Close

Дан ле нуар: «Дан Ле Нуар»: ужин в кромешной тьме

Содержание

Dans le noir ресторан, дан ле нуар

Ресторан Dans le Noir («В темноте»), Париж

В 2004 году в Париже открылся ресторан Dans le Noir («В темноте»). Посетители ужинают здесь в полной темноте и зачастую не зная заранее точного меню, что даёт шанс в отсутствии зрения больше прочувствовать пищу через вкус и запах.

Dans le Noir — это ресторан, в котором посетители едят в абсолютной темноте.

«Абсолютной» означает, что замурованы даже мельчайшие световые точки. Петербургский «В Темноте», а именно так переводится с французского название ресторана, открылась в отеле Sokos Hotel Palace Bridge по примеру таких же ресторанов этой сети в Париже, Лондоне, Нью-Йорке и Барселоне.

В основе концепции ресторана лежит желание привлечь внимание общественности к проблеме незрячих людей и доказать, что отсутствие зрения – это не отсутствие жизни, а всего лишь другая жизнь.

На протяжении ужина, который длится 1,5-2 часа, каждый посетитель Dans le noir может в полной мере ощутить то, что ежедневно чувствуют слепые люди. При входе в ресторан вас встретят слепые официанты, для которых передвижение и работа в полной темноте не является чем-то непривычным. Они проводят вас к столику и помогут сделать заказ.

ТЕМНОТА В ОЧКАХ

Перед главным темным рестораном есть обычный, его здесь называют «светлый». Пройдя мимо столиков людей, не склонных к экспериментам, оказываемся в гардеробе, где настоятельно советуют оставить все вещи, в том числе телефоны, зажигалки, часы со светящимся дисплеем и просто сумки, чтобы не забыть их в темноте. Непривычно налегке усаживаемся за стол, столешница которого инкрустирована латинским алфавитом для слепых, и выбираем свой ужин. Варианта всего четыре: красное меню для мясоедов, синее для любителей морских гадов, зелёное для адептов вегетарианства и белое — сюрприз от шефа. Напитки есть вполне конкретные, но можно заказать и секретный. Говорят, что глава Ассоциации виноделов Франции в полной темноте парижского Dans le Noir? не смог отличить белое вино от красного.

Все официанты в Dans le Noir? незрячие, но никаких белых тростей или других стереотипных атрибутов — здесь все ориентируются отлично, в отличие от гостей, которые за двухчасовой ужин могут оценить, каково это — совсем ничего не видеть. Работников набирали через «Всероссийское общество слепых», учитывая коммуникабельность, физическую подготовку и, главное, мотивацию, ведь не у всех есть желание адаптироваться в социальную среду.

ЕДА

Помещение в самом ресторане выглядит как световые точки и молнии, которые возникают помимо воли зрячего человека, когда он оказывается в темноте. Единственное, что нам удалось установить, это наличие одной кирпичной и нескольких мягких, матерчатых стен с закруглёнными углами. Какой длины лабиринт, по которому заводят гостей, понять очень сложно: официанты часто веселятся и водят людей кругами. Столы в основном рассчитаны на восемь персон. Усевшись, мы тут же стали придумывать, что стены непременно фиолетовые, потолки высокие, а люстры хрустальные. И даже после того как мне по секрету рассказали, как на самом деле выглядит помещение, от иллюзии отказаться очень сложно. К слову, бумажные тёмно-зелёные по общему решению салфетки, прихваченные с собой на выходе, конечно, оказались белыми.

О том, что находится в тарелках, не расскажет никто, чтобы не портить гастрономический аттракцион.

Отзыв: Ресторан «Dans Le Noir» (Россия, Санкт-Петербург) — Интрига весь ужин. Забавно. Вкусно.

Ресторан находится на Васильевском острове на Биржевом переулке в Сокос отеле.
Нам просто позвонили и сказали: Пошли в ресторан, Вас там ждет сюрприз.
Мы сели поехали. Никакого официоза, мы оделись по обычному. Но контингент там был солидный.
От метро спортивная через мост пешком можно дойти минут 30. От Васьки дольше.
Мы пришли, нам сказали все сдать в камеру хранения под ключ: сотовый, сумку, все.

Помыть тщательно руки, посетить туалет.
Сели, выбрали, там значит четыре варианта: белое меню для вообще интриганов, вообще не знаешь, что принесут, зеленое — вегетарианское, красное- мясное, синее-морское.
Далее выбираешь сеты: первый сет горячее. второй сет горячее и десерт, только тот, кто брал красное первое, у него все равно был десерт. Дальше не помню какие сеты.
Я смотрела ценник и понимала, что это ДОРОГОЙ УЖИН! Сеты от 1800,00
Напитки отдельно можно заказать. Стакан яблочного сока выжатого, очень вкусный, 300 р. Пиво стакан 0.2 — 300р. Молочный коктейль 0,5 — 245р
Потом Вас пригласят, познакомят с официантом, мы только не поняли, он действительно незрячий, как сказали, или у него спец это были очки, по поведению мне показалось, что он незрячий.
У нас был мужчина Георгий.
Он выстраивает вас змейкой, вы друг за друга держитесь. Заводит в зал, там слышны разговоры и бряканье приборов.
У меня сначала голова стала кружиться, потому что я стала концентрироваться в темноте. Ничего не видно вообще, кромешная тьма.
Официант доводит до стола, показывает спинку стула, садишься, потом он начинает приносить еду. Сначала он принес корзинку хлеба, мы ее съели, не дождавшись еды, посмеялись. Затем приносят первое, я ела вообще не понимала, что ем, потом только догадки, облизала три раза пустую вилку, и решила пропади оно все пропадом, руками ела, я же их не зря тщательно намыла. Все куда-то тянутся, кругом стаканы, только слышно: Это чья рука, нога чья, где твой стакан, дай попробовать, куда ты льешь? Да это блины, да это тесто какое-то, ой что это? Ой я куда-то вляпалась. Все это очень смешно. Ужин по времени где-то час-полтора. За двоих мы заплатили 5000,00
А потом вышли мы и нам показали на картинках, как выглядели наши блюда и что в них было. Все съедобно 🙂 Порции небольшие, но сытно все достаточно. Мы объелись.
Цена такая, видимо, за место, еще раз говорю, там все дорого сделано в интерьере, идею и видимо шеф-повара, потому что вкусно и оригинально, красиво. Меню французское.
Нам понравилось. Там очень дорогое место по сути, там отель, спа, залы красивые.
Надо сюрпризом делать, как нам сделали. И пусть, что ты уже знаешь, но тоже в первый раз интересно. Причем нам рассказал официант, который заказ принимал, что нас ожидает.
Всем рекомендую, это стоит того, серьезно. Надо только компанией идти 5-7 чел, если больше будет, уже не очень наверное, друг-друга неслышно будет, у всех будут эмоции и будет шум-гам.

Популярные темы:

  • Ле локль Швейцария

    Часы наручные детские Elari KidPhone 2 — отзывЯ уже и не помню, по каким параметрам…

  • Достопримечательность риги

    СигулдаВ Сигулде вы сможете насладиться незабываемо красивыми видами природы и живописными берегами древней долины Гауи.…

  • Заповедники Хабаровского края

    Парки Хабаровского края: национальные парки, заповедники, природоохранные зоны Хабаровского края, парки культуры и отдыха, городские…

  • Экскурсоводы в суздале

    Суздаль » Отдых и развлечения » Индивидуальные экскурсии по СуздалюЕсли вы хотите не только увидеть,…

Самые странные кафе в Санкт-Петербурге

очень рекомендуем

Кафе «Чердак» 0+

Если вы не досчитались какой-либо таблички на двери своей парадной, то можете смело идти искать её в кафе «Чердак». Кажется, здесь скопилось всё, что было плохо прибито или просто не пригодилось кому-то при переезде. Завалялась лишняя дверная ручка? Или вы не помните, зачем нужны счёты, но всё равно не выкидываете их? А может, у вас без дела пылятся в шкафу рыцарские латы? Смело несите их в «Чердак» — тут пригодится всё. Но даже если вы придёте с пустыми руками, вам здесь всё равно будут рады. И приготовьтесь провести в этом месте как минимум пару часов: вы даже не сразу поймёте, что вам принесли меню, разглядывая оформление кафе. Оно может напомнить воплотившиеся в жизнь детские картинки из серии «найди предмет». Противогазы, разнокалиберные торшеры, флаг с Бобом Марли, каски, музыкальные инструменты, старые часы, виниловые пластинки и прочие элементы старины заставляют задуматься: что среди всего этого делают работающие кондиционеры? Впрочем, меню, в отличии от оформления, особой экстравагантностью не пестрит. Зато большое внимание уделили в «Чердаке» барной карте.

 ул. Куйбышева, д. 38-40,  Старо-Петергофский проспект, д. 54

Ленуар Р. Социальная власть публичного выступления

Пример высших государственных корпусов*

Название статьи возникло в процессе изучения условий, складывавшихся во Франции на протяжении последних тридцати лет и заставивших некоторых крупных чиновников, представителей судейского корпуса — магистратуры — «взять слово». Так, кстати, называется книга Лорана Грейлзамера и Даниэля Шнейдермана «Cлово судьям»[1]. Публичное разъяснение по поводу своей деятельности присуще отнюдь не всем представителям высшего эшелона государственной власти и далеко не в равной мере, но все они безусловно согласятся с тем, что в целом публичное выступление им не чуждо. При этом представители высшего государственного чиновничества высказываются относительно редко по сравнению с судейством. Во всяком случае как официальные лица они выступают открыто лишь по официальным поводам и во время различных церемоний.

Возможно эта традиция молчания и даже секретности уходит в прошлое, однако вопрос остается: почему те, кто правит государством, публично выступают лишь в формальных и торжественных случаях? А если и высказываются, то не как государственные лица, а в некоем ином качестве, играя, например, какую-то роль в политической сфере.

Как бы то ни было, на тех и на других решающее влияние оказывают СМИ. Именно последние вносят вклад в рассекречивание различных форм «государственной тайны», идет ли речь о секретах управленческого аппарата, военной тайне, или «секретности служебных инструкций».

По поводу долгой болезни Франсуа Миттерана появлялись даже высказывания о «государственной лжи». Тем самым предполагалось, что существует некая государственная правда, которую, однако, не всегда стоит говорить, по крайней мере, в кругах политико-медиатического истеблишмента, даже если это не секрет. Следовательно, поставленный вопрос о публичном выступлении относится не столько к содержанию выступления, сколько к его использованию. Гипотеза, которая проходит красной нитью через данную статью, звучит следующим образом: наблюдаемая в последние годы практика публичных выступлений является признаком упадка государства «абсолютистского» типа, установившегося в послевоенной Франции и просуществовавшего вплоть до середины 60-х годов. Высшие государственные чиновники являлись здесь одновременно инструментом и воплощением этого государства, а хранимая ими тайна в отношении государственных дел была одним из оснований их власти.

Выступление как стратегия

Говорить, прежде всего, означает уметь говорить, особенно, если речь идет о публичных выступлениях. Говорить — это тоже власть: ведь не все имеют право выступать публично. Я употребил термин право, поскольку он подчеркивает тот факт, что выступление, а также манера выступать социально обусловлены. Не все могут выступать, а если некоторые это делают, то только от лица кого-либо, в определенных обстоятельствах и при определенных условиях. То же самое можно сказать о молчании. Не все могут позволить себе промолчать. Молчание подразумевает, что нет никаких вопросов, что никому даже в голову не приходит усомниться в установленном порядке вещей. В этом смысле фундамент власти — это то, что само собой разумеется.

Что уж говорить тогда о дискурсе власти, т. е. когда сам дискурс становится властью? Этот вопрос не нов. Если обратиться к специалистам в области социальных наук, особенно антропологам и историкам, то из их работ вытекает, что во всех обществах, во всех сообществах функция публичного выступления строго регулируется, даже регламентируется и контролируется.

Начнем с работ антропологов, которые, в частности, в бесписьменных обществах, по очевидным причинам имели дело с публичными выступлениями. Здесь противостоят друг другу две традиции. Согласно первой, выступление является атрибутом власть имущего. Власть имеет тот, кто выступает. Он «хозяин слов». Именно так он часто и обозначается. Не бывает молчащих вождей[2].

Что говорит вождь? Его устами говорит сама традиция, т. е. обычаи, передаваемые предками. Вождь оглашает закон, который цементирует общество как единое тело и осуждает все, что угрожает этому единству. Что такое речь вождя? Это ритуализированный акт, своего рода молитва, которая произносится вовсе не для того, чтобы быть услышанной. Слова вождя являются своего рода восхвалением, выражающим нормы социальной жизни, и повторяемым в соответствиисобычаем. Такая речь не оспаривается. Она говорит то, что она есть, и то, что она говорит. Это сам социальный порядок, ставший речью.

Напрашивается следующая мысль: говорить означает прежде всего обладать властью говорить. Вождь обладает монополией на легитимное слово, он — рупор закона группы. В таком типе общества «обязанность выступать» обладает свойствами способа господства. Если вождь обязан выступать, то агенты обречены на молчание — вследствие особого уважения к власти, ее обожествления, или страха перед ней. Эта традиция антропологических исследований, которая в основном занимается самыми примитивными формами социальной жизни, порой забывает, что лицо, обладающее властью слова, само находится во власти слова. Это «человек слова» в обоих значениях этого выражения.

В свою очередь, молчание также может быть формой власти и инструментом власти; способом выражения власти и способом ее представления[3]. Эта — вторая — традиция имеет дело с более сложноорганизованными обществами, и основное внимание концентрирует на тех целях и опасностях, которые заключает в себе публичное выступление. В этом случае «говорить» более не значит «обладать властью», а выступление не есть ее атрибут. Это право, которое используется или не используется в зависимости от нужд, определяемых исключительно вождем. В этом случае правилом является скорее «закон молчания», «молчание короля». С этой точки зрения стратегия власть имущего будет состоять скорее в том, чтобы замалчивать, молчать самому и, конечно же, заставлять молчать[4]. В этом смысле власть связана с тайной и наведением секретности. Речь более не является только выражением власти, но еще и результатом стратегии, направленной на ее сохранение.

Таков — в очень сжатом виде — вклад этнологии в то, что касается социальной власти публичного выступления.

«Секрет короля»

Что касается историков, то их особенно интересуют способы отправления власти и ее механизмы, которые наиболее существенны для понимания изучаемых ими типов обществ, все более сложных и дифференцированных. Власть в таких обществах более институционализирована и автономна по отношению к другим сферам социальной деятельности, в частности, к религиозным и экономическим практикам.

Если говорить об истории Франции, то наиболее показателен в этом смысле период, который длился от религиозных войн ХVI века, через Фронду ХVII века и вплоть до подавления янсенизма в середине ХVIII века. Здесь снова встает вопрос обоснования власти — на этот раз королевской — и возможностей ее осуществления.

Луи Марен показал, что Паскаль при анализе отношения между силой и справедливостью ставил вопрос об отношении между властью и публичным словом, или, точнее, о функции публичной речи как проявления власти[5]. «Справедливо подчиняться справедливости», — писал он. Справедливость не должна оправдывать свое существование, она соотносится только с самой собой: justicia jussus sui. Но несмотря на чувство очевидности, на котором она основывается, справедливость, не поддержанная силой, беспомощна. «Значит, надо объединить силу со справедливостью, и либо справедливость сделать сильной, либо силу — справедливой». Что же отличает справедливость от силы по отношению к дискурсу, который выражает справедливость и к ней обязывает?

Когда власть облекается в слова, дискурс власти является дискурсом силы. Это — дискурс самоустановления, самолегитимации. «Сила очевидна и неоспорима» — уточняет Паскаль, тогда как справедливость легко оспорить. Она оспорима в том смысле, что даже если ей не нужно доказывать то, чем она является (ибо справедливость безусловно принадлежит ощущению очевидности), то все-таки можно спорить о том, что справедливо, а что нет. Что же касается дискурса власти, то он неоспорим. Он не терпит, когда ему противоречат (Паскаль). Не случайно столько законоведов, теологов и философов писали о природе и отправлении власти в течение того исторического периода, когда оказались расшатанными все основы, будь то религия, знание или сама власть[6].

В тот период король представлял собой единственную политическую сущность, принимающую решения от имени всего общества. Установление этого основного принципа политики абсолютизма произошло не само по себе[7]. Не входя в детали происхождения того, что называют «королевской тайной», следует напомнить два фактора, благодаря которым стало возможным установление этого способа правления, отголоски которого, между прочим, можно найти в сегодняшней действительности.

Прежде всего нужно было, чтобы исчезла сама идея, что государство может быть сформировано совокупностью приближенных к королю подданных. Государство должен воплощать только сам король: «Государство — это я», следуя формуле, которая — как говорят совершенно необоснованно — приписывается Людовику XIV. В соответствии с этим принципом, дворяне должны были лишиться всех своих прерогатив, так или иначе касающихся управления государством[8], что потребовало целой исторической эпохи. Так, королю надлежало советоваться относительно разработки законов, однако, Королевский совет постоянно сокращался и превратился в конце концов в своего рода продолжение самой личности короля. Это хорошо видно на примере изменения статуса королевской печати. Первоначально контроль за актами и деятельность по подтверждению подлинности были возложены на канцлера, однако по мере того, как королевская власть превращалась в единственную государственную власть[9], право ставить печать, будь то печать, удостоверяющая секретность документа или королевскую подпись, было возложено — в обход Канцелярии и Печатной палаты— на должностных лиц, которые полностью зависели от короля[10]. Король решает тайно, ничего не говоря, т. е. бесконтрольно. Работа «Узкого совета» — «Совета по делам», как его называли — даже не фиксировалась протоколами. Их отсутствие указывает не только на то, что обсуждения велись тайно, но и на то, что не возникало даже мысли об обсуждении.

Установлению тайного типа правления соответствует способ управления населением, для которого характерны два признака: прежде всего, административное правление не спрашивает у подданных ни их мнения, ни тем паче, одобрения, а требует лишь подчинения и преданности. Пример такого положения являют собой должностные лица короля, которые, будучи наделены особыми полномочиями, все же не могли сказать ни слова от своего имени[11]. Кроме того, такой способ правления опирается на идеологию, согласно которой государственные интересы недоступны для тех, кто не посвящен в тайну[12]. Это утверждение находит свое обоснование в том, что дворяне предоставили королю право в виде исключения принимать единоличные решения во имя всеобщего блага. При абсолютизме государственные интересы становятся синонимом общественного блага[13].

Церемонии как информация и информация как церемония

До Революции тайна была нормой. Это не означает, что не существовало политической жизни, просто в то время она имела отличающиеся от сегодняшних формы. Не говоря уж о дворе, где частное и общественное переплетаются, смешиваются, а иногда даже полностью меняются местами[14]. Существует множество форм оглашения королевских решений и всех событий, касающихся личности короля и — шире — королевства. Но здесь речь идет не столько об информировании, сколько о «прославлении информации», или, лучше сказать, об использовании информации для прославления короля и усиления его власти. Не говоря уже об обрядах посвящения в монархи, коронациях[15] или о «королевских выходах»[16], существовали, например, настоящие церемонии «Te Deum», во время которых распространялись королевские приказы, сопровождавшиеся комментариями в виде письменных посланий[17]. Волю короля оглашали также с помощью выкриков и барабанной дроби[18]. Как известно, смертные казни также совершались в публичных местах[19].

При такой форме правления публичность является прежде всего ритуалом, вписанным в своего рода «церемонизацию» политической жизни, которая развилась в противовес все более тайному характеру собственно политических решений. Однако любая форма публичности таит в себе опасность: известно, что публичные казни порождали бунты, а производство печатной продукции и ее распространение[20] способствовали бурному развитию ожесточенных полемик.

Вследствие такой логики управления перед королем, как единственным хозяином своих решений, вставало два вопроса: должен ли он сообщать о своих соображениях, т. е. отчитываться перед своими подданными? А если сообщать о своих действиях, то кому? Эти вопросы были поставлены, естественно, не столько теоретиками абсолютной монархии, сколько ее противниками, многочисленными, но мало известными, о чем свидетельствует история Франции[21]. Ибо, исключая кризисные моменты, которые вынуждали королевское правление прибегать к обсуждению, чаще всего в завуалированной форме, информация распространялась в форме письменных циркуляров, называемых тогда «депешами».

Общественное мнение и «общественное пространство»

Формирование рынка информации постепенно стало угрожать представлению о королевских деяниях как необсуждаемых[22].

В таком контексте понятие общественного мнения является политическим изобретением[23]. Речь идет о новом источнике власти, новой технологии власти. В коллективных представлениях, несущих значительный отпечаток произвола принца, это означало некий суд, перед которым обязан предстать абсолютный монарх. Это обязательство возникло в связи с трансформацией культуры в целом и политической культуры образованных слоев населения, в частности[24]. Благодаря системе школьного образования, эти группы смогли получить интеллектуальные инструменты для понимания мира и жизни, позволившие им обратиться с вопросами к власти. Не место и не время останавливаться здесь на том, что является, по крайней мере, одним из важнейших факторов трансформации социального пространства, без которого не могло бы измениться и то, что принято называть «публичным пространством»[25]: распространение грамотности, увеличение печатной продукции, рост интеллектуальных сообществ, научных собраний, читальных залов и т. п.[26].

Но такие категории, как «мнение», «общество» и, тем более, «общественное мнение» не имеют точных социологических референтов. Это абстрактные категории, сконструированные философами-юристами или юристами-философами. В частности, я имею в виду ту важную в этом отношении роль, которую сыграли адвокаты, поставив под сомнение порядок доксы, т. е. мнения, настолько общепринятого, что не нуждается в объяснении[27]. На общественное мнение ссылаются и новые и старые социальные агенты, претендующие на государственную деятельность и контроль над ней. На эту-то «фикцию», т. е. веру, коллективно разделяемую теми, кто на нее опирается, и указывали противники абсолютистской формы правления при обосновании своих требований.

Эти требования находились в противоречии с политической традицией, они предполагали радикальный подрыв оснований власти. Они призывали к введению нового политического словаря, а также иной концепции жизни и политической деятельности. И не случайно объектом скандала (дело о «подвесках королевы») становилось то, что до сих пор было само собой разумеющимся, поскольку скандал всегда был признаком кризиса государственной власти, а скорее даже кризисом в рядах лиц, наделенных государственной властью[28].

Ален Деверп показал, что идея секретно проводимой политики, «политики тайны», имеет смысл только тогда, когда политика социально сконструирована как общественное дело*в двояком смысле этого словосочетания: как государственная власть и как определенная публичность[29]. Однако до тех пор пока монарх является единственным держателем суверенности, единственным источником легитимной власти, он является и единственным общественным (государственным) лицом. В этом случае не может быть общественных дел. «Королевскую тайну» невозможно сравнивать с incarna imperii, а также со всеми видами уловок и сокрытий, которые сегодня у нас ассоциируются с таким выражением как «государственная тайна». Это понятие и — шире — все технологии, связанные с новыми формами правления, постепенно складывавшимся в конце XVIII — начале XIX веков, следует увязывать с требованием «гласности», «демократических» способов отправления политической власти.

Бюрократическая рутинизация тайны, на что указывает организация разведслужб[30], а также возникновение высшего государственного чиновничества, предполагает, пусть в формах, которые сегодня представляются весьма рудиментарными, формирование политического поля, целью которого является наблюдение и даже контроль за государственной властью. Воспользовавшись выражением Карла Полани по поводу экономической в основном активности[31], «великая демократическая трансформация» заключалась в переходе от политики тайны к тайне политической наподобие юридической, военной, даже врачебной, — одним словом, профессиональной. Тайна перестает быть составляющей власти, она становится средством — одним из прочих — отправления власти. С этого момента одной из целей политической борьбы становится протест против «отсутствия гласности», «утаивания» как способов правления[32].

На основании этих исторических — французских и американских — работ можно сделать следующий вывод: среди образованных слоев (при этом следует напомнить, что в то время они оставались очень малочисленными, разрозненными и достаточно зажиточными по сравнению с остальным населением) происходит смена одного мировоззрения другим. Существующий порядок оспаривается публично и с помощью публичности: вспомним хотя бы это огромное для «эпохи factums»[33] распространение юридических сочинений, которые превращали адвокатов в судей, защищающих своих клиентов.

Публичное высказывание: ставка в политике

Предпринятый экскурс подтверждает, что публичное высказывание является формой отправления власти и в качестве таковой является целью власти.

Переходя от монархии с характерными для нее механизмами власти к республиканским режимам, можно видеть, что их установление сопровождалось практиками, аналогичными власти, основанной на тайне. Эти практики, даже если и не были институционализированы, то все же осуществлялись и легитимировались теми, кто принадлежал к высшим государственным корпусам и, таким образом, представлял общественное благо, т. е. государство. Как бы ни называлось это общественное благо — «общественное служение», «государственное дело» или «высшие интересы государства» — высшие государственные чиновники являются наследниками коллективного достояния, которое называется «государственная власть» и монополией на которое обладал король[34].

Я намерен показать, как чиновничьи корпуса, участвуя в определении отправления власти и предоставляя себе такое право, а, следовательно, способствуя усилению этой власти и за счет одного этого укрепляя свою собственную власть, в конце XIX века приобрели автономию относительно политической власти[35]. Речь в основном идет об автономии этих корпусов, их «независимости». Она усиливалась благодаря новому способу рекрутирования (конкурсы) и, кроме того, закреплялась через становление основной своей функции — наблюдению за государственной деятельностью и близкой к ней функции установления контроля над деятельностью государства.

Корпуса отличаются от других групп не столько по типу организации и даже типу власти, сколько по способу объединения, интеграции. Речь идет об определенной форме солидарности, которую Эмиль Дюркгейм называл «механической» или «по сходству» и которая объединяет членов до такой степени, что во всех случаях и почти при всех обстоятельствах они идентифицируют себя и идентифицируются другими прежде всего с корпусами, по крайней мере, когда они выступают публично в качестве таковых. Часто приходится слышать, что корпус — это настоящая «семья» для тех, кто к нему принадлежит. И, действительно, многие признаки подтверждают эту аналогию: члены профессиональных сообществ обращаются друг к другу на «ты», среди них развита взаимовыручка и т. д.

Однако, если посмотреть глубже, то станет ясно, что высшие корпуса были основаны школой (в ее форме Grandes Йcoles), осуществляющей селекцию избранных в соответствии с качествами, связанными во многих отношениях с семейным окружением, с очень сходными типами семей[36]. Схожими настолько, что можно вслед за Пьером Бурдье предположить, что функции высшего чиновничества и Grandes Йcoles аналогичны функциям семьи и родственных отношений при других формах воспроизводства социальной структуры: «кооптация последователей на основе школьной или профессиональной солидарности играет роль, схожую с непотизмом и классическими типами солидарности семейных предприятиятий»[37].

Корпус «по определению» говорит как один человек, одним голосом. Некоторые высшие чиновники любят напоминать, что иногда сплоченность корпуса реализуется в обход внутренней иерархии, и отношения в нем строятся как равноправные. Иногда все же отношения принимают форму иерархии. Тем не менее в обоих случаях превалирует факт принадлежности к корпусу, которая при взгляде снаружи позволяет предположить, что каждый член корпуса воплощает его ценности и является его представителем. В принципе, с некоторыми изменениями, здесь можно найти характерные для монархических систем способы правления: тайну принятия решения, ритуализацию речей и т. д.[38].

Публичная ответственность и социальный поручитель

Особенность высших корпусов заключается не только в их культуре, но и в том способе интеграции, который она предполагает, — в «корпоративном духе». Она заключается в двоякой природе деятельности этих высших корпусов, что и сообщает значительность тем функциям, которые они осуществляют в государственном аппарате. Так, высшие корпуса представляют собой единственные институции, которые гарантируют прямой доступ к «высшим должностям», и которые осуществляют контрольную миссию с помощью предоставленных им юридических (Государственный совет и Счетная палата), или квазиюридических функций (Финансовая инспекция). Таким образом, они являются судьями и сторонами в своем же деле. Они представляют собой «естественный» питомник, из которого политические деятели берут то, что им необходимо для осуществления самых высоких властных функций.

Традиционно с точки зрения права властью является то, что обеспечивает исполнимость какой-либо меры. Это своего рода санкция в двояком смысле одобрения и осуждения, что свидетельствует о дуализме. В данном случае речь идет о самоодобрении. В этих условиях высшие корпуса также не нуждаются в оправдании своего существования, настолько это совпадает с «само собой разумеющимся» социального порядка, с тем, что называется общественным благом или — в юридических терминах — с «общим интересом». Высшие корпуса отвечают за общественное благо в двояком смысле: они являются основными его распорядителями, и они же держат его под контролем. Они обладают властью, и они же эту власть контролируют.

В качестве руководителей члены корпусов в принципе являются ответственными лицами. Но речь идет не об обычной ответственности, которая в конечном счете сводится к необходимости исправить ошибку или заплатить за нее. Это ответственность божьей милостью, поскольку по французскому праву высшие кадры, занимающие «высшие посты» (этот термин изобретен юриспруденцией Государственного совета), отвечают только перед коллегами или перед политической властью. Как известно, постами распоряжается правительство, а высшие кадры, которые их занимают, могут быть отозваны ad nutum, без всяких оправданий и объяснений, т. е. не обязаны отчитываться.

Такая «урезанная» ответственность родственна самым произвольным формам абсолютистского способа правления. Неограниченная (discrйtionnaire*) власть вписывается в особую логику функционирования: логику молчания и полноты власти. Действительно, отзыв с должности здесь обозначает возвращение, реинтеграцию в первоначальный корпус. Этот отзыв не сопровождается ни дискредитацией, ни падением, ни наказанием. Он в порядке вещей. Немотивированному отзыву обязательно сопутствует скромное умолчание. Здесь правит тишина.

«Гласность» и «тайна»

Одно из проявлений власти состоит в том, что она знает, о чем можно говорить публично, а что лучше замолчать, а также в том, чтобы действовать соответственно. Это часть тайны. Здесь — никакого контроля, никакой наглядности, никакой «гласности». Высшие государственные корпуса составляют часть власти государства, тайн государства. Некоторые уполномочены даже обеспечивать ограниченную циркуляцию информации и гарантировать сохранность тайны. Они являются стражами и гарантами государственного порядка, даже если они должны делать это через советы, комитеты, совместные комиссии.

Безусловно, деятельность высших корпусов носит отчасти гласный характер. Они публикуют отчеты, постановления. В постановлениях содержатся и мотивировки. Но мотивировки являются скорее утверждением какой-либо правовой нормы, регламентированным оправданием. В конечном счете сами чиновники и определяют их обоснованность. Мотивировки служат легитимацией решения. Но эти мотивировки стандартны как по форме, так и по содержанию.

Речь идет скорее о риторике, риторике власти, которую никто не может оспаривать. Если только не какие-то другие юристы. Расширился лишь круг легитимации: власть более не использует категорических утверждений типа «десяти заповедей», она дает закодированные мотивировки, которые могут комментироваться толкователями, властью не обладающими.

В такой системе, чем более высокие позиции занимают агенты в пространстве власти, тем меньше разъясняется то, что они делают[39]. Автоматизм и неболтливость — таковы два свойства функционирования этой системы ответственности. Занимая «высший пост», кадры получают двойную защиту: замалчивание и реинтеграция. Исключение за совершенную ошибку — случай крайне редкий, а когда это происходит, то об этом также молчат. Воплощая государство, представители корпуса не могут ошибаться как таковые. И именно в этом качестве они «служат» государству: поведение высших чиновников совершенно отделено от их личности и связано только с их функциями[40]. Они действуют ex officio. Так, почтовый служащий, вскрывающий письма при исполнении своих служебных обязанностей, может быть снят с работы. А члена Госсовета, разгласившего какие-то решения Совета министров, не наказывают, по меньшей мере, формально, даже если официально отстраняют от деятельности его корпуса.

Повторная интеграция — это козырь для корпуса, поскольку система перехода туда и обратно, эта непрерывная циркуляция способствует укреплению власти корпуса и, тем самым, власти его членов. Как в семье, где кто-то уходит, а кто-то возвращается или приходит, все члены при этом имеют одни и те же свойства, предрасположенности. Это нормальный способ управления корпусом госслужащих. Потому что даже те, кто отделился от него, все же принимают в нем участие.

Прежде всего, условия назначения обсуждаются с главами корпуса, и всегда остается возможность вернуться обратно, в корпус при каких-то поворотах, которые делает политическая или личная жизнь. Не будет большим преувеличением сказать, что часто не столько министры выбирают из членов высших корпусов претендентов на «высшие должности», сколько члены корпусов выбирают себе министров. Если только они сами не министры.

Проявляют ли себя члены высших чиновничьих корпусов, когда они выходят на «авансцену», когда они, как говорится, берут на себя «общественные обязанности»? В качестве политических деятелей — непременно. Это — правило игры, но по отношению к нему они все же соблюдают некоторую дистанцию, что обеспечивает им принадлежность к корпусу. Но в качестве представителей своего корпуса — нет. Граница между политической и административной деятельностью, как известно, существенна для французского государственного права. Это средство, благодаря которому высшие корпуса защищают себя от опасностей политической жизни и той специфической ответственности, которую она налагает[41].

Могут ли высшие корпуса сохранить эту функцию внутренней полиции, эту традицию молчания, характерную для всякой закрытой группы, в то время, как социальные и экономические функции государства сокращаются? Сегодня некоторые их члены занимают позиции, для которых они не были ни подготовлены, ни обучены. Сжимается защищенная область высших корпусов; одновременно их члены вынуждены принимать личное участие в экономической и политической власти. Правила куртуазности, сдержанности, хорошего воспитания, которые диктует внутреннее функционирование корпусов, возможно, скоро потеряют одно из социальных оснований, обеспечивавших их эффективность. Поскольку, по мере того, как деятельность госслужащих перестает регулироваться публичным правом, к ним все более приложимым становится частное право и, более конкретно, уголовное.

Кроме того, принципы легитимности общественной деятельности в двойном смысле этого термина (т. е. одновременно государственной и публичной), все более подвергаются угрозе со стороны новых средств выражения — масс медиа, уйти от которых становится все труднее. Медиатизация действует двумя способами: она стремится сделать публичным то, что до сих пор оставалось в сфере частного; будь то жизнь индивидов или деятельность чиновников, она обязывает социальные сектора пользоваться общедоступным языком для того, чтобы быть понятыми и даже получить одобрение публики, которая не обладает такой же культурой[42].

В настоящее время меня интересует функционирование судейства в его взаимоотношениях с СМИ. Поражает, до какой степени судейство — внутренняя деятельность судейского корпуса и самих судей — подчиняется общественному суждению; как много говорят или пишут некоторые судебные ведомства для того, чтобы оправдать то, что делают они или их коллеги. Это не только творчество представителей корпусов, руководителей, профсоюзных деятелей или президентов специализированных магистратов.

Так, Госсовет занимается вопросами весьма щепетильными, которые интересуют СМИ (например, обсуждение обязанностей государственных деятелей, споры о выборах, государственный порядок и т. д.), он высказывает свое мнение по очень деликатным вопросам (например, дело «об исламском платке»*, дело о лицах, «не имеющих документов» и т. д.). В первый раз это произошло, когда вице-президент Государственного совета Марсо Лонг в интервью, опубликованном в газете «Монд», высказался о правомерности циркуляра министра Национального образования по поводу ношения платка. То же самое сделал и его преемник Рено Денуа де Сэн-Марк, который напомнил в газете «Ле Круа», что «школа должна объясниться по поводу исключения учениц с »покрытыми головами«». И добавляет, отвергая обвинения депутата в адрес Госсовета в «прислуживании интегризму»: «В 1910-х годах некоторые светские активисты уже упрекали нас в связи с уличными религиозными шествиями в том, что мы оказываем услугу клерикалам. <…> Мы и сегодня стоим на тех же принципах»[43]. Если решения, мнения подвергаются обсуждению, то делается это «в целом» и только специалистами или же заинтересованными политическими деятелями: ни один член Госсовета не был подвергнут критике на персональном уровне, и ни один из них не участвует в публичных или массовых дискуссиях от себя лично — за исключением (в последние несколько лет) вице-президента совета, но и он выступает обычно не как представитель своего профессионального корпуса[44].

Республика учредилась во Франции благодаря государству — администратору, распределителю, строителю, инженеру и хозяину. Оно совмещает в себе все функции, которые превращают сообщество в коллектив. Я проводил исследование высших школ по подготовке государственных служащих. Были представлены все сферы государственной деятельности: не только школы «власти» (Национальная школа администрации, Национальная школа судейства, Высшая школа полиции, Национальная школа налогов), но и Историко-архивная школа, Национальная школа культуры, Национальная школа пожарников и т. п. Вездесущее, всемогущее, всеведующее: именно с таким типом государства идентифицируют себя высшие государственные функционеры.

Сегодня «государственная знать», по выражению Пьера Бурдье[45], предает государство, которое более не обеспечивает ему требуемые должности и прибыли. Она обращается к политической карьере, к предпринимательству, консалтингу, переходит в общественные, частные или международные организации.

Уже можно наблюдать траектории тех, кто, совершив единожды свою политическую миссию или не всегда успешный переход из государственного сектора в частный, возвращаются обратно в свой профессиональный государственный корпус. Конечно, для многих это возвращение является вынужденным, за неимением лучшего; редко они это делают с радостью. Некоторые параллельно пишут агиографические книги, «готовясь» к политической карьере, в ожидании лучших дней. Но наступят ли они? Мы говорили о государстве всеобщего благоденствия (Йtat-providence). Если это выражение и имеет смысл, то таковым государство действительно было для какой-то части господствующего класса, и даже, может быть, для всего этого класса. Один из аспектов дискуссии относительно конца государства всеобщего благоденствия находит свое обоснование в том кризисе, который охватывает сегодня всю сферу высшей государственной деятельности и способ функционирования соответствующих институций.

Центральной темой данной статьи является тема легитимности власти. Легитимная власть — это власть, которая не показывает себя как власть. Однако, сегодня повсеместно раздается общая критика в адрес государственной компетентности: неспособность к модернизации, к обеспечению порядка и безопасности, безответственность и т. п. Критиками часто выступают как раз те, кто руководит государством. Эта критика, независимо от того, насколько она обоснована, является симптомом не столько кризиса функционирования государства, сколько разложения социальной базы не его самого, а данной формы абсолютного этатизма: государства как целого, целого, гарантированного государством.

Это разложение — термин, безусловно, слишком сильный — проявляется на трех уровнях: национальное государство не является более хозяином самых важных экономических решений, что оправдывало его контроль над частью средств производства; оно также все более теряет свои прерогативы на локальном уровне, причем во всех областях и, в частности, в сфере городской инфраструктуры, культурного обслуживания и т. д.; наконец, государство не контролирует более освещение и интерпретацию своих решений. Самым крайним примером тому стали, безусловно, случаи судебных процессов или судебных расследований, воспроизведенных перед телекамерами: внешне здесь есть все признаки законности, хотя она соблюдается только в отношении некоторых сложных правил ведения процесса (в частности, приведения доказательств).

Такая потеря части монополии на государственную власть неизбежно сопровождается потерей легитимности. В этих условиях упадка, утраты контроля и гарантий все становится «возможным». Тут и, с одной стороны, откровенное вмешательство политических лидеров при назначении в высшие судебные органы в июле 1996 г., тут и решение шефа судебной полиции префектуры Парижа, публично поддержанное его министром (в прошлом следователем), который вопреки законам и, более того, самому духу законов республики, запретил своим подчиненным выполнять их служебные обязанности. С другой стороны — отныне судья по уголовным делам «может» произвести обыск в квартире мэра города, а также в помещениях министерств, а премьер-министр рискует потерять свой пост за то, что он уменьшил своему сыну квартплату на тысячу франков. Все это свидетельствует об упадке абсолютистской формы государства.

Власть, которая «обнаружила себя», нарастающее число судебных дел, касающихся высших функционеров, тот факт, что поведение руководителей все чаще и чаще оценивается как скандальное, а не как «само собой разумеющееся» — все это признаки кризиса. Речь идет не о кризисе права на ответственность, но о кризисе различных категорий «ответственных лиц». И в этой борьбе, понятие «ответственность» становится главным оружием дискредитации противника.

Перевод с французского Е.Д. Вознесенской

ПРИМЕЧАНИЯ

© Lenoir R., 1997

*Речь идет о высшем государственном чиновничестве, неформализованных сообществах, корпорациях высокопоставленных функционеров, состоящих на государственной службе. Во Франции, как правило, эти лица получают профессиональную подготовку в элитарных высших школах (Grandes Йcoles) и проходят специальный конкурс на получение соответствующего поста в государственных структурах власти. — Прим. перев.

* Здесь автор играет на двояком значении фр. affaire publique (по аналогии с лат. Res publica —общественное или государственное дело), поскольку во французском языке public имеет несколько смыслов: публичный, общественный, государственный. — Прим. перев.

* Во французском языке discrétion означает и полноту власти и неболтливость — Прим. перев.

* Речь идет о широкой дискуссии в середине 90х годов вокруг вопроса разрешить или нет ученицам исламского вероисповедания постоянно ходить в платке в школах и лицеях, и не является ли это знаком проникновения фундаментализма во французскую школу. В конце-концов платок был запрещен, а ученицы, отказывающиеся снять его исключались из школы. — Прим. перев.

[1] Greilsamer L., Schneiderman D. Les juges ont la parole. —Paris: Fayard, 1992.

[2] Claster P. La société contre l’Etat. —Paris: Minuit, 1974.

[3] См.: Jamin J. Les lois du silence. Essai sur la fonction sociale du secret. —Paris: Maspero, 1977.

[4] Augé M. (dir.). La construction du monde. —Paris: Maspero, 1974; Augé M. Théorie des pouvoirs et idéologies. —Paris: Hermann, 1975.

[5] Marin L. Le Portrait du roi. —Paris: Minuit, 1981. — P. 23.

[6] Febvre L. Le problème de l’incroyance au XVI siècle. —Paris: Albin Michel, 1994.

[7] Giesey R.E. Le roi ne meurt jamais. —Paris: Flammarion, 1987; Hanley S. Le lit de justice des rois de France. —Paris: Aubier, 1991.

[8] Elias N. La Dynamique de l’Occident. —Paris: Calmann-Lévy, 1975.

[9] О том, что относится к компетенции королевской власти, см.: Boureau A. Ritualité politique et modernité monarchique // Bulst N., Descimon R., Guerreau A. L’État ou le roi, les fondations de la modernité monarchique en France (XVI-XVII siècle). —Paris: Éd. de la MSH, 1996. — P. 9-25.

[10] См.: Fraenkel B. La signature. Genèse d’un signe. — Paris: Gallimard, 1992. — P. 91.

[11] См.: Mousnier R. La Vénalité des affaires sous Henri IV et Louis XIII. —Rouen: Maugard, s.d.

[12] Cornette J. Fiction et realité de 1610-1654 // Méchoulan H. (dir.). L’Etat baroque de 1610-1652. —Paris: Vrin, 1985. — P. 9-87.

[13] См.: Jouanna A. Le Devoir de révolte. La Noblesse française et la gestation de l’Etat moderne: 1559-1661. — Paris: Fayard, 1989.

[14] Elias N. La Société de cour. — Paris: Calmann-Lévy, 1974.

[15] Jackson R.A. Vivat rex! Histoire des sacres et courennements en France, 1364-1825. —Strasbourg: Ed. de l’Association des publications près des universités, 1984.

[16] Guenée B., Lehoux F. Les Entrées royales françaises (1348-1515). —Paris: Ed. du CNRS, 1968.

[17] См.: Fogel M. Une politique de la parole: publication et célébration des victoires pendant la guerre de succession d’Autriche, 1744-1749 // Bulletin du Centre d’analyse des discours — N°5, Presses universitaires de Lille, 1981.

[18] Fogel M. Les Cérémonies de l’information dans la France du XVI au XVIII siecle. — Paris: Fayard, 1989; Giesey R.E. Cérémonial et puissance souveraine. France, XV-XVII siècle. —Paris: Armand Colin, 1981.

[19] См.: Foucault M. Surveiller et punir. La naissance de la prison. —Paris: Gallimard, 1975; Muchembled R. Le Temps des supplices dans l’obéissance sous les rois absolus: XV-XVIII siècle. — Paris: Armand Colin, 1991.

[20] Carrier H. La presse de la Fronde (1648-1653). Les Mazarinades. — Vol. 2. — Genève: Droz, 1989.; Farge A. Dire et mal dire. L’opinion publique au XVIII siècle. — Op.cit. — P. 225-227.

[21] Fogel M. Les Cérémonies de l’information dans la France du XVI au XVIII siecle. — Op.cit. — P. 225-227.

[22] Labrosse C., Rétat P., Duranton H. L’Instrument périodique. La fonction de la presse au XVIII. —Lyon: Presses universitaires de Lyon, 1985.

[23] См.: Baker K.M. Au tribunal de l’opinion. Essai sur l’imagerie politique au XVIII siècle. —Paris: Payot, 1993.

[24] См.: Chartier R. Les Origines culturelles de la Révolution française. —Paris: Seuil, 1990.

[25] Habermas J. L’Espace public. Archéologie de la publicité comme dimension constitutive de la société bourgeoise. —Paris: Payot, 1996.

[26] См.: Chartier R. L’Ordre des livres. Lecteurs, auteurs, bibliothèques en Europe entre XVII et XVIII siècle. —Aix-en-Provence: Alinéa, 1992.

[27] Poirot A. Le milieu socioprofessionnel des avocats au Parlement de Paris à la veillle de la Révolution / Thèse de l’Ecole nationale des chartes. — Paris, 1997.

[28] Дан Ван Клэй показал на примере покушения Дамьенса (Робер Франсуа Дамьенс совершил вооруженное нападение на Людовика ХV, и был четвертован в 1757 году. — Прим. перев.), как научные споры, зачастую смешивая религию и политику, трансформировались в критику монархической власти, слабеющей из-за своей безответственности и безответственной по причине ее ослабления. См.: Kley D.V. The Damiens Affairs and the Unraveling of the Ancient Regime. —Princeton: Princeton Univercity Press, 1984.

[29] См.: Deverpe A. Espion. Une anthologie historique du secret d’Etat contemporain. —Paris: Gallimard, 1994; chap. 2 «Les guerres de l’ombre».

[30] Brunet J.-P. La Police de l’ombre. Indicateurs et provocateurs dans la France contemporaine. — Paris: Seuil, 1990.

[31] Polanyi K. La Grande Transformation. Aux origines politiques et économiques de notre temps. —Paris: Gallimard, 1983.

[32] См., например: Plenel E. La Part d’ombre. —Paris: Gallimard, 1994.

[33] О публикациях и распространении юридических работ (factums) в виде памфлетов, разоблачающих произвол государственного порядка, см.: Maza S. Le Tribunal de la nation: les mémoires judiciaires et l’opinion publique à la fin de l’Ancien Régime // Annales ESC. — N°1, janvier-février 1987. — P. 73-90.

[34] Redor M.-J. De l’Etat légal à l’Etat de droit. Evolution des conceptions de la doctrine publiciste française, 1879-1914. — Paris: Flammarion, 1992.

[35] Garrigou A. La Vote et la Vertu. — Paris: Presses de la Fondation nationale des sciences politiques, 1992.

[36] См.: Dellier I. L’ENA comme si vous y étiaient. — Paris: Seul, 1993.

[37] Bourdieu P. Stratégies de représentation et modes de domination // Actes de la recherche en sciences sociales. — N°105, décembre, 1994. — P. 10.

[38] В связи с этим можно вспомнить содержание статьи 15 Декларации прав человека и гражданина от 26 августа 1789: «Общество имеет право потребовать от всякого общественного лица отчет о его деятельности». В последствии это будет названо «правом проверки» конституционной власти, которое помимо парламентских комиссий будет закреплено в основном за высшими органами государственной власти и контролирующими органами каждой администрации. См.:Les Déclarations des droits de l’homme 1789-1793 — 1848-1944 —Paris: Flammarion, 1989. — P. 105.

[39] См.: Conseil d’État. La transparence et le secret // Rapport public 1995. — Paris: La Documentation française, 1996. — P. 17-179.

[40] Weber M. Economie et société. — Paris: Plon, 1971. — P. 226-231.

[41] См., например: Conseil d’Etat. La Responsabilité pénale des agents publics en cas d’infractions non intentionnelles. — Paris: La Documentation française, 1996.

[42] Palliart I. (éd.).L’Espace public et l’emprise de la communication — Grenoble: Ellug, 1995.

[43] La Croix, 7 novembre 1996.

[44] Le Monde, 20 octobre 1994.

[45] Bourdieu P. La Noblesse d’État. —Paris: Minuit, 1989.

Источник: S/Λ’98. Поэтика и политика. Альманах Российско-французского центра социологии и философии Института социологии Российской Академии наук.  — М.: Институт экспериментальной социологии, СПб.: Алетейя, 1999.  — С. 167-192.

Dans le Noir, гораздо больше, чем чувственный опыт

Осмелитесь ли вы ужинать в темноте? Вы бы знали, что вы едите? Как человек, обедающий рядом с вами? Какие ощущения вы испытываете в полной темноте? Вот вопросы, которые пришли задать нам шеф-повара Dans le Noir. Ресторан, расположенный в Мадриде и Барселоне, единственное, что пытается сделать, это , чтобы научить нас тому, что наши чувства, возможно, более растрачены, чем мы думаем.

Когда мы теряем зрение, мозг стремится быть начеку и осознавать все возможные опасности, пробуждая в нас слух, осязание, вкус и обоняние.

Мы часто думаем, что когда кто-то теряет зрение, остальные чувства обостряются.   Но не все они делают это одинаково или одинаково, потому что они не улучшают и не кажутся более точными, а увеличивают », — объясняет шеф-повар и директор ресторана «Барселона» Адриа Субирана.

Это то, что они пытаются показать нам в своих ресторанах. Когда отсутствует такой необходимый элемент, как свет, вместо того, чтобы ограничивать опыт, он дополняет его и расширяет до неожиданных пределов .

Идея темных обедов уже использовалась в ассоциациях слепых людей в середине девятнадцатого века, чтобы привлечь внимание семей и друзей к этой инвалидности по зрению. Dans le Noir родился в Париже в 2004 году при поддержке ассоциации слепых Поля Гино. Это был эксперимент, направленный на усиление ощущений от гастрономии , ставший первой сетью ресторанов в темноте по всему миру и одной из крупнейших операций позитивного осознания этой инвалидности .

Dans le Noir предлагает нам увидеть все ощущения и эмоции, предлагаемые кухней мультисенсорным способом, и с намерением насладиться истинным вкусом еды, играя, чтобы угадать, что мы едим. Весь персонал в зале — слепые проводники , а это значит, что зрячие при входе в ресторан переносят все свое доверие на своего слепого проводника. Это осознание приводит к отношениям взаимного доверия и уважения , которые помогают вам осознать ценность их работы и их общую способность выполнять любую задачу.

При потере зрения также исчезают временные ссылки на солнце, часы или мобильный телефон, вызывая потерю понятия времени.

«На гастрономическом уровне мы думаем, что в темноте ароматы ощущаются сильнее. Это не означает, что мы можем быть правы в отношении того, что мы едим », — объясняет Адриа Субирана.

Это происходит потому, что, будучи детьми, мы обусловлены видом во время еды; поэтому, не видя, что мы едим, становится труднее понять, что мы едим, потому что вы едите не лучше, а по-другому.

Тип кухни и блюда различаются в зависимости от города. Dans le Noir в Мадриде, шеф-повар Ману Нуньес предлагает гораздо более современную гастрономическую линейку с шокирующими текстурами, совершенно разными вкусами, слиянием культур и нотками молекулярной и авангардной кухни. Однако в Барселоне Adrià Subirana решила сделать выбор в пользу традиционных вкусов, которые вызывают у нас воспоминания.

Dans le Noir Барселона: Passeig Picasso, 10   [email protected]

Dans le Noir Madrid: Plaza del Biombo, 5      [email protected]ком

Перевод Ракель Санчес

Вы бы поужинали в темноте?

Один из самых замечательных и новых ресторанов Лондона

Dans Le Noir — ресторан, не похожий ни на что другое. Вместо обычной трапезы отважных посетителей проводят в затемненную комнату, а затем их обслуживают в полной темноте слабовидящие официанты, и все они сидят за одним столом с другими гостями, что делает их одним из самых замечательных и необычных обедов в Лондоне. .

Находясь снаружи в очаровательном Клеркенвелле, ресторан выглядит как любой другой. А внутри вас познакомят с вашим официантом, который объяснит формат вечера, сбавляя никтофобские нервы перед входом в столовую. Это будет последний раз, когда вы увидите дневной свет во время еды, но не паникуйте, так как ваш официант проведет вас к столику. Темнота означает, что остальные чувства глубоко обостряются, позволяя вам настроиться на какофонию хихиканья, эхом разносящегося по всей комнате, и улавливать запахи окружающих блюд.Просто постарайтесь не уронить вилку и не пролить напиток!

Сев за стол, не забудьте представиться своим новым друзьям за ужином. Общение с совершенно незнакомыми людьми в такой причудливой обстановке может быть удивительно приятным (хотя и сюрреалистичным) опытом и является частью веселья в Dans le Noir — не удивляйтесь, если обнаружите, что обсуждаете личные анекдоты, которыми обычно никогда не делитесь. незнакомцы!

Изображение предоставлено: Dans le Noir

В темноте приготовлены четыре различных набора блюд-сюрпризов, которые нужно выбрать заранее из белого меню «Доверьтесь шеф-повару», состоящего из экзотического выбора мяса и морепродуктов. , красное меню мясных блюд, синее меню пескетарианских блюд и вегетарианское или веганское зеленое меню, а это означает, что все гости могут насладиться неожиданным ужином, будучи уверенными, что их диетические потребности будут удовлетворены — никаких неприятных сюрпризов.Наш критик остановился на вегетарианском зеленом меню, хотя белое меню также настоятельно рекомендуется. Блюда раскрываются при выходе из столовой, но большая часть удовольствия в Dans le Noir связана с догадками во время еды — поразительно, насколько легко собрать блюдо, полагаясь на вкус и запах — так что будьте осторожны, впереди спойлеры!

Изображение предоставлено: Dans le Noir

Из зеленого меню в день нашего визита закуски были пухлыми, шелковистыми дисками, которые в темноте можно было принять за гребешки.Землистые тона, однако, вскоре скорректировали вкусовые рецепторы – королевские вешенки. Перейдя к основным, сочным кусочкам губчатого теплого стейка из тофу, он стал долгожданной заменой охлажденной закуски, а выбор овощей, включая нежные стебли спаржи и лук-порей, стал идеальным сопровождением. Беспроигрышный вариант: основное блюдо одновременно и вкусное, и полезное. Не бойтесь опустить палец в тарелку, чтобы проверить, удалось ли вам насмехаться — на самом деле, официанты в Dans le Noir даже предлагают есть руками, если вам так проще.Если вам повезет, вы можете оказаться с ароматом растопленного шоколада под носом: это означает, что вам повезло, и вам подали шоколадный пудинг с помадкой. Мягкий, липкий и в сочетании с ложкой пикантного сорбета из маракуйи, десерт настолько вкусный, что вы можете на время забыть, что поглощаете ужин из трех блюд в полной темноте.

На этом впечатления от Dans le Noir не заканчиваются, так как вы можете научиться заказывать коктейль-сюрприз на языке жестов с одним из слабослышащих официантов в окружающем Otra Vista Social Club «Silent Bar».В целом, Dans le Noir делает вечер поистине уникальным. Даже для тех из нас, кто, возможно, все еще боится темноты (не волнуйтесь, мы не скажем об этом), этот опыт одновременно захватывающий и скромный, а завершается действительно хорошей едой, хотя мы и не можем говорить. за презентацию! На самом деле, мы готовы поспорить, что Dans le Noir не преминет заинтриговать даже самых настороженных из нас.

Вам также может понравиться

Дэнс Ле Нуар? обзор: Ужин в темноте НИЧЕГО не похож на фильм Ричарда Кертиса

Донал Глисон (он же Билл Уизли в фильмах о Гарри Поттере) с Рэйчел МакАдамс в фильме «О времени» (фото: Universal)

Не знаю, видели ли вы фильм Ричарда Кертиса «О времени».

По сути, старший брат Рона Уизли ловит Рэйчел МакАдамс смесью юмора и путешествий во времени. Это достаточно мило, как и ромкомы.

Как бы то ни было, один из ключевых моментов в фильме — это когда парень из Гарри Поттера впервые встречает свою возлюбленную в темноте, в ресторане, где все блюда подают в кромешной тьме.

«Ха, — подумаете вы, — больше шансов узнать, как путешествовать во времени в шкафу, чем наткнуться на такое место».

Однако, вопреки всему, такое место существует – очаровательный и гостеприимный Dans Le Noir?.

Он находится в Лондоне (конечно), всего в нескольких минутах ходьбы от железнодорожного вокзала Фаррингдон и станции метро и работает уже десять лет.

Официально я отправился туда, чтобы отпраздновать это событие и посмотреть, можно ли различать вина в кромешной тьме.

Неофициально я отправился в надежде встретить путешествующую во времени рыжую любовь всей моей жизни.

Вот как это выглядит днем. О-о-о, загадочно (Фото: Dans Le Noir)

Там затемненные окна, но, к счастью, освещенная стойка регистрации, где вы можете спрятать свое пальто, сумку и телефон в шкафчиках.

Сделайте это. Последнее, что вы хотите сделать, попав в ресторан, — это пытаться найти iPhone 4S и в конечном итоге случайно ощупать другую закусочную.

После выпивки наверху (там две столовые, вторая, наверху, обычно для частных мероприятий) нас выстроили в очередь.

Затем наш официант (слепой и, без сомнения, решивший, что с нами все в порядке, тупицы) убедился, что все держат правую руку на правом плече незнакомца, шедшего впереди, прежде чем повести нас в стиле конга в ресторан.

Первое, что вы должны знать: это не то же самое, что выключить свет и съесть готовую еду M&S в темноте.

Здесь новый уровень тьмы. Я попытался помахать рукой перед лицом. Я не мог этого видеть.

Возможно, старший брат Рона Уизли одолжил им перуанский порошок мгновенной тьмы.

И вот как это выглядело, когда я качался. О, темно (Фото: Иветт Кастер)

Официант проводил каждого из нас к нашим местам и указал нам на наши (милосердно тупые) ножи, вилки и стаканы (пить вино из бокала в темноте просто напрашиваться на неприятности) .

Я чувствовал себя странно уязвимым — обычно вы можете бросить меня в комнату с незнакомцами, и я начну болтать, как африканский серый попугай, но это заставило меня понять, насколько я полагаюсь на выражение лица и язык тела людей в качестве социальных сигналов.

«Привет, я Иветт, а ты кто?» — сказал я в пустоту.

— Я Кевин из Виррала, — последовал хихикающий ответ с фальшивым акцентом.

О, так получается, что вам не нужно видеть кого-то, чтобы почти сразу понять, что он мудак.

Оглядываясь назад, я полагаю, что если бы я чувствовал себя более уверенно, я мог бы выдумать свой собственный фальшивый голос, фальшивый акцент и все фальшивое.

Возможно, я бы притворно посмеялся над этим, выпил бы немного и попытался увидеть забавную сторону.

Но сработали рефлексы школьного двора, и я вернулась в режим ледяной королевы.

‘Ты?’ Я невозмутимо спросил: ‘Ты правда?’, а затем продолжил игнорировать как «Кевина», так и девушку рядом с ним (которая также придумала фальшивое имя и голос) на время еды.

Импульс сделать конгу почти непреодолим (Фото: Dans Le Noir)

К счастью, я знал, что сижу рядом с прекрасной женщиной, с которой я болтал на улице, у которой также было вегетарианское меню.

Мы провели большую часть ночи, пытаясь понять, что же мы едим.

Она попыталась заговорить с мудаками напротив нас, но я был рад, что не беспокоился, когда услышал, что ее дружеские усилия были встречены насмешками и насмешками.

Ночью они становились все пьянее и пьянее, грубее и грубее, и я смирился с тем фактом, что снимался в малобюджетном фильме Адама Сэндлера, а не в фильме Ричарда Кертиса.

Однако я обнаружил нечто освобождающее. Я упоминал темноту?

Оказывается, вы можете делать минет и делать жесты руками, которые вам нравятся, если вы также можете поддерживать ровный, вежливый тон.

В отличие от Рэйчел МакАдамс, я не встретил любовь всей своей жизни за ужином с незнакомцами в темноте (фото: Universal)

Так или иначе. Хотя вы, наверное, уже догадались, я не встретил и не влюбился в имбирь (путешественник во времени или что-то еще), я влюбился в еду (бесшовный).

Вы можете выбрать вегетарианское, мясное, морепродукты или меню-сюрприз от шеф-повара, но, на самом деле, все четыре являются сюрпризом, так как вы не узнаете заранее, что вам дадут (для тех, у кого пищевая аллергия, обслуживаются).Они стоят от 46 фунтов стерлингов.

Сначала в темноте я почувствовал себя обманутым – для меня половина удовольствия от еды – это представление и ожидание.

Как только я преодолел это и начал сосредотачиваться на том, что было на самом деле передо мной — определенно спаржа, какой-то овощной мусс, о котором мы спорили с моим товарищем-вегетарианцем, что-то, что, как я поклялся, было козьим сыром, но оказалось пармезаном полента в корочке – я понял, что внешний вид – это еще не все.

Вкусы были разнообразными и сложными, красочными и чистыми.Моим фаворитом была закуска, и, хотя мне определенно нравились некоторые грибы, возможно, немного свеклы и понятия не имею, что, на мой вкус было слишком много текстур.

Танцы в темноте

Дэнс Ле Нуар? запускает свой Otra Vista Social Club каждую пятницу вечером с 22 апреля.

С 22:00 до 01:00 работает тихий танцпол (музыка в наушниках) с ди-джеями, играющими хаус, R&B и диско, а также зона отдыха в темноте.

Гиды

всегда готовы помочь гостям общаться друг с другом с помощью языка жестов, если они того захотят.

Вход стоит 19 фунтов стерлингов или 9 фунтов стерлингов для тех, кто обедает в ресторане, и включает в себя коктейль.

Десерт с ананасом был хорош, но я с ужасом обнаружил, что то, что я считал (безалкогольным) Schloer, на самом деле было «определенно алкогольным» десертным вином.

Я не могу показать вам фотографии еды или дать вам официальное меню, так как это совершенно секретно, и, кроме того, половина удовольствия состоит в том, чтобы угадывать.Впрочем, официанты могут сказать вам потом, если вы будете вежливы.

Если вы чем-то похожи на меня, вы проведете первые два блюда, съев комбинацию рук, столовых приборов и слепой удачи.

К десерту я вспомнил, что моим конечностям на самом деле не нужно зрение, чтобы функционировать, и я стал больше доверять себе – т.е. я наконец начал верить, что способен сидеть и есть, а не ронять что-то на вкус как кокосовый мусс на свой топ. .

Независимо от того, с кем вы столкнулись, я все равно рекомендую этот опыт по многим причинам — на первый взгляд из-за вкусной еды и веселья, но также и из-за того, что это заставляет вас задуматься о том, как вы относитесь к своей еде, к другим и к себе. .

Что касается любви? Думаю, это вернулся к моему запасному плану встречи с сексуальной американкой на свадьбе.

Ле Нуар | Ресторан и бар в Сингапуре

Уведомление

Дифференцированные меры по безопасному управлению вакцинацией (VDS) применимы к службам питания и еды на вынос на основе действующих правил.Чтобы узнать подробности, нажмите здесь.

 

Магазины F&B Shoppes по-прежнему предлагают услуги на вынос и доставку, где это возможно. Гостям рекомендуется обращаться по электронной почте или звонить в отдельные торговые точки для получения дополнительной информации.

Заработайте 10 % мгновенного вознаграждения в долларах и используйте их во время обеда с БЕСПЛАТНЫМ членством Sands Rewards .

Le Noir предлагает полную еду, напитки и развлекательную программу, наслаждаясь захватывающим видом на реку Сингапур.

… Узнать больше

Расположенный вдоль набережной легендарного курорта Marina Bay Sands, зал представляет собой уникальное сочетание дерева, мрамора и золотых оттенков; Изысканная, но уютная атмосфера, которая идеально подходит для любого случая.

Вино, ужин и танцы всю ночь напролет с восхитительным разнообразием западных блюд, включая наш обязательный к употреблению бургер с лавовым сыром вагью и пикантные крабовые котлеты; вкусные фирменные коктейли и ряд живых выступлений талантливых местных и зарубежных артистов.

Днем Le Noir — отличное место, чтобы пообщаться с друзьями и подкрепиться за сытным поздним завтраком или ужином перед театром и напитками. Ночью Le Noir превращается в идеальное место, чтобы расслабиться или набраться сил для получения уникального удовольствия.

СКИДКА 50% на ваучеры и купоны Dans le Noir на апрель 2022 г.

Данс ле Нуар

Средняя экономия $59,8

Применить все коды

Купер может проверить и применить все купоны в один клик.

О Dans le Noir

Dans le Noir является пионером в индустрии хх и специализируется на производстве продуктов хх. Получите некоторые из товаров Dans le Noir с отличными ваучерами и предложениями, это замечательная вещь для вас:
  • Укажите адрес электронной почты Dans le Noir и получите определенный процент или скидку в долларах при первом заказе.
  • Dans le Noir предлагает фиксированную скидку 70% на все заказы в течение ограниченного периода времени при использовании ваучеров Dans le Noir.
  • Покупатели могут приобрести товары Dans le Noir и значительно сэкономить.
  • При покупке на определенную сумму сайт предлагает бесплатную доставку xx.

Dans le Noir Распродажа в Черную пятницу

Черная пятница — это сезон покупок, когда многие интернет-магазины проводят рекламные кампании для увеличения продаж. Сезон покупок обычно начинается в полночь Черной пятницы.Тем не менее, распродажи все чаще проводятся за неделю до Черной пятницы и в течение выходных. И акции обычно охватывают широкий спектр товаров, таких как одежда, электронные устройства, рождественские украшения и многое другое. Dans le Noir предлагает вам множество предложений Black Firday в различных категориях. И HotDeals.com нашел для вас все последние ваучеры Dans le Noir Black Friday. Это означает, что вам не нужно самостоятельно искать их на сайте продавца или на странице электронной почты. Вам нужно только просмотреть эту страницу и применить один из ваучеров и купонов Dans le Noir при оплате счета.Продолжительность сделок Черной пятницы может быть довольно короткой. Так что если вы хотите иметь огромные сбережения, лучше заранее подготовиться и действовать без особых раздумий. !

Dans le Noir Распродажа в кибер-понедельник

Распродажа «Киберпонедельник» была организована розничными торговцами, чтобы побудить людей совершать покупки в Интернете. Поэтому скидки во время этой распродажи всегда самые привлекательные в году, приравненные к Черной пятнице. Это происходит в первый понедельник после Черной пятницы. Обычно его считают завершающей частью сезона покупок в этом месяце.Во время мероприятия вы будете потрясены удивительными акциями, предлагаемыми многочисленными продавцами. В магазине Dans le Noir вы можете найти ряд кодов и предложений, которые можно применить к различным видам товаров, даже ко всему сайту. На странице магазина HotDeals.com вы можете найти все свежие и применимые ваучеры Dans le Noir Cyber ​​Monday, и каждый из них был проверен на действительность. Поэтому, когда вы начнете делать покупки в Интернете, не забудьте просмотреть HotDeals.com в поисках ваучеров и купонов Dans le Noir.Как только вы найдете те, которые вас интересуют, просто нажмите на них, чтобы сэкономить деньги. Если вы хотите что-то купить в Интернете, особенно к Рождеству, Киберпонедельник кажется последним золотым шансом сэкономить много денег и гарантировать, что все товары будут получены до Рождества. !

Dans le Noir Купоны для печати

Конечно, считается, что распечатываемые купоны необходимо распечатать, а затем использовать в физическом магазине. Как купоны в магазине, так и цифровые купоны Dans le Noir призваны сэкономить.Купоны Dans le Noir для печати появляются на странице купонов Dans le Noir для ваших следующих покупок. Просмотрите страницу купонов Dans le Noir, чтобы узнать о различных предложениях и сделках, и посмотрите, есть ли у них адаптированные коды купонов, которые вы можете использовать. Люди, которые любят экономить, также любят купоны. Так что, если вы один из таких людей, загляните на HotDeals.com, чтобы найти распечатанные купоны и скидки на покупку. Не стесняйтесь пользоваться купонами Dans le Noir прямо сейчас, ловите понравившиеся товары немедленно!

Dans le Noir Senior Скидка

Скидка для пожилых людей становится все более важной и помогает старым экономить деньги на покупках.Чтобы выразить заботу о пожилых людях, Dans le Noir предлагает все больше и больше скидок. Сосредоточьтесь на списке купонов и ознакомьтесь с правилами акции. И вам рекомендуется использовать эти предложения и предложения с кодами купонов как можно скорее, прежде чем они исчезнут. HotDeals.com всегда может помочь вам получить огромную скидку с ваучерами Dans le Noir, покупать больше и экономить больше. Удачных покупок, счастливой жизни!

Скидка для сотрудников Dans le Noir

Чтобы позаботиться о кошельке сотрудников, есть много магазинов, готовых предложить скидку для сотрудников исключительно для сотрудников компании и помочь им сэкономить дополнительно.Скидка для сотрудников сэкономит дополнительные деньги на ваших покупках. Скидка для сотрудников Dans le Noir появится через несколько дней. Выберите список ваучеров и купонов Dans le Noir, чтобы покупатели могли в полной мере ощутить поход по магазинам. Потребители получают ваучеры на желаемые товары на danslenoir.com, выбирают подходящие товары для покупки. Вы можете часто заходить на HotDeals.com, ориентироваться на недавно выпущенные ваучеры и купоны и предложения, наслаждаться удобным путешествием по магазинам. Вам лучше разместить заказ как можно скорее.Наслаждайтесь покупками!

Dans le Noir Военная скидка

Военная скидка — это небольшая скидка, продвигаемая многими компаниями. Когда вы оформите заказ с предложением, стоимость вашего заказа будет автоматически уменьшена. Военная скидка Dans le Noir уже в пути. И вас ждут ваучеры и предложения Dans le Noir. Вы можете легко посетить HotDeals.com, сосредоточиться на недавно выпущенных кодах купонов и промо-кодах и предложениях и наслаждаться удобным временем покупок. Горячие предложения.com всегда предлагает вам новейшую информацию о скидках, попробуйте апрельские предложения и предложения прямо сейчас!

Dans le Noir Студенческая скидка

Студенческая скидка – это замечательное предложение для студентов, которое становится все более актуальным в наши дни. Dans le Noir также предоставляет множество студенческих скидок круглый год, и пока вы являетесь студентом, вы можете активировать предложения скидок. Студенты могут получить сбережения и стать счастливыми, применяя студенческую скидку Dans le Noir.Как правило, вы можете узнать студенческую скидку в Dans le Noir, приложении или внутренних сообщениях, и мы также предлагаем вам проверить страницу Dans le NoirCoupons на HotDeals.com. Почему бы не попробовать HotDeals и использовать купоны, чтобы сэкономить деньги на продуктах Dans le Noir. Разблокируйте свой Dans Le Noir Студенческая скидка Теперь!

Скидка на членство в Dans le Noir

Так называемая членская скидка — это своего рода услуга, разработанная специально для членов брендов. Скидка на членство в Dans le Noir будет предоставлена ​​в один прекрасный день, пожалуйста, будьте уверены и используйте ваучеры Dans le Noir, чтобы наслаждаться покупками.Просмотрите купоны и распродажи на странице, вставьте их в поле «Промокоды» и завершите заказы. HotDeals.com — это веб-сайт, который обновляет свою информационную коллекцию каждый день, и мы уверены, что выпуск ошибочного подсчета членства в Dans le Noir появится на нем как можно скорее.

Программа вознаграждений Dans le Noir

Когда речь заходит о бонусной программе, вы думаете об очень большой скидке или бесплатной сделке после покупки определенной суммы. Бонусная программа Dans le Noir будет выпущена в ближайшее время, а сейчас давайте посмотрим на отличные скидки и ваучеры Dans le Noir.Делайте покупки в списке категорий danslenoir.com, применяйте коды купонов в корзине и сокращайте свои расходы. HotDeals.com — это веб-сайт с действительной информацией о скидках и промо-кодах, которые вы можете использовать. Подпишитесь на HotDeals, чтобы узнавать о новостях бонусной программы Dans le Noir.

Отправить код

Популярные магазины

Сэкономьте с проверенными промокодами, купонами и предложениями на апрель 2022

Вы когда-нибудь ели в полной темноте? — Лондонский Пожиратель

В Европе всего несколько мест, где можно найти ресторан, который этим занимается.К счастью для нас, жителей Лондона, вы можете попробовать это в Dans le Noir. Нет, я вас не обманываю, это настоящий ресторан и очень реальная концепция.

Объясните мне еще раз «полную тьму»?

Создатели подчеркивают, что Dans le noir позволяет вам «полностью переоценить свои представления о вкусе», поскольку они лишают вас зрения и заставляют полагаться на другие чувства, чтобы по-настоящему ощутить «истину о еде».

Давайте немного демистифицируем это.Концепция довольно проста, на самом деле. Когда вы приедете, вы должны убрать все светоизлучающие элементы, например, мобильные телефоны, часы, которые «светятся», в шкафчики, предусмотренные в зоне приема. Вы также можете выпить в полностью освещенном баре на 1-м этаже. После этого слепые официанты проведут вас в полностью кромешную столовую.

Мой опыт.. дважды.

На самом деле я был в этом месте дважды, и оба раза это было по-настоящему….ну и опыт. Должен сказать, что в моей памяти это очень ярко, потому что я до сих пор помню запах еды и звуки. Как ни странно, я удивлен, что помню так много, хотя у меня не было никаких «визуальных» воспоминаний об этом.

Хорошо, если вы хотите поесть здесь, вам нужно бронировать столик примерно за неделю, чтобы они могли договориться. Отчасти это хорошо, потому что Dan le noir действительно помогает повышать осведомленность слепых, а также помогает поддерживать сообщество. Первое, что вы делаете, это заказываете из меню-сюрприза и указываете, хотите ли вы мясное, рыбное или овощное меню.Часть опыта состоит в том, чтобы «угадать», что вы едите, пытаясь идентифицировать вкусы. Идея состоит в том, что как только вы лишитесь одного из ваших чувств, другие должны усердно работать, чтобы компенсировать его, а остальные чувства усиливаются.

Первый раз, когда я закрыл глаза

Я кладу руку на плечо официанта, и он уводит меня в страну тьмы. Мои глаза полностью открыты, но в комнате действительно темно как смоль (за исключением этой слабой точки света вдалеке, которую я не могу разобрать, что это такое..). Это кажется довольно резким, и почти сразу мой слух обостряется, а голос официанта становится более мясистым баритоном.

Мне казалось, что я смотрю фильм. Сначала все хорошо и щегольски… а потом фух… человек на экране превращается в фантастического персонажа как Гэндальфа или что-то в этом роде. «Добро пожаловать в совершенно новый мир»… извините за драматизм, но это просто для того, чтобы подчеркнуть тот момент, когда я чувствовал себя дезориентированным.

Декор

Я слышу голос своих друзей впереди меня.Никогда не замечал, что у нее такой сексуальный, тлеющий голос. В этот момент наш официант начинает рассказывать нам, где столовые приборы, и говорит мне, что поставил передо мной бутылку с водой. Поэтому я протягиваю руку и начинаю нащупывать бутылку.

Когда моя рука бежит по столу, я чувствую края, скрипы, предметы на нем и шуршащее дерево. Я начинаю представлять, как будет выглядеть декор: я слышу скрип половиц, так что я могу предположить только деревянные полы. Мое восприятие пространства начинает жить своей собственной жизнью, когда мое воображение вырывается на свободу, создавая образ по мере того, как я поглощаю свои чувства.Все тонкие фоновые шумы, такие как стук ботинок, цоканье каблуков, болтовня, внезапно становятся частью декора, и, на мой взгляд, эта информация помогает построить образ пространства, почти так же, как вы создаете сцену в своей голове, когда Вы читаете книгу.

Какой интересный опыт! В этот момент я также начал замечать музыку, испанскую гитару на заднем плане и кого-то, кто поет на испанском языке. Без особых усилий я действительно чувствовал, что мой слух постепенно становится более проницательным, хотя в этот момент моя голова все еще немного кружилась, но я медленно адаптировался к изменениям.

Большой палец в стекле

Наконец-то я нашел бутылку. Кажется, мой друг приспособился к изменениям задолго до меня. Чтобы измерить, сколько налить, официант посоветовал нам засунуть палец в стакан, чтобы наполнить его до удовлетворительного уровня. Поначалу эта простая задача казалась такой сложной, но со временем я к ней привыкла и вошла в курс дела.

Начать есть вслепую

Стартеры прибыли. Официант говорит мне, где он и с какой стороны собирается меня обслужить, и я должен ответить, чтобы он тоже знал, где я.Все это время я замечаю, что мы говорили гораздо больше, чтобы поддерживать эту связь с окружающими нас людьми, что-то вроде массовой конференции, за исключением того факта, что другая сторона находится прямо перед вами.

Во всяком случае, первыми были то, что я могу описать как четыре посылки с едой. О, сначала я пробовал со столовыми приборами, но все, что я продолжал делать, это колоть то стол, то тарелку. Поэтому я отказался от этого и начал использовать свои пальцы, чтобы ощупать тарелку на предмет того, что на ней когда-либо было.Итак, первый был липким и влажным. Два из них были сухими, как будто их жарили во фритюре. И у последнего была липкая серединка, инкрустированная тестом.

Я пробую все подряд. Первый определенно был чем-то вроде равиоли с начинкой.. Я не совсем понял, что внутри, может тыква? И еще мясо… оленина? Запах был довольно сильным, но я никак не могла его определить. То же самое относилось и к остальным другим стартерам, я как бы знал, но в то же время не совсем понимал, над чем насмехаюсь.

В этот момент, я думаю, я все еще очень хорошо осознавал тот факт, что я ел вслепую.

Сильный запах Сеть

Надо сказать, все пахнет намного сильнее. До такой степени, что некоторые из блюд были немного подавляющими. В основе определенно баранина. Баранина в густом соусе с чечевичной фасолью, кажется. Запах баранины был настолько сильным, что воняло. И это было немного на пряной стороне тоже. Я действительно пытался использовать свои столовые приборы, но в конце концов я просто взял еду руками.Я не знал, удалось ли мне закончить все, что было на моей тарелке, но я все же заглянул туда, чтобы убедиться.

Фух, кажется, я пережил это. Резкое чувство неспособности видеть теперь оставило меня, и я чувствовал себя более комфортно, полагаясь на оставшиеся чувства. Я также потянулся, чтобы попытаться ткнуть моего друга. Кажется, я пару раз попал ей в глаз.

Десерт и обратно к свету

О да, десерт понравился. На вкус он напоминал шоколадный мусс, но текстура была действительно зернистой, а не гладкой.Вы знаете, это было весело, определенно опыт, но я действительно готов снова вернуться к свету.

Рука снова легла на широкие плечи официанта, и вскоре эта слабая точка света вдалеке медленно становилась все ярче и ярче…

…Вау, я будто перенесся в другой мир. В приемной я был рад вернуться к реальности, но в то же время мой разум не мог не воспроизвести то, что я испытал в темной комнате. Временами это раздражало.Прием пищи стал проблемой (особенно когда я пытался стащить еду моей подруги с ее тарелки), и я заметил, что болтовня и шум на самом деле могут быть довольно интересными вещами, на которые можно настроиться.

Что касается открытия «истины о еде», я должен признать, что еда полна довольно отчетливо контрастирующих вкусов, хотя мне было трудно определить, что они собой представляют на самом деле. Когда в конце нам показали меню, некоторые из наших догадок оказались верными, а некоторые нет. По крайней мере, я справился с основными ингредиентами, то есть с бараниной.

1400 слов непрерывного письма без картинок, для меня это рекорд! Стоит ли оно того? Ну, 2 курса начинаются с 32 фунтов стерлингов, а 3 курса можно заказать по цене 38 фунтов стерлингов. Это не включает напитки или обслуживание, так что это немного дороговато. Тем не менее, что-то вроде этого, вы действительно стремитесь к впечатлениям, а не только к еде. Джей Рейнер проверял еду во время своего визита, но я действительно думал, что еда была в порядке. Я был так отвлечен тем фактом, что не мог этого видеть, мой разум просто не концентрировался на том, было ли это на самом деле точным приготовлением или нет.

Вы живете только один раз, и вы должны попробовать это, если вы еще этого не сделали. Опыт, который вы вряд ли забудете.

Вам понравилось читать этот пост? Почему бы не подписаться на обновления моего канала бесплатно. Вы также можете подписаться по электронной почте и бесплатно.

Основы
Черные танцы?
31-33 Клеркенвелл Зеленый EC1R 0DU  | 020 7253 1100
Как добраться: станции метро Farringdon или Barbican
.
Сколько стоит: два блюда по 32 фунта стерлингов, три блюда по 38 фунтов стерлингов
http://www.danslenoir.com/london/

Дэн Луба — Футбол — Легкая атлетика Университета Ленуара-Райна

Выберите игрока: Олдридж, Холден Олбо, Чейз Андерсон, Гуннар Барретт, Бак Белл, Уоррен Биггс, На’Шон Блейкни, Джордан Блендинг, Т.Дж. Бойд, Алекс Брэдли, Раджа Бринсон, Ян Браун, Крис Браун, Одиссей Кейгл, Остин Кэмпбелл, Дрю Канти, Ричбург Картер, Райан Чепмен, Исаак Чайлдерс, Бретт Чайлдерс, Чейз Черч, Брейсон Кларк, Джона Коллетт, Брейден Кокс, Доусон Крюс, Кейн Дэвис, Домоник Дэвис, Джейдус Дэвис, Джош Дэвис, Филипп Диллард, Зихейр Эброн, Деметриус Фенни, Куртис Фергюсон, Джален Фостер, Дилан Франс, Райан Гаш, Шейл Гордон, Кэм Хэнкок, Мэтью Хейс, Квентин Хиббит, Девин Хилл, Ксавьер Холмс, Джордан Хьюстон, Амари Хант, Джоэл Джексон, Эрик Джеймс, Элвин Джефферсон, Андре Джефферсон, Блейк Дженнингс, Ксавьер Джонсон, Аарон Джозеф, Престон Китон, Карсон Китон, Тайлер Келли, К’Дариус Кинг, Перси Лейн, Якобе Лейн, Уилли Лестер, Деондре Луба, Дэн Макинс, К.Дж. Мартин, Уилл Мэй, Джон Росс Маккрей, Антуанн МакКриммон, Б.Дж. Маккалоу, Блейк МакГи, Дуэйн Макивер-младший, Джевон Медлин, Джонатан Мур, Крис Нэнси, Зик Нил, Уилл Крапива, Ла’Кен Осберн, Коди Оуэн, Майкл Палмер III, Джимми Парсонс, Келин Паттерсон, Джейк Пейн, Джордан Португалия, Джона Рамсёр, Б.Дж. Сантана, Кристиан Шульц, Тайлер Секстон, Джонатан Шейд, Аллан Шелтон, ДеАндре Шук, Нэш Шу, Тревор Симмонс, Малик Смит, Деондре Стоун, Люк Стердивант, Декуан Самнер, Малакеи Тейлор, Дэррил Тейлор, Малик Томас, Джефф Тернер, Ройс Ассери, Джеймс Вачача, Росси Уотсон, Гейб Уэллс, Шейн Уэтзел, Райан Уайт, Шон Уиллингем, Грейсон Уиллис, Брешон Уилсон, Брэдли Йелдинг, Рашад Янг, Дареке Янг, Донте Янг-Тернер, Рэ-Квон Идти

Пауза

  • Высота
    6-1
  • Масса
    280
  • Класс
    Аспирант
  • Родной город
    Гаррисберг, Н.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *