимодействие администрации с местными жителями на этапе планирования и эксплуатации, обыгрывание имеющейся среды, применение качественных материалов, уход от типовых решений, сохранение или возрождение культурной составляющей, наличие программы активностей и активную работу с соцсетями.

Обзор частных общественных мест

Требования к POPS восстановлены

С 1 июля 2021 года все общественные места, находящиеся в частной собственности (POPS), должны полностью соответствовать применимым требованиям к зонированию и другим требованиям.

Срок действия Чрезвычайного исполнительного указа №

№ 108 и 128, который временно приостановил действие некоторых требований к зонированию для POPS, истек 1 июля 2021 года. Соответственно, протоколы соответствия DCP для POPS больше не действуют, и все требования к зонированию POPS восстановлены.

Если у вас есть дополнительные вопросы, связанные с COVID-19 и POPS, пишите по адресу: [email protected]

Для получения дополнительной информации о заявках на вывески POPS и соответствующих сроках посетите портал кандидатов DCP здесь.

На этой веб-странице представлен обзор частных общественных пространств (POPS) города Нью-Йорка, которые представляют собой открытые и закрытые пространства, предоставляемые частными владельцами для общественного пользования в обмен на бонусную площадь или освобождение от ответственности, что впервые было введено в правилах зонирования города Нью-Йорка. в 1961 году.Исследуйте 550+ POPS города с помощью нашей интерактивной карты; найти подробные объяснения наших текущих стандартов; и узнайте, как развивались POPS на протяжении всей истории города.

Помните, что POPS — это общественные пространства, принадлежащие частным владельцам и обязанные ими обслуживаться. Если у вас есть какие-либо вопросы или жалобы в отношении POPS, позвоните по номеру 311 или заполните форму жалобы.


Что такое POPS?
Общественные места, находящиеся в частной собственности, также известные под аббревиатурой POPS, — это места, предназначенные для общественного использования и развлечения, которые принадлежат и обслуживаются владельцами частной собственности в обмен на дополнительную площадь или отказ от прав.Более 590 POPS предоставляют множество возможностей посидеть, расслабиться, посмотреть, поесть, познакомиться с другими людьми — другими словами, принять участие и насладиться городской жизнью в одном из величайших городов мира. POPS бывают разных форм и размеров, как для улицы, так и для помещения, и предлагают множество удобств. POPS являются результатом правил городского зонирования, направленных на то, чтобы в самых густонаселенных районах нашего города было достаточно открытого общественного пространства и зелени. Таким образом, POPS являются важными удобствами для жителей Нью-Йорка, пассажиров и посетителей.


На сегодняшний день более 590 POPS построены в более чем 380 зданиях по всему Нью-Йорку. Эти общественные места в основном расположены на Манхэттене, но все больше и больше развиваются в других районах, особенно в Бруклине и Квинсе, по мере расширения рынков коммерческих офисов. В совокупности POPS обеспечивают более 3,8 миллиона квадратных футов дополнительных общественных пространств в городе, что эквивалентно примерно девяти Брайант-паркам или Юнион-скверам!

Интерактивная карта Департамента предоставляет обзор всех POPS в городе и включает информацию о расположении, размере, часах работы, удобствах и многом другом.



Программа POPS

Программа POPS началась в 1961 году, когда в последний раз было пересмотрено Постановление о зонировании города Нью-Йорка. Затем инновационная программа POPS выдержала испытание временем, и сегодня насчитывается более 590 POPS, в основном в плотном городском центре Манхэттена. Впервые представленная в качестве инструмента зонирования, программа позволяла разработчикам строить больше полезного пространства (также известного как площадь пола) или получать специальные исключения для здания, если они также создали площади или аркады , которые открыты для публики.

С 1961 года в Постановлении о зонировании были введены другие типы наружных и внутренних пространств, поскольку Департамент городского планирования расширил программу и усовершенствовал удобства и эксплуатационные стандарты для удовлетворения общественных потребностей, меняющихся вкусов и технологических достижений. Узнайте о том, как развивались POPS и связанные с ними правила зонирования, щелкнув вкладку «История» выше. Сегодня два конкретных типа POPS, общественных площадей и аркад, можно построить в обмен на дополнительную площадь пола.

POPS должны быть предоставлены и поддерживаться владельцем собственности на неограниченный срок в соответствии с правилами, в соответствии с которыми они были построены, и любыми разрешениями города.

Департамент стремится обеспечить, чтобы все POPS служили обществу, и постоянно совершенствует стандарты дизайна, чтобы POPS были самого высокого качества, полезными и привлекательными для общественности. Наши действующие стандарты для общественных площадей можно найти в Разделе 37-70 Резолюции о зонировании.


Принципы проектирования общественных площадей
Наши действующие стандарты проектирования основаны на многолетнем опыте и основаны на следующих принципах:

  • Открыть и заманить на тротуар
    • Легко воспринимаемый и понятный как общедоступный
    • Подчеркивает открытость и обеспечивает четкую видимость благодаря низким элементам дизайна и широким дорожкам, ведущим на площадь
    • Обеспечивает места для сидения и удобства рядом с общественным тротуаром
  • Доступный
    • Расположен на той же высоте, что и тротуар
    • Улучшает движение пешеходов
  • Безопасность и надежность
    • Содержит легкодоступные пути для входа и выхода
    • Ориентирован и визуально связан с улицей
    • Хорошо освещенный
  • Удобный и привлекательный
    • Способствует использованию и комфорту, предоставляя основные удобства
    • Вмещает как небольшие группы, так и отдельных лиц благодаря разнообразным удобным креслам с продуманным дизайном
    • Уравновешивает открытые площадки зеленью и деревьями

Узнайте о конкретных компонентах наших стандартов проектирования, обратившись к Разделу 37-70 Резолюции о зонировании или просмотрев вкладку «Текущие стандарты».

%PDF-1.4 % 2073 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 2073 86 0000000016 00000 н 0000003988 00000 н 0000004151 00000 н 0000005207 00000 н 0000005650 00000 н 0000006123 00000 н 0000006238 00000 н 0000006495 00000 н 0000007047 00000 н 0000007160 00000 н 0000007418 00000 н 0000007910 00000 н 0000009535 00000 н 0000011078 00000 н 0000012676 00000 н 0000014249 00000 н 0000015808 00000 н 0000017315 00000 н 0000018581 00000 н 0000019635 00000 н 0000019750 00000 н 0000027976 00000 н 0000034293 00000 н 0000034408 00000 н 0000034487 00000 н 0000034566 00000 н 0000034984 00000 н 0000035063 00000 н 0000035467 00000 н 0000035546 00000 н 0000035905 00000 н 0000035984 00000 н 0000036343 00000 н 0000036422 00000 н 0000036774 00000 н 0000036853 00000 н 0000037198 00000 н 0000037277 00000 н 0000037630 00000 н 0000037709 00000 н 0000038061 00000 н 0000038140 00000 н 0000038501 00000 н 0000038580 00000 н 0000038941 00000 н 0000039020 00000 н 0000039568 00000 н 0000039647 00000 н 0000040001 00000 н 0000040080 00000 н 0000040481 00000 н 0000040560 00000 н 0000040913 00000 н 0000040992 00000 н 0000041344 00000 н 0000041423 00000 н 0000041777 00000 н 0000041856 00000 н 0000043258 00000 н 0000043337 00000 н 0000043786 00000 н 0000043865 00000 н 0000044241 00000 н 0000044320 00000 н 0000044695 00000 н 0000044774 00000 н 0000045148 00000 н 0000045227 00000 н 0000045571 00000 н 0000045650 00000 н 0000046049 00000 н 0000046128 00000 н 0000046527 00000 н 0000046606 00000 н 0000047277 00000 н 0000047356 00000 н 0000047953 00000 н 0000048032 00000 н 0000048837 00000 н 0000048916 00000 н 0000049469 00000 н 0000049548 00000 н 0000050061 00000 н 0000071178 00000 н 0000003770 00000 н 0000002061 00000 н трейлер ]/Предыдущая 8603200/XRefStm 3770>> startxref 0 %%EOF 2158 0 объект >поток h ΤVyLg b, DFicXS[1*5mβr#»r졈 ZmM˦IM11ml.&{~

20 типов городских пространств – полевое руководство по общественным местам

Наш класс занимался оценкой, приближением и анализом меняющегося характера общественного пространства в городах США. Любое исследование общественного пространства должно учитывать множественные формы, которые общественные пространства принимают на практике. Для решения этой проблемы мы использовали работу Мэтью Кармоны по классификации общественных пространств. Кармона, профессор и архитектор Школы планирования Бартлетта Университетского колледжа Лондона (UCL), Великобритания, проводит более широкую критику современного общественного пространства, пытаясь понять, как управление и дизайн общественного пространства влияют на то, как люди воспринимают его.

Экономическая глобализация означает, что городское общественное пространство является ценным активом для городов, стремящихся привлечь компании или привлечь мобильную рабочую силу. Города все больше конкурируют друг с другом за внешние инвестиции. Качественный дизайн и тщательное управление общественным пространством могут повысить конкурентоспособность города. Стремясь максимизировать ценность общественного пространства для привлечения инвесторов, работников и туристов, менеджеры городского общественного пространства в настоящее время стремятся культивировать ощущение безопасности.Это часто приводит к надзору за общественными местами, чтобы контролировать присутствие «нежелательных» демографических групп. Удаление нежелательных демографических данных, часто за счет использования методов «неприятного дизайна», в конечном итоге сужает границы того, кто включен в общественность.

В ответ Кармона призывает политиков более чутко реагировать на полный спектр типов городских пространств. Он предлагает обширный список того, как общественные пространства появляются в современном городе. Он классифицирует различные типы городского общественного пространства как «позитивное», «негативное», неоднозначное или частное пространство и определяет, как они сочетаются по-разному.Ярлыки, которые использует Кармона, отражают особый нормативный взгляд на пространства, которые поддерживают демократическое взаимодействие, способствуют культурному и социальному обмену и создают комфорт. Таким образом, «позитивные» и «негативные» ярлыки относятся к пространствам, которые явно поддерживают или опровергают такую ​​точку зрения. Эти ярлыки не следует рассматривать как характеризующие пространство как хорошее или плохое. Вместо этого они предназначены для того, чтобы отразить множество способов, которыми общественные места появляются в мире, и то, как некоторые из них спроектированы и управляются таким образом, чтобы приоритет отдавался путешествиям и транспорту — безусловно, важному общественному использованию — и как другие способствуют социальному взаимодействию.Полный спектр типов общественных пространств указан здесь/ниже и привязан к Сент-Полу с конкретными примерами.

«Положительные» пробелы

«Отрицательные» пробелы

Неоднозначные пространства

Тип Отличительные характеристики Примеры в Сент-Поле Описание
Место для обмена Транспортные остановки и развязки, как внутренние, так и внешние. Станция Union Depot
Общественное «частное» пространство Казалось бы, общественное внешнее пространство, на самом деле находящееся в частной собственности и в большей или меньшей степени контролируемое. Ориентир Центр
Видное место Общественные места, предназначенные для того, чтобы незнакомцы чувствовали себя заметными и, возможно, нежелательными. Джульет Авеню Тупик
Внутреннее «общественное» пространство Формально общественное и внешнее использование, внутреннее и часто приватизированное. Skyway в центре города Сент-Пол
Торговая площадь Частные, но общедоступные места обмена. Станция Speedway на Снеллинг-авеню
Места для третьего места Полуобщественные собрания и общественные места, общественные и частные. Пивоваренная компания Urban Growler
Частное «общественное» пространство Общественные, но функционально и определяемые пользователем пространства. Средняя школа Рэмси
Видимое личное пространство Физически личное, но визуально публичное пространство. Колледж Макалестер
Интерфейсные пространства Физически разграниченные, но общедоступные интерфейсы между общедоступным и частным пространством. Пивоваренная компания Great Waters на West Seventh Place Plaza.
Пространства, выбранные пользователем Пространства для избранных групп, определяемые, а иногда и контролируемые по возрасту или активности. Центр отдыха Groveland

Частные помещения

Эти примеры взяты из Carmona, M. (2010). Современное общественное пространство, часть вторая: Классификация. Журнал городского дизайна  15(2): 157–173.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Что такое открытое пространство/зеленое пространство? | Городская экологическая программа в Новой Англии

Открытое пространство – это любой открытый участок земли, который не застроен (на котором нет зданий или других построенных сооружений) и доступен для населения.Открытое пространство может включать в себя:

  • Зеленые насаждения (земли, частично или полностью покрытые травой, деревьями, кустарниками или другой растительностью). Зеленые насаждения включают парки, общественные сады и кладбища.
  • Школьные дворы
  • Игровые площадки
  • Общественные зоны отдыха
  • Общественные площади
  • Свободные участки

Открытое пространство обеспечивает зоны отдыха для жителей и помогает улучшить красоту и экологическое качество районов.Но с этим широким спектром рекреационных объектов возникает столь же широкий спектр экологических проблем. Как и в случае любого другого землепользования, способ управления парками может иметь хорошие или плохие последствия для окружающей среды из-за стока пестицидов, заиливания из-за чрезмерного использования пешеходных и лесозаготовительных троп и разрушения среды обитания.

Отсутствие общественного и общественного доступа к безопасным открытым и зеленым насаждениям является серьезной проблемой для городских жителей в Новой Англии.


Гранты и проекты

2006: EarthWorks (Роксбери, Массачусетс)
Кампания за более экологичное завтра
30 000 долларов США

EarthWorks привлекает жителей городских кварталов Большого Бостона к управлению местными зелеными насаждениями и повышает экологическую осведомленность с помощью образовательных, информационно-просветительских, обучающих и демонстрационных проектов.EarthWorks обеспечит обучение, образование и практический опыт для жителей и молодежи, чтобы защитить, улучшить, восстановить и сохранить открытое и зеленое пространство Бостона. В рамках проекта «Кампания за более экологичное завтра» будут набирать, обучать и обучать местных добровольцев, которые будут работать в качестве распорядителей общественных зеленых насаждений и садов на семи городских участках в самых разнообразных и густонаселенных районах Мишн-Хилл, Маттапан, Ямайка-Плейн, Роксбери. и Рослиндейл. Персонал EarthWorks будет работать с местными жителями и подростками-стажерами, чтобы значительно улучшить экологическое здоровье и биоразнообразие этих участков посредством практического обучения, проектов по обучению экологическим службам и последующих мероприятий, иллюстрирующих комплексную борьбу с вредителями, снижение содержания токсичных веществ в почве, органическое сельское хозяйство. и сохранение сада.В дополнение к координации этой обширной сети добровольцев-резидентов и обучению, EarthWorks будет проводить экологические и общественные мероприятия для молодежи и городских жителей, чтобы поощрять безопасное использование общественных зеленых насаждений и садов Бостона.

Поддающиеся измерению результаты : Повышение вовлеченности населения с минимум 40 проектными днями и 240 днями экологических услуг; две стажировки для подростков-выпускников программы «Молодежная экологическая акция»; восстановление и улучшение биоразнообразия растений на семи участках, охватывающих 33 территории.25 акров городских зеленых насаждений за счет посадки 230 местных деревьев и кустарников; удаление тысяч вредных инвазивных видов в четырех городских лесных массивах с восстановлением 31 акра земли; обращение вспять эрозии на городском лесном массиве; заметное улучшение качества и урожайности фруктов в пяти городских садах; и установить 6-24 резидентов стюардов.

Партнеры : Департамент парков и отдыха Бостона, Boston Food Not Bombs, Mass Audubon Boston Nature Center, Friends of Nira Rock, Целевая группа по водно-болотным угодьям Рослиндейла


2006: Городские ростки (Кембридж, Массачусетс)
Экологическое образование в школьном саду
14 865 долларов США

City Sprouts предоставляет городским общественным школам Кембриджа устойчивые сады для поддержки школьных программ и привлекает более 2000 школьников к участию в пищевом цикле от семян до компоста, предлагая внеклассные и летние программы, а также программы, основанные на учебном плане.Проект «Экологическое образование в школьных садах» предоставит сообществу трехсезонный доступ ко всем пяти участкам городского школьного сада City Sprouts, а также обучение навыкам, необходимым для выращивания собственных продуктов питания, и знаниям о том, как использовать комплексные методы борьбы с вредителями, снижающие воздействие ядовитых веществ. Молодые стажеры, сотрудники City Sprouts и общественные волонтеры будут следить за уходом за садом и проводить летние образовательные семинары, чтобы охватить широкую местную аудиторию.Двадцать общественных семинаров будут предложены бесплатно в течение двух лет для членов сообщества, и восемь семей будут специально обучены комплексным методам городского садоводства.

Измеримые результаты : 600 человек охвачены учебными материалами; 300 человек активно занимаются вопросами охраны окружающей среды; 20 бесплатных общедоступных образовательных семинаров на каждом из пяти участков по темам, включая выращивание и подготовку овощей и фруктов, компостирование, переработку, выявление токсинов в почве и рекультивацию почвы; открытый общественный сад предоставляется на 70 недель в течение двух лет, весной, летом и осенью на каждом из пяти участков; восемь семей обучены комплексным подходам к созданию здоровой городской среды в домах и садах; 10 молодых стажеров проходят подготовку и обучение по проблемам городской окружающей среды, садоводству и работе с населением; образовательные мероприятия по компостированию в школьных столовых; ежегодный фестиваль урожая позволяет членам сообщества получить доступ к ресурсам, предоставленным партнерами проекта.

Партнеры : Государственные школы Кембриджа, Cambridge Recycling (подразделение Департамента общественных работ Кембриджа), The Food Project


2006: Portland Trails (Портленд, Мэн)
Налаживание сотрудничества, устойчивого развития и пешеходной доступности в школьных парках Портленда
30 000 долларов США

Portland Trails с 1991 года работает над строительством многоцелевых троп в Большом Портленде, штат Мэн, и выступает за защиту природных мест, привлекая общественность к управлению тропами и предоставляя программы для устойчивого использования участков.Проект направлен на преобразование школьных площадок с преобладанием асфальта в более зеленые, более здоровые и продуктивные районы путем создания коалиции членов сообщества, местных агентств и местных предприятий, которые будут рекультивировать и восстанавливать школьные территории в школьные парки в Портленде в качестве центров сбора сообщества. экологическое образование и рациональное использование. Проект будет работать с жителями, школами, молодежью и общественными партнерами, чтобы провести существенную реконструкцию и реконструкцию как минимум трех школьных парков.Также будет проведена конференция по озеленению школьных территорий, чтобы обучать, вовлекать и информировать жителей Портленда об озеленении школьных парков и обучать ключевым принципам рационального использования окружающей среды в городских районах. Коалиция также будет стремиться к дальнейшему расширению охвата с помощью информационных бюллетеней, пресс-релизов, ежемесячных встреч, новых членов, списков адресов электронной почты и расширенного веб-сайта, чтобы охватить больше жителей штата Мэн.

Поддающиеся измерению результаты : Не менее трех отреставрированных школьных парков, обслуживающих не менее 800 учащихся и их семей; не менее трех субботников для привлечения жителей к строительству объекта; не менее трех публичных мероприятий, чтобы пригласить жителей Портленда на недавно озелененные участки для безопасного и продуктивного использования; расширенный список рассылки, чтобы охватить не менее 1000 членов сообщества и предприятий; расширенный веб-сайт с образовательными статьями и ссылками на экологические и социальные преимущества более зеленых школьных парков; образовательная конференция для более чем 100 жителей сообщества; увеличение количества пеших и велосипедных прогулок жителей и студентов.

Партнеры : Государственные школы Портленда, Департамент парков и отдыха Портленда, Ассоциация ландшафтных архитекторов штата Мэн, Кооперативная программа повышения квалификации садовников Университета штата Мэн в школах, Cultivating Community, GrowSmart Maine, Portland Water District, Портлендское образовательное партнерство, Portland Public Health , Коалиция районов Большого Портленда


2006: EarthWorks (Роксбери, Массачусетс)
Кампания за более экологичное завтра
30 000 долларов США

EarthWorks привлекает жителей городских кварталов Большого Бостона к управлению местными зелеными насаждениями и повышает экологическую осведомленность с помощью образовательных, информационно-просветительских, обучающих и демонстрационных проектов.EarthWorks обеспечит обучение, образование и практический опыт для жителей и молодежи, чтобы защитить, улучшить, восстановить и сохранить открытое и зеленое пространство Бостона. В рамках проекта «Кампания за более экологичное завтра» будут набирать, обучать и обучать местных добровольцев, которые будут работать в качестве распорядителей общественных зеленых насаждений и садов на семи городских участках в самых разнообразных и густонаселенных районах Мишн-Хилл, Маттапан, Ямайка-Плейн, Роксбери. и Рослиндейл. Персонал EarthWorks будет работать с местными жителями и подростками-стажерами, чтобы значительно улучшить экологическое здоровье и биоразнообразие этих участков посредством практического обучения, проектов по обучению экологическим службам и последующих мероприятий, иллюстрирующих комплексную борьбу с вредителями, снижение содержания токсичных веществ в почве, органическое сельское хозяйство. и сохранение сада.В дополнение к координации этой обширной сети добровольцев-резидентов и обучению, EarthWorks будет проводить экологические и общественные мероприятия для молодежи и городских жителей, чтобы поощрять безопасное использование общественных зеленых насаждений и садов Бостона.

Поддающиеся измерению результаты : Повышение вовлеченности населения с минимум 40 проектными днями и 240 днями экологических услуг; две стажировки для подростков-выпускников программы «Молодежная экологическая акция»; восстановление и улучшение биоразнообразия растений на семи участках, охватывающих 33 территории.25 акров городских зеленых насаждений за счет посадки 230 местных деревьев и кустарников; удаление тысяч вредных инвазивных видов в четырех городских лесных массивах с восстановлением 31 акра земли; обращение вспять эрозии на городском лесном массиве; заметное улучшение качества и урожайности фруктов в пяти городских садах; и установить 6-24 резидентов стюардов.

Партнеры : Департамент парков и отдыха Бостона, Boston Food Not Bombs, Mass Audubon Boston Nature Center, Friends of Nira Rock, Целевая группа по водно-болотным угодьям Рослиндейла


2006: Городские ростки (Кембридж, Массачусетс)
Экологическое образование в школьном саду
14 865 долларов США

City Sprouts предоставляет городским общественным школам Кембриджа устойчивые сады для поддержки школьных программ и привлекает более 2000 школьников к участию в пищевом цикле от семян до компоста, предлагая внеклассные и летние программы, а также программы, основанные на школьной программе. год.Проект «Экологическое образование в школьных садах» предоставит сообществу трехсезонный доступ ко всем пяти участкам городского школьного сада City Sprouts, а также обучение навыкам, необходимым для выращивания собственных продуктов питания, и знаниям о том, как использовать комплексные методы борьбы с вредителями, снижающие воздействие ядовитых веществ. Молодые стажеры, сотрудники City Sprouts и общественные волонтеры будут следить за уходом за садом и проводить летние образовательные семинары, чтобы охватить широкую местную аудиторию.Двадцать общественных семинаров будут предложены бесплатно в течение двух лет для членов сообщества, и восемь семей будут специально обучены комплексным методам городского садоводства.

Измеримые результаты : 600 человек охвачены учебными материалами; 300 человек активно занимаются вопросами охраны окружающей среды; 20 бесплатных общедоступных образовательных семинаров на каждом из пяти участков по темам, включая выращивание и подготовку овощей и фруктов, компостирование, переработку, выявление токсинов в почве и рекультивацию почвы; открытый общественный сад предоставляется на 70 недель в течение двух лет, весной, летом и осенью на каждом из пяти участков; восемь семей обучены комплексным подходам к созданию здоровой городской среды в домах и садах; 10 молодых стажеров проходят подготовку и обучение по проблемам городской окружающей среды, садоводству и работе с населением; образовательные мероприятия по компостированию в школьных столовых; ежегодный фестиваль урожая позволяет членам сообщества получить доступ к ресурсам, предоставленным партнерами проекта.

Партнеры: Государственные школы Кембриджа, Cambridge Recycling (подразделение Департамента общественных работ Кембриджа), The Food Project

К началу страницы


Дополнительные ресурсы

К началу страницы

10 принципов объединения людей и улиц | СитиФикс

Общественные места способны соединять людей и города. Изображение из Нью-Йорка без автомобилей в День Земли 2017. Фото Департамента транспорта Нью-Йорка / Flickr

Наши впечатления от города формируются в первую очередь качеством общественных пространств.Если они не приятны и не сохранены, или если они передают чувство незащищенности, мы редко вернемся. Хорошая планировка этих пространств должна быть правилом, а не исключением. В серии «Общественные места», первоначально опубликованной на португальском языке изданием TheCityFix Brasil, мы исследуем различные аспекты, связанные с общественными местами, которые определяют наш повседневный опыт в городах.

Среди городских зданий есть сеть пространств, которые создают и укрепляют связи на разных уровнях влияния.В книге они были бы между строк: неявный смысл между конкретными. Общественные пространства, заполняющие городские пробелы жизнью, напрямую связаны со строительством того, что мы называем городом, и влияют на складывающиеся в них отношения.

«Когда мы говорим об улицах и других общественных местах города, мы фактически говорим о собственной идентичности города. Именно в этих пространствах проявляются человеческие обмены и отношения, разнообразие использования и назначение каждого места, а также конфликты и противоречия общества», — объясняет Лара Качча, специалист по городскому развитию WRI Brasil Cidades Sustentáveis, в своей диссертации Городская мобильность. : государственная политика и присвоение пространства в бразильских городах.

Общественные места формируют общественные связи в районах. Они являются местами встреч и могут способствовать политической мобилизации, стимулировать действия и способствовать предотвращению преступлений. Это среда для взаимодействия и обмена идеями, которые влияют на качество городской среды. Хотя кафе, книжные магазины и бары не считаются «общественными местами», они оказывают аналогичное воздействие. Общественные места также приносят пользу для здоровья, как физического, так и психического: люди чувствуют себя лучше и, как правило, более активны в привлекательных общественных местах.

Дети играют в общественном месте в Сан-Паулу, Бразилия. Фото Виктора Мориямы / WRI Brasil Cidades Sustentáveis ​​/ Flickr

Можно пойти еще дальше и связать наличие и планировку общественных пространств с демократическими ценностями. Культура места, его структура и социальная иерархия отражают способ планирования, контроля и использования общих пространств. Как отмечает Бен Роджерс, чем разнообразнее и оживленнее городские пространства, тем более равноправным, процветающим и демократичным становится общество.Это утверждение основано на самом определении публичного пространства: открытая, свободно доступная и демократичная среда.

Хорошее общественное пространство отражает разнообразие и побуждает людей жить вместе без усилий, создавая необходимые условия для постоянства, которое приглашает людей быть на улице. Жизнеспособность пространств привлекает людей. Что гарантирует эту жизнеспособность, так это возможность наслаждаться городскими пространствами по-разному. Project for Public Spaces (PPS), некоммерческая организация, помогающая людям создавать и поддерживать общественные пространства.PPS обсуждает  Сила числа 10 : хорошее общественное пространство должно представлять как минимум десять возможностей. Это включает в себя различные вещи, которые люди могут делать в нем, и десять причин быть там. Без этих десяти вещей эти области становятся местами перехода, где люди не хотят находиться по той простой причине, что нет ничего, что заставляло бы их оставаться. «Существование качественных и пригодных для использования общественных пространств с большей городской жизненной силой повысит восприятие безопасности и демократизации этих пространств», — говорит Лара.

Общественные места, побуждающие людей оставаться и сосуществовать, помогают сделать улицы более безопасными. Фото Департамента транспорта Нью-Йорка / Flickr

Это улица с двусторонним движением: люди будут на улице, если они чувствуют себя в безопасности, и улица будет тем более безопасной средой, чем больше людей ее используют. Ниже мы представляем десять принципов, которые следует учитывать при создании качественного общественного пространства. Элементы связаны друг с другом – активные фасады и конструкции в человеческом масштабе, например, напрямую связаны с продвижением местной экономики.Именно их сочетание обеспечит доступное, равноправное и безопасное пространство для людей.

1. Разнообразие использования:  Сочетание жилых, офисных и коммерческих площадей, таких как бары, рестораны, кафе и местная торговля, привлекает людей и делает окружающую среду более безопасной и дружественной. Разнообразие использования порождает внешние действия, которые способствуют безопасности пространств: больше людей на улицах помогает сдерживать преступность. Однако это разнообразие должно охватывать все времена суток.Если места привлекательны и заняты только днем, ночью они все равно будут небезопасными. Планирование общественных пространств таким образом, чтобы поощрять сосуществование и постоянство людей, также является способом инвестирования в безопасность.

2. Активные фасады: Связь между уровнем земли зданий, тротуаром и улицей способствует безопасности и привлекательности городского дизайна. Визуально более интересные улицы чаще используются людьми. Кроме того, эта взаимосвязь влияет на восприятие города людьми и на то, как они будут его использовать: Джейн Джейкобс говорит, что главным образом улицы и тротуары указывают на то, как воспринимается и используется общественное пространство.

3. Социальное измерение и городская жизнеспособность:  Как агрегатор людей общественное пространство оказывает влияние на социальное измерение. Широкие, доступные улицы, площади, парки, тротуары, велосипедные дорожки и городская мебель стимулируют взаимодействие между людьми и окружающей средой, создают позитивное использование пространства и повышают жизнеспособность города. Помимо сосредоточения внимания на городских районах с высокой плотностью населения, крайне важно учитывать периферию, гарантируя качественные общественные места населению, которое не живет в центре города.

4. Человеческий масштаб:  Масштабная конструкция с высокой плотностью может негативно влиять на здоровье людей. В своих полевых исследованиях Ян Гейл отметил, что люди, как правило, идут быстрее, проходя мимо пустых или неактивных участков, в отличие от более медленного и спокойного темпа ходьбы в более оживленной и активной среде. Конструкции в масштабе человека положительно влияют на восприятие людьми общественных пространств: они чувствуют, что их учитывали в процессе планирования этого пространства.

Активные районы и здания поощряют использование общественных мест.Фото WRI Brasil Cidades Sustentáveis ​​/ Flickr

5. Освещение:  Эффективное и ориентированное на людей освещение способствует заполнению общественных мест в ночное время, повышая безопасность. При установке в масштабах пешеходов и велосипедистов уличное освещение создает необходимые условия для более безопасного передвижения в условиях отсутствия естественного освещения.

6. Стимулирование местной экономики:  качественные общественные пространства не только приносят пользу людям, предлагая места для отдыха и проживания, но также могут способствовать развитию местной экономики.Безопасные и привлекательные условия способствуют пешим и велосипедным прогулкам, что обеспечивает легкий доступ к местной торговле.

7. Местная идентичность:  Общественные места должны быть спланированы для малых предприятий, характерных для района. Крупные предприятия (например, супермаркеты или другие сетевые компании) могут вносить вклад в экономику в целом, но они мало участвуют в масштабах района. Малые предприятия и предприятия оказывают значительное долгосрочное воздействие, а также добавляют индивидуальности и идентичности месту.При планировании общественного пространства необходимо учитывать социальную динамику и культурные особенности местности, чтобы создать прочную связь между людьми и местом.

Принимая во внимание местную идентичность, важно, чтобы люди брали на себя ответственность за общественные места. Фото Отавио Алмейды / Flickr

8. Полные улицы: Везде, где это возможно, общественные зоны должны соответствовать принципам Полных улиц и «общих пространств». Концепция Complete Streets определяет улицы, предназначенные для обеспечения безопасного движения всех пользователей — пешеходов, велосипедистов, водителей и пользователей общественного транспорта.Тротуары в хорошем состоянии, инфраструктура для велосипедов, уличная мебель и указатели для всех пользователей являются одними из элементов, которые могут составить полную улицу.

9. Зеленые зоны: Помимо улучшения качества воздуха и снижения температуры летом, растительность способна очеловечить города, привлекая людей к мероприятиям на свежем воздухе. По мере того, как города становятся более плотными, доступ к зеленым общественным местам становится еще более важным, поскольку городские леса могут снизить уровень стресса и улучшить самочувствие людей в городах.Кроме того, деревья, растения и клумбы имеют стратегическое значение для городского дренажа и поддержания биоразнообразия.

10. Социальное участие:   Вовлечение жителей в проектирование, планирование и управление городскими общественными пространствами или районами, в которых они живут, имеет важное значение для поддержания качества этих пространств. Общественные пространства имеют различное использование и значение в каждом районе и сообществе. Участие жителей гарантирует, что характер и использование общественного пространства будут соответствовать особым потребностям сообщества.Если пространство не отражает требований и желаний местного населения, оно не будет использоваться или обслуживаться. Социальное участие является центральным элементом создания более безопасных и справедливых общественных пространств.

Наш образ жизни в городах меняется каждый день благодаря трансформации общества и появлению новых политик, технологий и альтернативных вариантов транспорта. Урбанизация, уплотнение и высокий уровень автомобилизации создают проблемы планирования и побуждают города думать о новых моделях развития.Однако в условиях постоянных преобразований важность общественных пространств для качества жизни остается неизменной. Они продолжают оставаться пространством для обмена, сосуществования и встреч. Они по-прежнему имеют жизненно важное значение для благополучия городов. За стенами, которые нас окружают, на улице происходит жизнь.

Этот текст был адаптирован из статьи Бена Роджерса «В защиту улицы: 10 принципов для общественных пространств», опубликованной в сборнике «Создание хороших мест для людей», подготовленном Лондонским центром и доступном по номеру .   здесь .

Лаура Азередо   и   Лара Качча   внесла свой вклад в этот пост.

Первоначально опубликовано на португальском языке на TheCityFix Brasil

Как быть по-настоящему открытым: переосмысление общественных мест в постковидном городе

Для тех, кто не хочет или не может тратить деньги, многие общественные места не так уж и публичны, как притворяются.Это должно измениться, утверждает Туна Ташан-Кок, приводя доводы в пользу создания новых коалиций в области городского развития.

Общественные места во времени

Когда я был студентом бакалавриата по городскому планированию в конце 1980-х годов, «нормы общественных пространств» преподавались в терминах конкретных правил, показателей и принципов хорошего городского дизайна. Мы должны были рассчитать как минимум семь квадратных метров зеленых насаждений на человека в новом городском районе и обеспечить удобства и функции, такие как школы, магазины или другие городские службы, в пределах периметра 100 метров, который считался пешеходным расстоянием.

С годами появились новые подходы, и к пониманию общественных пространств добавились новые измерения, такие как участие, инклюзивность и совместное творчество. Благодаря признанию изменения климата широкими слоями общества, обеспечение зеленых насаждений в городе приобрело большее значение и продолжало оставаться важным показателем качества городской жизни.

Однако эта динамика также шла рука об руку с коммерциализацией общественных пространств – сегодня довольно сложно найти в городах открытые общественные места, где люди могли бы просто сидеть, общаться друг с другом или перемещаться без необходимости что-то потреблять.

Псевдообщественное пространство на крыше в Зюидасе, Амстердам © Tuna Taşan-Kok

Псевдообщественное пространство

и субъекты частного сектора: они, как правило, сводят к минимуму доступ широкой публики к этим пространствам и их использование. Критикуемые за эксклюзивное и коммодифицированное использование, эти «псевдообщественные пространства», которые кажутся публичными, но на самом деле принадлежат частным компаниям, незаметно распространились по городам по всему миру.

Этот вид участия частного сектора означает создание бессмысленных зеленых насаждений без реальной функции в новых городских проектах. В некотором смысле общественное пространство стало частью переговорной игры в форме городского развития, управляемой рынком недвижимости, где новые количественные показатели, нормы и принципы в отношении цен на квадратные метры, потребительских предпочтений или покупательной способности, по-видимому, определяют возможности, функцию и расположение функций общественного пространства. Ответственность за противодействие таким тенденциям лежит на государственном секторе.

В этих рыночных условиях, в поисках решений растущих проблем, таких как доступное жилье, крупные мегаполисы начали возвращаться к традиционным подходам к городскому развитию, таким как «уплотнение», добавляя еще больше ограничений для производства открытых общественных пространств.

Социальное дистанцирование и общественные места

На этом фоне мир вступил в эпоху пандемии Covid-19, когда мы научились применять новую концепцию использования общественных мест: социальное дистанцирование, термин, который на самом деле означает «физическую дистанцию». ‘между людьми.Расчетное безопасное расстояние составляло 1,5-2 метра. Поскольку люди были изолированы или помещены в карантин в своих собственных домах на месяцы и даже просили соблюдать дистанцию ​​на открытых пространствах, одна проблема стала очень ясной для городских жителей: в городах недостаточно «открытых общественных мест», чтобы обеспечить место, где люди могут просто гуляйте, растягивайтесь, знакомьтесь и двигайтесь, не рискуя.

Как только ограничительные меры были сняты, террасы кафе и ресторанов, пляжи и парки снова были заполнены до отказа, как с соблюдением правил физического дистанцирования, так и без него.В то время как местные органы власти позволили расширить коммерческие открытые пространства, чтобы увеличить расстояние между пользователями, также появились новые формы конкуренции, позволяющие более широко использовать общественные улицы, пешеходные дорожки или другие общественные места. Горожане жаждут открытых общественных пространств, и очевидна насущность переосмысления существующих норм, правил и принципов.

Это требует более активного вмешательства государственного сектора и мер городского планирования, обеспечивающих включение количественных норм «качества городской жизни» в формы городского развития, основанные на собственности.В то время как ученые все еще борются с пониманием масштабов и воздействия Covid-19, одно уже стало ясно: мы должны научиться жить с ним какое-то время, возможно, навсегда. Это тревожный сигнал, требующий от нас переосмысления значения открытого общественного пространства. Нам нужно не только декоммодифицировать процесс производства общественных пространств, но и снабдить его новыми смыслами, функциями и местами в городах. Однако это легче сказать, чем сделать.

Общественное пространство, созданное в рамках проекта городской регенерации «Зеленый квартал» в Антверпене © Tuna Tuna Taşan-Kok

Новые коалиции в области городского развития

Субъектам государственного и частного секторов и городским сообществам необходимо создать коалиции вокруг создания городского пространства, чтобы сделать так, чтобы современные формы городского развития, ориентированные на рынок недвижимости, способствовали созданию пригодных для жизни городов.Нам нужны новые нормы, принципы и правила для общественных пространств, чтобы города могли в первую очередь предоставлять передышку своим жителям. На мой взгляд, у государственного сектора, особенно у местных органов власти, сейчас есть импульс, чтобы выработать новые «непреложные» правила, нормы и принципы для определения приоритетов планирования, развития и производства открытых общественных пространств.

Для этого необходимы новые подходы «снизу вверх» для вовлечения горожан в процессы сотворчества, а также вовлечение участников рынка недвижимости в создание и управление открытыми общественными пространствами.Поскольку государственные средства, как правило, ограничены, местным органам власти нужны эти новые коалиции, а не стремление решить проблему в одиночку.

Небольшое общественное пространство в Тауэр-Хамлетс, Лондон © Tuna Taşan-Kok

Пришло время переосмыслить возрождение городов

За последние несколько десятилетий переход от велферистских к предпринимательским формам управления оставил местные органы власти с ограниченными ресурсами для обеспечения услуги (инфраструктура, социальные услуги и здравоохранение, доступное жилье и т. д.), за которые они несут ответственность.В этих рамках рынки земли и недвижимости стали одним из наиболее важных элементов, приносящих доход, в городской экономике.

Мы привыкли к проектам по возрождению городов, а не к созданию модных новых коммерческих элементов, таких как «залы общественного питания» или «центры стиля жизни», а не просто к открытым общественным местам, где мы можем сидеть и наслаждаться обществом друг друга, ничего не потребляя и не тратя. Мы считаем жертвой со стороны нашего местного правительства превратить «доступную» общественную землю в многолюдном центре города в открытое зеленое пространство.То же самое с передачей ветхого заброшенного участка в красивом месте на набережной соседству, чтобы создать некоммерческое общественное пространство, которое будет способствовать конструктивным встречам между жителями.

Однако я считаю, что такие способы создания открытого общественного пространства можно регулировать и нормализовать в постковидных городах. С помощью новых инструментов городского планирования местные органы власти могут устанавливать новые нормы, правила, показатели и принципы, которые отдают приоритет городскому здоровью, увеличивая количество доступных, открытых и инклюзивных общественных пространств.

Частично открытое, частично коммодифицированное общественное пространство в парке Милленарис в Будапеште © Tuna Taşan-Kok

Пандемия подчеркнула потребность в большем количестве городских парков. Итак, что будет дальше?

 

В населенных пунктах по всей стране в этом году резко возросло использование парков и открытых пространств, поскольку люди искали убежище и передышку от пандемии COVID-19. В соответствии с руководящими принципами общественного здравоохранения, в которых рекомендуется оставаться рядом с домом, городские жители беспрецедентно часто используют общественные места в качестве мест для занятий спортом, общения, обеда или покупок на социальной дистанции.Они использовали общественные места для доступа к основным услугам и для проведения акций протеста и демонстраций. Пандемия повысила ценность парков и открытых пространств и подчеркнула выгоды для городов от создания большего количества общественных пространств и более справедливого доступа к ним. Это также выявило серьезные проблемы, в том числе способы оплаты парков в условиях надвигающегося финансового кризиса.

Во многих городах пандемия побудила городских властей внедрять обходные пути в районах, не имеющих доступа к паркам.Успех адаптивных проектов, таких как расширение тротуаров и велосипедных дорожек или закрытие улиц для движения транспорта, побудил города продолжать творчески мыслить в долгосрочной перспективе. COVID также вызвал дискуссии о том, как переосмысление общественного пространства и создание нового сотрудничества между государственными учреждениями может помочь городским властям добиться прогресса в достижении ключевых городских целей, таких как поощрение более безопасных вариантов активной мобильности, расширение доступа к возможностям в недостаточно обслуживаемых районах, преобразование свободных или недостаточно используемых земель. для общественного пользования и повышения устойчивости к изменению климата.В основе всего этого продолжается стремление к созданию и поддержанию традиционных парков и обеспечению равного доступа к ним.

«Пандемия доказала, что парки являются важной инфраструктурой», — говорит Адриан Бенепе, который до этой осени занимал пост старшего вице-президента и директора национальных программ Trust for Public Land (TPL) и был уполномоченным по паркам в городе Нью-Йорк. с 2002 по 2012 год. «Это большой парадокс, что парки никогда не использовались и не ценились так, как сейчас.Все остальное было закрыто, и парки были последним прибежищем».

Еще до появления COVID парки и зоны отдыха считались растущим приоритетом для городов во всех регионах США. Согласно анализу, проведенному Национальной лигой городов в 2019 году, около 63 процентов мэров изложили конкретные планы или цели, связанные с парками и зонами отдыха, в недавних выступлениях о состоянии города, по сравнению с 28 процентами в 2017 году (Yadavalli 2019). .

 


 

Поскольку пандемия продолжается, многие руководители городов задают себе ключевые вопросы:

• Что мы узнали об общественных парках и открытых пространствах во время пандемии?

• Каковы передовые методы обеспечения доступа и расширения общественных пространств?

• Как нам связаться со всеми сообществами и выслушать их потребности в открытом пространстве?

• Как мы можем по-другому относиться к пространственным активам нашего города и, что, пожалуй, наиболее важно, где мы находим землю и финансовые ресурсы для развития новых?

 


 

Парки, общественное здравоохранение и восстановление экономики

По всей стране до 30 процентов городских земель обычно занимают улицы с твердым покрытием и автостоянки.Парки и открытые пространства, напротив, занимают только 15 процентов городских земель. Но национальный опрос, проведенный в мае для коалиции «10 минут ходьбы», в которую входят TPL, Институт городских земель и Национальная ассоциация парков и отдыха (NRPA), подтвердил решающую роль местных парков и зеленых насаждений в поддержании физического и психического здоровья. и помогая сообществам двигаться к выздоровлению. Около 81 процента из 1000 респондентов заявили, что расширение доступа к местным паркам и зеленым насаждениям поможет людям безопасно проводить время на свежем воздухе после открытия штатов (10 Minute Walk 2020).Две трети согласились с тем, что парки важны для поддержания физического и психического здоровья, что доступ к местным паркам стал более важным во время кризиса и что качество их жизни улучшится при лучшем доступе к парку или зеленой зоне рядом с домом. Городские респонденты чаще всего ценили близлежащие зеленые насаждения.

Эти данные подкреплены многолетними исследованиями, показывающими, что парки и открытые пространства приносят множество «дополнительных преимуществ» городским районам, где проживает 80 процентов населения США.Исследования показывают, что посещение парков снижает риск стресса, ожирения, респираторных заболеваний, рака и диабета. Увеличение воздействия зеленых насаждений также было связано с более высокими когнитивными способностями, снижением агрессивного поведения и более сильным чувством общности.

«Данные ясны: парки и зеленые насаждения успокаивают и успокаивают нас, расслабляют и восстанавливают нас, уменьшают нашу тревогу, депрессию и стресс», — говорит врач и эпидемиолог доктор Говард Фрумкин в специальном отчете TPL «Парки и пандемия» ( ТПЛ 2020b).Фрумкин, почетный профессор Школы общественного здравоохранения Вашингтонского университета, посоветовал: «Во время этой и будущих пандемий мы хотим сочетать физическое дистанцирование и другие меры инфекционного контроля с всеобщим доступом к паркам и зеленым насаждениям, чтобы помочь все переживают трудные времена как можно безопаснее».

Помимо пользы для здоровья, парки и открытые пространства высоко ценятся как движущие силы экономики. В опросе NRPA 2019 года 85% респондентов заявили, что при выборе места жительства они ищут высококачественные парки и места для отдыха (NRPA 2019).Опрос NRPA, проведенный в марте 2020 года, показал, что 94 процента респондентов признают важность государственных инвестиций в инфраструктуру, способствующую экономической активности, включая парки и пешеходные дорожки (NRPA 2020). Близость к паркам увеличивает стоимость недвижимости на 20 процентов, что, в свою очередь, увеличивает местные налоговые поступления. Высококачественные общественные парки и открытые пространства также привлекают в города новые предприятия и посетителей. В Детройте парк Campus Martius Park площадью 2,5 акра стоимостью 19 миллионов долларов помог привлечь новые компании и провести реконструкцию центра города после его открытия в 2004 году.В последние годы он ежегодно привлекает более 2 миллионов посетителей и способствовал привлечению инвестиций в недвижимость вокруг парка на сумму более 1 миллиарда долларов, при этом запланировано еще несколько миллиардов долларов на развитие, что также приведет к созданию тысяч рабочих мест.

Городские районы также получают многочисленные экологические выгоды от парков и зеленых насаждений. Деревья поглощают загрязнения, экономя миллиарды долларов за счет более чистого воздуха; их тень помогает уменьшить эффект острова тепла за счет снижения температуры в городе.Способность парков поглощать воду становится все более ценной не только в прибрежных районах и прибрежных сообществах, но и в городах, стремящихся контролировать ливневые стоки с помощью зеленой инфраструктуры. В рамках 25-летней программы Филадельфии «Зеленый город, чистые воды» стоимостью 4,5 миллиарда долларов — сотрудничества между департаментами парков, отдыха и водного хозяйства, целью которого является улавливание 85 процентов городского ливневого стока, — город обязался добавить 500 акров парков и зеленых насаждений. места в недостаточно обслуживаемых районах.

Другие местные инициативы, включая план GreenFutures школьного округа Филадельфии, Rebuild Initiative и программу TPL Parks for People, способствуют расширению доступа к общественным зеленым насаждениям в городе.

Обеспечение доступа для всех

В последние годы города изучают способы создания большего количества городских парков и открытых пространств, но «уникальность в данный момент заключается в том, что люди, наконец, замечают неравенство в доступе к паркам и острую потребность в общественных парках рядом с местами проживания людей», — говорится в сообщении. Алия Гаскинс, заместитель директора программ здравоохранения Центра общественных инвестиций (CCI) Линкольнского института земельной политики.По ее словам, в контексте недавних демонстраций и дискуссий о расе и расизме «люди замечают, что чернокожие и коричневые сообщества не только подвергаются большему риску от COVID-19, но и часто лишены тех самых преимуществ для здоровья, которые предоставляют парки».

По данным TPL, более 100 миллионов человек по всей стране не имеют безопасного и легкого доступа к паркам в радиусе полумили от дома. Это число составляет около 28 процентов населения США, включая 28 миллионов детей. В 100 крупнейших городах страны 11.2 миллионам человек не хватает легкого доступа. Организация говорит, что для того, чтобы у каждого в этих городах был близлежащий парк, потребуется добавить 8 300 парков к 23 000 существующих. Даже там, где есть парки, существует неравенство. Исследование TPL, опубликованное в августе, показало, что в Соединенных Штатах парки, обслуживающие в основном небелое население, в два раза меньше парков, обслуживающих большинство белого населения, и в пять раз более переполнены. Парки, обслуживающие большинство домохозяйств с низкими доходами, в среднем в четыре раза меньше парков, обслуживающих большинство домохозяйств с высокими доходами, и в четыре раза более загружены (TPL 2020a).


Во время пандемии города приняли самые разные меры: от ограничения доступа к паркам и детским площадкам до их полного закрытия. Предоставлено: аблохин/iStock.

Во время пандемии подходы штатов и городов к паркам и открытым пространствам сильно различались. В некоторых городах закрыты набережные и ограничен доступ в парки. Другие стремились управлять толпой, внедряя средства контроля, такие как входы по времени или знаки с односторонним движением. В популярной тропе Кэти в Далласе, где количество посетителей у одного входа увеличилось с 22 834 в начале марта до 34 366 к концу марта, официальные лица ввели добровольную систему, которая разрешала доступ в разные дни на основе первой буквы фамилии посетителя.В некоторых городах запрещалась парковка в переполненных парках, что вызывало вопросы справедливости со стороны людей, у которых не было поблизости или возможности ходить или ездить там на велосипеде. Другие города ответили на всплеск спроса на парки, превратив улицы в пешеходные зоны. В первые месяцы закрытия «парки стали самым ценным ресурсом в городе», — говорит Дж. Николас Уильямс, директор Департамента парков, отдыха и развития молодежи Окленда.

Чтобы предоставить место для отдыха в районах, где парки были переполнены или вовсе отсутствовали, Окленд в апреле закрыл 74 мили улиц для всех автомобилей, кроме машин скорой помощи и местного движения.Город полагался на сеть улиц, указанную в велосипедном плане 2019 года, который был разработан с участием 3500 жителей.

Программа «Медленные улицы», некоторая версия которой была введена в действие в городах от Тусона, штат Аризона, до Провиденса, штат Род-Айленд, была хорошо принята многими жителями Окленда, но также подверглась критике за ее первоначальный акцент на преимущественно белых кварталах. Работая с жителями и общественными группами в более разнообразных в расовом и экономическом отношении районах, таких как Восточный Окленд, «Медленные улицы» расширились до новых районов и запустили «Медленные улицы: основные места», которые повысили безопасность пешеходов на маршрутах к основным услугам, таким как продуктовые магазины, раздача продуктов питания. полигоны и полигоны для тестирования COVID-19.

Программа «Медленные улицы» продолжается, но Уильямс говорит, что Окленд, население которого за последнее десятилетие выросло на 10 процентов и достигло 433 000 человек, сталкивается с еще большей потребностью: «Окленд продолжает расти… . . . мы должны выделить больше парковых площадей и обеспечить более справедливый доступ к паркам и открытым пространствам».

Планирование справедливого парка

«Городские парки находятся в центре устойчивых и справедливых городов», — говорит Кэтрин Нагель, исполнительный директор Альянса городских парков (CPA), независимой общенациональной организации, которая работала с мэрами над привлечением более 190 миллионов долларов для строительства городских парков в недостаточно обслуживаемых районах. сообщества.«Наше исследование показывает, что некоторые из способов, с помощью которых города могут использовать преимущества парков для справедливости, здоровья и окружающей среды, заключаются в выявлении новых источников финансирования, новых партнерских отношений с разделением затрат и новых [источников] поддержки».

Города финансируют парки с прилегающими секторами, привлекая или сотрудничая с департаментами водоснабжения, жилищного строительства и здравоохранения, а также «используя ресурсы за пределами традиционного паркового мира», — говорит Нагель. Застройщики строят общественные парки, а города сотрудничают с районами по развитию бизнеса и некоммерческими организациями для программирования и управления.«Парки сложнее, чем думают люди», — говорит Нагель. «Им требуется интенсивное программирование и обслуживание, постоянные потоки доходов и возможность взаимодействовать с пользователями сообщества и местными потребностями и отражать их».

При поддержке Фонда Роберта Вуда Джонсона CPA работал над инициативами, которые анализируют, как города перераспределяют деньги для решения проблем справедливости, как они используют финансирование из смежных секторов и как они внедряют инновации для справедливости и поиска источников финансирования. Центр финансирования Equitable Park CPA, интерактивная онлайн-база данных, которая будет запущена этой осенью, будет включать возможности финансирования парков, связанные с заброшенными месторождениями, развитием рабочей силы, развитием сообщества, сохранением, смягчением последствий изменения климата, а также водной и зеленой инфраструктурой.

The Groundwork USA Network делится примерами проектов парков и зеленой инфраструктуры, направленных на повышение ответственности сообщества и обеспечение справедливости в отношении здоровья для долгосрочных жителей Reclaiming Brownfields (Groundwork USA 2017). В рамках одного проекта Groundwork Denver помог с видением, планированием и сбором средств для преобразования заброшенного участка площадью 5,5 акров в открытое пространство Platte Farm для района Globeville в Северном Денвере. Жители преимущественно малообеспеченного района Латинкс, окруженного бывшими промышленными объектами и разделенного пополам автомагистралями, возглавили проект по восстановлению местных низкотравных прерий и созданию сада опылителей, а также проложили пешеходные и велосипедные дорожки.Грант в размере 550 000 долларов США от Департамента общественного здравоохранения и окружающей среды Колорадо был выплачен на строительство и техническое обслуживание, которые будут завершены Департаментами парков и отдыха, транспорта и инфраструктуры города и округа Денвер.

Денверский проект показывает, как города могут переосмыслить текущие активы. Хотя у большинства из них нет больших участков свободной земли, говорит Бенепе из TPL, они могли бы творчески модернизировать заброшенные участки, заброшенные промышленные площадки, санитарные свалки или железные дороги и коммунальные полосы отвода, такие как громкие проекты, такие как High Line в Нью-Йорке. и Миллениум-парк в Чикаго.Бенепе говорит, что каждый город должен проанализировать справедливость своей парковой системы и определить потенциальные парки и открытые пространства в недостаточно обслуживаемых районах.

Гаскинс из

CCI говорит, что первым шагом в справедливом планировании парков является «общение с сообществами, чтобы узнать их видение того, какими они хотят видеть парки, будь то строительство новых парков или переосмысление существующих пространств». Близость и доступ важны, говорит она, «но это также качество парка и то, чувствуют ли люди себя желанными и безопасными» — как в парке, так и по пути к нему.

В частности, в районах, пострадавших от джентрификации, давние жители часто не чувствуют, что такие удобства, как парки, которые появляются вместе с новой застройкой, предназначены для них, говорит Гаскинс. С новой застройкой планировщики и другие городские власти должны обеспечить надежный процесс взаимодействия с населением. «Парки — это больше, чем инфраструктура, — говорит она. «Они предлагают доступ к программам и услугам, местам для встреч и возможностям трудоустройства, которые также важны для продвижения справедливости в отношении здоровья.

Оплата парков в трудные времена


Строительство Домино-парка в Бруклине, Нью-Йорк, впервые за 160 лет открыло этот участок набережной для публики. Фото: Шинья Судзуки через Flickr CC BY 2.0.

После финансового краха 2008 года бюджеты парков были урезаны досрочно, и они были одними из последних статей муниципального бюджета, которые восстановились. По данным NRPA, с 2009 по 2013 год расходы на парки сократились на 21,2%, а к 2013 году парки и зоны отдыха составляли всего 1%.9 процентов расходов местного самоуправления. Отложенное обслуживание парков во многих крупных городах оценивается в миллиарды долларов.

Постигнет ли та же участь бюджеты парков в эпоху COVID? Проведенный в конце июня опрос NRPA, в котором приняли участие более 400 руководителей парков и зон отдыха, показал, что две трети их агентств попросили сократить операционные расходы на 10–20 процентов в финансовом году, действующем с 1 июля, а 57 процентов столкнулись с 50 до 59-процентного медианного сокращения капитальных затрат.Каждый пятый сообщил, что их капитальные бюджеты обнулены (Roth 2020).

Защитники парка

предупреждают, что системы городских парков достигли критической критической точки, поскольку интенсивное использование и сокращение бюджета, связанное с COVID, могут нанести необратимый ущерб в 2020 году и далее. Некоторые говорят, что приоритетное финансирование технического обслуживания имеет решающее значение для обеспечения безопасности, привлекательности и использования парков и зеленых насаждений, в то время как другие говорят, что инвестиции в новые капитальные проекты помогут стимулировать экономику к восстановлению после COVID.Рэйчел Баннер, директор NRPA по доступу к паркам, отмечает, что бюджеты парков, которые в большей степени зависят от налогов на недвижимость, которые были стабильными во время пандемии, могут быть в лучшей форме, чем те, которые зависят в основном от налоговых поступлений от продаж. «Разнообразие потоков доходов очень важно, — говорит Баннер. «Подумайте о том, что важно для устойчивости в условиях экономического спада, например, использование различных источников».

Одна из успешных стратегий, которую увидела NRPA, заключается в выделении стандартной доли общего фонда на парки и открытые пространства, «особенно сейчас, когда они абсолютно необходимы.По словам Баннера, для обеспечения справедливости парков в столичном бюджете некоторые города используют критерии приоритетности, связанные с такими факторами, как качество парковых площадей, возраст оборудования, соответствие требованиям ADA и демографические данные о районе, включая доход, расу, состояние здоровья и владение автомобилем. .

Во многих городах и округах специальные налоговые кампании продемонстрировали успех в создании значительной части финансирования парков и открытых пространств. В марте избиратели Окленда приняли бюллетень Q для введения 20-летнего налога, при этом 64 процента полученных доходов будут направлены на парки, уход за ландшафтом и рекреационные услуги, начиная с 2020–2021 финансового года.Успех Measure Q продемонстрировал, что горожане «повернули за угол, признав ценность парков и открытого пространства», — говорит директор парков Окленда Уильямс. По его словам, хотя Measure Q не обеспечивает финансирование новых парков и открытых пространств, она обеспечивает справедливость, предоставляя средства для содержания и программирования небольших общественных и карманных парков. По прогнозам, эта мера принесет 13,4 миллиона долларов для парков в 20–21 финансовом году, и эта цифра не изменилась на момент пересмотра бюджета города в середине цикла этим летом, но будет продолжать пересматриваться, говорит Уильямс.

Другие успешные попытки голосования включают Денверскую меру 2A, принятую в 2018 году и известную как Фонд наследия парков. В период с 2012 по 2017 год население города выросло на 11 процентов, но площадь парков увеличилась всего на 5 процентов; город также столкнулся с отложенным обслуживанием парка на сумму 130 миллионов долларов. Планировалось, что в сочетании с общими фондами Фонд наследия парков будет приносить 37,5 миллионов долларов в год на ремонт парков, приобретение земли и строительство новых парков, троп и открытых пространств с уделением первоочередного внимания нуждающимся сообществам.Этой осенью город рассчитывает пересмотреть свой бюджет, чтобы отразить последствия, связанные с COVID.

В прошлом году голосование в Новом Орлеане принесло сотни миллионов долларов для парков в течение 20 лет, с приоритетом для районов с низким доходом, говорит Билл Ли, старший вице-президент TPL по политике, защите интересов и связям с правительством. Несмотря на влияние COVID на местную экономику, Ли с оптимизмом смотрит на другие перспективы финансирования, связанные с голосованием: «Более трех четвертей этих мер принимаются в хорошие и плохие экономические времена, в красных и синих штатах, потому что люди видят ценность парков и открытых пространство.

Оклахома-Сити может подтвердить. В ноябре 2019 года город открыл 36-акровую часть парка Scissortail Park в центре города, на заброшенной земле, на которой раньше были заброшенные здания и свалки. Эта первая фаза проекта стоимостью 132 миллиона долларов включает в себя такие удобства, как детская площадка, интерактивные фонтаны, каток, кафе, сцена для выступлений, озеро с эллингом и прокатом лодок, демонстрационные сады, фермерский рынок, газон и набережная, а также почти 1000 деревьев.

Парк

Scissortail Park расположен рядом с новым городским конференц-центром, а также недалеко от библиотеки, арены, стадиона и трамвая в центре города, все из которых финансируются за счет налога на муниципальные проекты (MAPS), утвержденного избирателями налога с продаж в копейках, введенного в 1993 году. без долгов платить за проекты по оживлению центра города и улучшению качества жизни в городе.Государственно-частное партнерство, парк также получил миллионы долларов в виде пожертвований и получает доход от мероприятий и аренды оборудования, спонсорства, концессий на еду и напитки, членства и грантов. Десять лет планирования и строительства, и к 2022 году парк будет включать в себя еще 34 акра, которые будут простираться до реки Оклахома со спортивными площадками и природными зонами, доступ к которым осуществляется по мосту через межштатную автомагистраль 40.

Scissortail Park получил ключевое распределение в рамках третьего раунда финансирования MAPS; в декабре 2019 года избиратели одобрили четвертый раунд MAPS, на который было выделено 140 миллионов долларов на преобразование городских кварталов, общественных парков и спортивных сооружений, что является частью меры по голосованию для жителей района и социальных служб на сумму 978 миллионов долларов.

«Scissortail — это наше культурное достояние в центре города», — говорит Морин Хеффернан, генеральный директор и президент Фонда Scissortail Park Foundation, который управляет парком и поддерживает его открытым для проведения ограниченных мероприятий и программ во время пандемии. Многие люди выразили благодарность за Парк ножниц и близлежащие городские ботанические сады Мириад, которыми также управляет Хеффернан. «Больше, чем когда-либо, красиво ухоженные зеленые насаждения в городских районах стали важным ресурсом для людей, которым они могли наслаждаться и расслабляться в течение последних нескольких месяцев», — говорит она.Городские парки «это то, что каждый хочет и хочет финансировать, и они преобразуют», отмечает Хеффернан, добавляя, что Оклахома-Сити «обычно не любит повышать налоги, но жители одобрили этот налог MAPS, потому что эти осязаемые проекты имеют огромное значение. в качестве жизни людей здесь».

Защитники парка

также обращаются за финансированием к федеральному законодательству. Закон Great American Outdoors Act, подписанный в августе, предусматривает постоянное финансирование за счет платы за морскую нефть и газ для Фонда охраны земельных и водных ресурсов (LWCF), в результате чего 900 миллионов долларов в год выделяются на общественные земли, включая городские парки и тропы.Программа LWCF Outdoor Recreation Legacy Partnership (ORLP) является источником ежегодных грантов для городских районов с населением более 50 000 человек. возможности для отдыха на свежем воздухе.

Сторонники

парков также присматриваются к потенциальным федеральным фондам стимулирования. В мае 100 организаций, включая TPL, CPA, NRPA, Американскую ассоциацию планирования и США.Конференция мэров обратилась к Конгрессу с просьбой включить 500 миллионов долларов на рабочие места, связанные со строительством или ремонтом парков в городских районах с низким доходом, в рамках будущего пакета мер по борьбе с коронавирусом.

Государственно-частное партнерство

В некоторых случаях партнерство с некоммерческими организациями делает возможным создание парков. Western Reserve Land Conservancy (WRLC), некоммерческая организация из Кливленда, с конца 1990-х годов сохранила более 60 000 акров и создала более 155 парков и заповедников в регионе.WRLC собрал более 400 миллионов долларов, чтобы помочь земельным банкам снести 40 000 заброшенных или пустующих владений по всему Огайо, обеспечив землю для общин с низким доходом до тех пор, пока она не будет перестроена в парки, зеленые насаждения или участки для доступного жилья и других целей.

В рамках своей программы «Восстановите леса в нашем городе» WRLC посадил более 10 000 деревьев в Кливленде; WRLC купила свалку на линейном участке рядом с зоопарком, очистила загрязнение и обустроила Брайтон-парк площадью 25 акров с пешеходной/велосипедной дорожкой.Расположенный в густонаселенном районе парк стоимостью 1 миллион долларов, который должен открыться в октябре, в следующем году будет высажен 1000 деревьев и будет находиться в ведении Metroparks District, говорит Джим Рокакис, вице-президент WRLC и соавтор книги The Land Bank Revolution. (Рокакис, 2020). WRLC также создает шесть местных парков в районе Маунт-Плезант в Кливленде, которыми она будет владеть или управлять.

Другие города полагаются на бизнес и благотворительную поддержку для финансирования парков. Около 90 процентов из 19 миллионов долларов стоимости парка Campus Martius в Детройте и окружающей инфраструктуры было профинансировано детройтскими корпорациями и фондами.Принадлежащий городу парк находится в ведении Downtown Detroit Partnership. Культурная тропа Индианаполиса, восьмимильная пешеходная и велосипедная дорожка, соединяющая восемь культурных районов в центре Индианаполиса, расширяется на 30 миллионов долларов, из которых 20 миллионов долларов от Lilly Endowment, Inc., 5 миллионов долларов от города и 1 миллион долларов от Anthem. Фундамент. Города также сотрудничают с частными застройщиками для строительства и эксплуатации новых парков и открытых пространств. С 1993 года зонирование набережной Нью-Йорка требует, чтобы застройщики обеспечивали общественный доступ к набережной.Зонирование привело к перепланировке промышленных площадок в несколько парков, которые обеспечивают общественный доступ и повышают устойчивость к изменению климата.

Домино-парк площадью шесть акров на бруклинской Ист-Ривер, открытый в 2018 году, является частью участка площадью 11 акров, который будет включать адаптивное повторное использование исторического завода Domino Sugar и 3,3 миллиона квадратных футов многофункциональной застройки с 2200 единицами жилья. , 700 из них доступны по цене. Бруклинский девелопер Two Trees Management, который инвестировал 50 миллионов долларов в строительство парка и ежегодно тратит 2 миллиона долларов на эксплуатацию, тесно сотрудничал с сообществом, чтобы определить потребности, такие как короткая подъездная дорога, чтобы парк чувствовал себя по-настоящему общественным.Парк, спроектированный отделом полевых операций Джеймса Корнера, включает в себя эспланаду на набережной, места для отдыха, интерактивные фонтаны, пешеходную аллею из пяти кварталов с утилизированным заводским оборудованием и 175 деревьев. Он обеспечивает общественный доступ к набережной впервые за 160 лет.

Другим многообещающим вариантом финансирования является возврат стоимости земли, механизм, с помощью которого города возмещают рост стоимости собственности, вызванный изменением зонирования или инвестициями в инфраструктуру. Этот инструмент, также известный как учет стоимости земли, «станет для городов эффективным способом преобразования малоиспользуемых пространств в парки и открытые пространства», — говорит Энрике Сильва, директор по международным инициативам Института Линкольна.

Сильва говорит, что города могут компенсировать рост стоимости земли, связанный с зонированием, чтобы защитить землю и заплатить за развитие парков. Города также могут возмещать стоимость за счет повышения налогов на недвижимость, что приводит к увеличению муниципальных налоговых поступлений. По его словам, принадлежащие городу пустующие участки, предназначенные для зданий, которые города в настоящее время не могут себе позволить построить, также могут стать временными или постоянными парками и открыть дополнительные возможности для увеличения стоимости земли. Инструменты муниципального планирования, такие как специальные оценки и передаваемые права на застройку, также могут помочь в финансировании парков, открытых пространств и улучшений инфраструктуры.

Парки и открытые пространства могут повысить ценность в виде устойчивости к изменению климата, и теперь, с COVID, они будут рассматриваться как дополнительные социальные ценности, говорит Сильва. «Возрастает ощущение, что инвестиции в парки и открытое пространство как в общественную инфраструктуру — это стоящая инвестиция, которая будет приобретать все большую актуальность по мере того, как требуется больше общественных пространств», — говорит Сильва. «Поскольку COVID заставляет всех переосмыслить общественное пространство, а открытое пространство в городах ценится больше, — говорит он, — шаги, включая преобразование улиц для пешеходов и создание новых парков и открытых пространств, — это то, к чему «планирование приведет».

 


 

Обзор пандемии и общественных мест

Глобальный опрос, проведенный копенгагенской дизайнерской и планировочной фирмой Gehl, которая переосмыслила Таймс-сквер в Нью-Йорке для пешеходов и велосипедистов, показывает важность общественного пространства во время пандемии. Около 2000 респондентов из 40 штатов США, 68 стран и почти со всех континентов, около двух третей из которых были выходцами из городских районов, поделились своим мнением о значении общественного пространства в их повседневной жизни:

• 66 процентов посещали близлежащие общественные места не реже одного раза в день, а 16 процентов — несколько раз в день.

• Основные места общественного пользования включали соседние улицы и тротуары (87 процентов), основные места, такие как продуктовые магазины (72 процента), соседние парки (67 процентов), а также крыльца, дворы или дворы (59 процентов).

• Две трети сообщили, что стали больше ходить пешком во время пандемии; среди автовладельцев этот показатель составил 69 процентов.

Предложения Gehl по улучшению доступа и уменьшению переполненности парков и открытых пространств включают:

• Перераспределите пространство, чтобы обеспечить более физически удаленную ходьбу, езду на велосипеде и катание по расширенным тротуарам, перекрытым парковочным полосам или перекрытым улицам на уровне кварталов или нескольких кварталов.

• Уделить первоочередное внимание мерам по перераспределению площадей в районах, где нет пешей доступности (менее 15 минут) до парков и объектов первой необходимости.

• Управляйте потоком в более загруженные общественные места, увеличивая количество входов или назначая шлюзы только для входа или только для выхода.

• Чтобы поддержать пожилых людей и другие уязвимые группы населения, убедитесь, что новые общественные места создают возможности для сидения на безопасном расстоянии, а не только для передвижения.

Источник : Гейл (https://gehlpeople.com/blog/public-space-playsvital-role-in-pandemic).

 


 

Кэтлин Маккормик , директор Fountainhead Communications в Боулдере, штат Колорадо, часто пишет о здоровых, устойчивых и устойчивых сообществах.

Lead Image : По данным Trust for Public Land, более 100 миллионов человек, включая 28 миллионов детей, не имеют безопасного и легкого доступа к паркам в Соединенных Штатах. Кредит : portishead1/iStock.

 


 

Каталожные номера

10 минут пешком. нд «Наше исследование». https://10minutewalk.org/#Наши-исследования.

Основание США. 2017. Рекультивация заброшенных месторождений: основные моменты сети Groundwork USA . Йонкерс, Нью-Йорк: Groundwork USA. https://groundworkusa.org/wp-content/uploads/2017/04/GWUSABrownfields-Highlights-2017.pdf.

NRPA (Национальная ассоциация парков и отдыха). 2020. Экономическое влияние парков: исследование экономического воздействия операций и капитальных затрат местных парков и агентств отдыха в США.С. Эконом . Эшберн, Вирджиния: Национальная ассоциация парков и отдыха. https://www.nrpa.org/siteassets/research/economic-impact-study-summary-2020.pdf.

———. 2019. Отчет о взаимодействии с парками за 2019 год . Эшберн, Вирджиния: Национальная ассоциация парков и отдыха. Сентябрь. https://www.nrpa.org/globalassets/engagement-survey-report-2019.pdf.

Рокакис, Джеймс и Гас Франгос. 2020. Революция земельных банков: как сообщества Огайо боролись с кризисом потери права выкупа .Кливленд, Огайо: Parafine Press.

Рот, Кевин. 2020. «Снимок парков NRPA: результаты опроса 24–26 июня». Open Space (блог), Национальная ассоциация парков и отдыха. 26 июня. https://www.nrpa.org/blog/nrpa-parks-snapshot-june-24-26-survey-results/.

TPL (Доверительный фонд государственной земли). 2020а. Жара в разгаре: температура растет, а качественных парков слишком мало и далеко друг от друга, цветные сообщества сталкиваются с опасным неравенством .

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *