Close

Банкротство завода: Банкротство завода «Волгабурмаш»: Последние новости России и мира

Содержание

Война и мир: чем завершилось последнее банкротство завода «Севкабель»

Прошедший год, который, вероятно, станет последним в 142-летней истории одного из крупнейших кабельных производств, был насыщен юридическими событиями. Он начался с корпоративного конфликта, перетекшего в банкротство, законность которого пришлось оценивать Верховному суду, и завершается мировым соглашением кредиторов завода.

Очередное банкротство: начало

Старейшее отечественное кабельное производство — завод «Севкабель» — прошел несколько банкротств. В каждой из процедур завод лишался тех или иных активов, но стоически возрождался и продолжал производство.

К последнему из них, инициированному сразу после окончания пандемийного моратория, завод подошел без недвижимости, товарных знаков и прочих объектов интеллектуальной собственности, но с производственным оборудованием и поручительствами по многомиллиардным кредитам АО «Росскат» перед Сбербанком и банком «Траст». Это головная организация холдинга производителей кабельно-проводниковой продукции, в который был интегрирован ООО «ПК «Севкабель».

По несчастливому стечению обстоятельств накануне возбуждения дела загадочный собственник в маске ЗПИФ потребовал немедленно освободить производственную площадку, которая принадлежала заводу исторически, хотя сейчас «Севкабель» ее арендует.

Но и в такой ситуации менеджмент завода не отчаивался и рассчитывал на релокацию производства и его перезапуск на новой площадке, не имея, правда, к тому никаких ресурсов, ведь прогнозный бюджет переезда был сопоставим с остаточной стоимостью перемещаемого оборудования, а денежных резервов у предприятия не было.

В связи с дефолтом АО «Росскат» поручительства предъявили, но «Севкабель» не мог их исполнить. Должник и его кредиторы понимали, что от банкротства завод удерживает лишь мораторий, и ждали его окончания. Ближе к концу моратория отношения с кредиторами похолодели. Должник перестал предоставлять в банки отчетность и инициировал судебные дела в попытке оспорить сами поручительства и корпоративные решения своих участников. Конфликт начался.

99 проблем управляющего 

В этой ситуации была неминуема борьба за очередность рассмотрения заявлений о банкротстве «Севкабеля» между должником и его кредиторами-банками. Опередив конкурентов на считанные минуты, первым оказался «Траст». При очевидной недостаточности оставшегося имущества завода для расчета со всеми кредиторами суду ничего не оставалось, как признать должника банкротом.

В деле согласилась работать арбитражный управляющий Елена Савчук. Мне кажется, что она потом об этом пожалела. Ведь с самого начала она столкнулась с препятствиями: бывший руководитель уклонялся от передачи документации и материальных ценностей должника, менеджмент, который знал, как работал завод, уволили накануне открытия конкурса, рабочих отправили в простой, хозяйственную деятельность остановили, доступ на производственные площадки без привлечения Росгвардии заблокировали. Единственные ликвидные оборотные средства — дебиторская задолженность, в том числе в связи с исполнением госзаказа, была уступлена аффилированным лицам.

В этих условиях Савчук ничего не оставалось, кроме как инициировать споры об истребовании имущества «Севкабеля» у бывшего руководства и оспаривании подозрительных сделок должника. Тщательно скрытые сведения о них восстанавливались по крупицам.

Не имея ни резервов, ни потенциальных источников при остановившемся производстве, Савчук нужно было найти средства, чтобы освободить цеха завода от станков. Она сумела найти хранителя, готового практически бесплатно обеспечить сохранность имущества «Севкабеля» до его последующей реализации.

Савчук разрывалась между защитой от претензий работников завода, чей простой было нечем платить, атакой на бывших менеджеров завода, которые скрывали имущество и документы должника, обеспечением сохранности станков завода, которые, как оказалось, были разбросаны на четырех площадках по всему Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Вроде бы Савчук могла выдохнуть, когда ее полномочия прекратили в результате оспаривания решения Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленобласти об открытии конкурса. Но постановление 13-го ААС, по моему мнению, было вынесено с ошибочными выводами о заинтересованности Савчук по отношению к заявителю по делу о банкротстве — банку «Траст». В целом это могло бы помешать ей при утверждении в качестве арбитражного управляющего в будущем в иных делах о банкротстве с участием любого госбанка.

В Верховном суде

Савчук, которую, по моему мнению, отстранили по сомнительным мотивам, и банк «Траст», субординированный в очередности погашения его требования и лишившийся статуса залогового кредитора, до того не имели никаких отношений, но оказались в одной лодке, которая доплыла до Верховного суда. Ему пришлось решать, правильно ли были определены очередность требования банка и утвержденный изначально арбитражный управляющий. 

Суд дал оценку доводам кассационных жалоб Савчук и «Траста», что банк является специальным субъектом мероприятий по взысканию проблемной задолженности санируемых государством кредитных организаций, приобретал корпоративные права в отношении заемщиков в обеспечительных целях, что отличает его от ординарного бенефициара неплатежеспособной организации. Поэтому его цели в процедуре банкротства собственного дочернего общества неотличимы от цели иных конкурсных кредиторов, а значит, банк вправе при заявлении о банкротстве предлагать кандидатуру арбитражного управляющего или саморегулируемой организации.

Безусловно, определение вынесено с учетом специфики правового статуса банка «Траст» как агента государственной политики по санированию банковского сектора. Он не преследует цели извлечения прибыли. А передаваемые ему от санируемых кредитных организаций корпоративные права в отношении заемщиков связаны с распространенной практикой кредитования отечественными банкирами собственного нефинансового бизнеса из средств собственного банка на нерыночных условиях. Доведенные таким хозяйствованием до предбанкротного состояния банки в случае их санации передают «Трасту» и саму проблемную задолженность, и сопутствующие корпоративные права. А он приобретает права участия исключительно в обеспечительных целях для взыскания долга, а не для управления и извлечения прибыли. 

Потому на месте коммерческих банков я бы не обольщался и не экстраполировал выводы определения Верховного суда по делу «Севкабеля» на все случаи определения очередности требований банка в реестре кредиторов его дочернего и зависимого общества. Они не универсальны.

Мировое соглашение

Если проследить хронологию событий по делу о банкротстве завода и сопряженных с ним иных судебных споров, понятно, что конфликт инициировал бывший наемный менеджмент должника. Он ошибочно посчитал, что может определять, какие из кредиторов, сделки с которыми он сам заключал, заслуживают судебной защиты, а какие нет. Ведь никто из других многочисленных кредиторов не возражал против обоснованности требований «Траста» и очередности его исполнения. Верховный суд вновь напомнил нижестоящим судам, что банкротство — институт, направленный в первую очередь на защиту пострадавших кредиторов, а не должника или его менеджмента.

Учитывая, что «Траст» обладал статусом залогового кредитора в отношении большей части производственного оборудования «Севкабеля», его кредиторам за прошедший год удалось убедиться, что имущества завода сверх залогового будет явно недостаточно для удовлетворения и минимальной части реестровых требований.

Поэтому кредиторы завода пришли к мировому соглашению. Они согласились, что инвестор, заинтересованный в приобретении того, что осталось от некогда крупнейшего кабельного производителя, обеспечит частичное погашение требований в большем объеме, чем тот, на который каждый из них мог бы претендовать через пару-тройку лет судебных споров. Остается надеяться, что мировое соглашение будет исполнено, и «Севкабель» не ожидает очередное — уже четвертое — банкротство.

Производство водки по-красноярски: банкротство, проблемы, надежды

https://ria.ru/20131205/982126719.html

Производство водки по-красноярски: банкротство, проблемы, надежды

Производство водки по-красноярски: банкротство, проблемы, надежды — РИА Новости, 01.03.2020

Производство водки по-красноярски: банкротство, проблемы, надежды

Красноярские производители крепкого алкоголя в этом году отмечают круглую дату — 110 лет с момента появления в столице региона первого водочного завода. О том, как обстоят дела на алкогольном рынке региона на данный момент, рассказал председатель «Енисейской алкогольной ассоциации», советник губернатора Красноярского края Валерий Анохин.

2013-12-05T13:32

2013-12-05T13:32

2020-03-01T18:44

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/sharing/article/982126719.jpg?9821078161583077472

красноярский край

весь мир

европа

сибирский фо

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2013

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

красноярский край, экономика, кедр (банк), дальневосточный банк, байкалфарм, сбербанк россии, россия

13:32 05.12.2013 (обновлено: 18:44 01.03.2020)

Красноярские производители крепкого алкоголя в этом году отмечают круглую дату — 110 лет с момента появления в столице региона первого водочного завода. О том, как обстоят дела на алкогольном рынке региона на данный момент, рассказал председатель «Енисейской алкогольной ассоциации», советник губернатора Красноярского края Валерий Анохин.

Днепропетровский трубный завод корпорации ИСД Сергея Таруты признан банкротом — новости Украины,

Согласно судебным материалам, инициатор процедуры банкротства – компания Торговый Дом Фитолит-Лаймстоун. 

Подписывайтесь на LIGA.Бизнес в Facebook: главные бизнес-новости

В госреестре юрлиц, бенефициаром Днепропетровского трубного завода указан Сергей Тарута, миноритарный акционер корпорации ИСД. 

Завод уже проходил судебную процедуру признания банкротом в 2015 году по иску Радикал Банка о возврате долга в 10 млн грн. Но завод выиграл дело.    

В ноябре 2020 года хозсуд Днепропетровской области оставил без изменений предыдущее судебное решение прекратить рассмотрение дела о банкротстве завода.  

Данное решение пытался оспорить в апелляции Райффайзен Банк, но в августе текущего года проиграл дело. 

Днепропетровский трубный завод специализировался на выпуске горячедеформированных и холоднодеформированных бесшовных труб, электросварных труб из углеродистых и низколегированных сталей. Занимал 9% рынка украинской трубной продукции. 

С 2015 года у завода начались проблемы с оборотными средствами. С 2016 года завод работал с длительными простоями из-за нехватки сырья от основного поставщика — корпорации ИСД. 

  • 9 июля 2021 года Хозяйственный суд Луганской области признал банкротом ПАО «Алчевский коксохимический завод» корпорации ИСД и открыл ликвидационную процедуру.   

Подписывайтесь на LIGA.Бизнес в Telegram: только важное

Роман Брыль

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

CA, при поддержке государства, объявил о банкротстве по главе 11

Это выглядело как многообещающее вложение в чистые технологии для Калифорнии — революционный завод в долине Сакраменто, который превратит рисовую солому в ДВП.

Государственные чиновники были настолько воодушевлены, что помогли профинансировать молодой завод, вложив более 300 миллионов долларов в не облагаемые налогом облигации, полагая, что проект создаст рабочие места в самом центре рисовой страны Калифорнии и поможет сократить выбросы парниковых газов, выделяемых рисовой соломой.Облигации не поставили государственных налогоплательщиков на крючок финансовых проблем компании.

Сейчас завод объявил о банкротстве.

CalPlant I LLC, которая управляет заводом в городке Уиллоус графства Гленн, подала во вторник заявление о реорганизации согласно Главе 11. Частная компания заявила, что воспользуется банкротством для реструктуризации долга и поиска покупателя.

Подача заявления в суд по делам о банкротстве США в Делавэре по главе 11 не означает, что штат потерял свои деньги. Управление финансирования борьбы с загрязнением окружающей среды Калифорнии, подразделение казначея штата Фионы Ма, предоставило компании возможность заимствования, освобожденную от налогов.

Несмотря на то, что власти выпустили облигации для строительства завода, «нет никаких рисков для средств налогоплательщиков», — сказал Ной Старр, представитель Ma.

По данным Wall Street Journal, фонды муниципальных облигаций являются одними из крупнейших кредиторов компании, в которой работает более 125 сотрудников.

Управление по финансированию борьбы с загрязнением окружающей среды утвердило безналоговые «зеленые облигации» на сумму около 344 миллионов долларов для компании в период с 2017 по 2020 год, что свидетельствует о статусе CalPlant как компании, занимающейся чистыми технологиями.Компания называет свой продукт «первым в мире древесноволокнистым картоном средней плотности на основе рисовой соломы без добавления формальдегида».

Согласно официальным документам, компания заявила, что превращение рисовой соломы в ДВП устранит 1,2 миллиона тонн парниковых газов, которые обычно выделяются при разложении соломы после сбора урожая. Это «эквивалентно удалению примерно 270 000 автомобилей с дорог Калифорнии каждый год», — заявили в компании государственному агентству.

Джеффри Вагнер, исполнительный председатель компании, обвинил проблемы запуска и пандемию COVID-19 в банкротстве CalPlant.

«Путь к вводу в эксплуатацию нашего завода не был гладким», — сказал он в пресс-релизе. «Мы начали ввод в эксплуатацию нашего объекта в начале марта 2020 года, когда началась пандемия. Внезапно обычные проблемы и задержки, связанные со стартапом, усугубились ».

Согласно облигационному документу, в прошлом году компания потеряла 21 миллион долларов.

Три месяца назад, на июльском заседании правления, ведомство утвердило еще 18 миллионов долларов на финансирование CalPlant, в результате чего общая сумма государственного финансирования превысила 360 миллионов долларов.Президент компании Джерри Уланд заявил совету директоров, что финансирование было «жизненно важным для успеха завода», согласно протоколу собрания.

Тем не менее, компания уже испытывала значительные финансовые затруднения. Документы по публичным облигациям показывают, что компания объявила дефолт по своим долгам в начале июня.

Похожие истории из Sacramento Bee

Дейл Каслер рассказывает об изменении климата, окружающей среде, экономике и запутанном мире воды Калифорнии.Он также освещает основные корпоративные новости для западных газет Макклатчи. Он присоединился к The Bee в 1996 году из Регистра Де-Мойна и окончил Северо-Западный университет.

Заявление о банкротстве не удержит владельца от эксплуатации мусороперерабатывающего завода в Питтсфилде | Центральный Беркшир

PITTSFIELD — Владелец стареющего завода по переработке отходов в Питтсфилд на Хаббард-авеню недавно объявил о банкротстве, но Community Eco Power все еще планирует эксплуатировать объект в обозримом будущем.

Мэр Линда Тайер и юрист, представляющий Community Eco Power в заявлении о защите от банкротства в главе 11, заявили, что компания планирует продолжить эксплуатацию предприятия, построенного 40 лет назад, в ходе текущих судебных разбирательств и в дальнейшем.

«Это абсолютно правильный план», — сказал адвокат Сэм Андерсон из юридической фирмы Bernstein Shur из Портленда, штат Мэн, которая представляет Community Eco Power. Компания подала в суд по делам о банкротстве штата Массачусетс 25 июня.

«Они сказали нам, что это реструктуризация их долга», — сказал Тайер.

По словам Тайера, помимо сохранения завода в рабочем состоянии, Community Eco Power также планирует сохранить штат сотрудников на нынешнем уровне. По состоянию на 18 июня на заводе в Питтсфилде работал 21 сотрудник. Шесть из них — наемные работники, а остальные 15 получают почасовую компенсацию, согласно заявлению о банкротстве.

Community Eco Power, базирующаяся в Северной Каролине, приобрела предприятия Covanta Energy Corp. по переработке отходов в Питтсфилд и Агавам в 2019 году. Компания подала заявку на получение главы 11, поскольку отсроченное техническое обслуживание объекта в Питтсфилде было «немного дороже». чем они ожидали », — сказал Андерсон.«Из-за этого им пришлось брать ссуды».

Согласно заявке, Community Eco Power тщательно изучила «ряд вариантов» для решения проблем с денежным потоком для удовлетворения своих «долговых и операционных обязательств», прежде чем принять решение о подаче заявки в Главу 11.

Компании, которые подали в Главу 11 обычно делают это для того, чтобы оставаться в бизнесе. Эти случаи часто называют «реорганизационными» банкротствами, потому что должник обычно подает план реорганизации, чтобы он мог продолжать работать и платить своим кредиторам с течением времени.

Сообщество Eco Power подало заявление в Главу 11, когда городские власти обсуждали свой текущий контракт на вывоз мусора с компанией. По словам Тайера, переговоры не повлияли на решение Community Eco Power подать заявление о банкротстве, и они продолжаются.

Город Питтсфилд внесен в список 30 крупнейших необеспеченных кредиторов компании. Город должен заплатить 76 158 долларов за воду и канализацию. Тайер сказала, что она считает, что деньги, причитающиеся городу, будут учтены в планах реструктуризации.

«Я уверен, что это часть реструктуризации долга», — сказал Тайер.

В своей документации Community Eco Power перечисляет до 200 кредиторов и до 50 000 долларов в активах. Компания также должна Cintas Corp. of Lee в размере 25 492 долларов США в виде «торгового долга» и Berkshire Bank 1,34 миллиона долларов США в рамках ссуды по программе защиты зарплаты, полученной через банк во время второго раунда программы и которая была гарантирована Администрацией малого бизнеса США.

Выплата этого долга является предметом заявления о прощении, которое не было разрешено на момент подачи заявления о банкротстве Community Eco Power.

Летом 2016 года Covanta объявила, что планирует закрыть завод в Питтсфилде к марту 2017 года, поскольку размер предприятия и высокие эксплуатационные расходы затрудняют прибыльную деятельность. Но позже город и Кованта достигли соглашения, согласно которому завод будет работать еще четыре года. Город согласился выделить 562 000 долларов из средств Управления экономического развития Питтсфилда на модернизацию объекта в соответствии с государственными и экологическими стандартами, чтобы оно могло оставаться прибыльным.

Завод по переработке отходов в Питтсфилд был построен Vicon Corp.в 1981 году. Он был продан Energy Answers в 1994 году, затем перешел в собственность Covanta в 2007 году, когда эта компания приобрела Energy Answers.

Согласно файлам Eagle, предприятие по переработке отходов в Питтсфилд является одним из старейших подобных предприятий в стране.

Риск досрочного закрытия электростанции

из-за банкротства Westmoreland

Одна из крупнейших электростанций на Западе может оказаться в опасности, если Westmoreland Coal повысит цену на уголь у единственного поставщика коммунального предприятия в рамках процедуры банкротства.

Почти три четверти производства электроэнергии на Colstrip Power Plant могут быть остановлены, говорят ее владельцы, если новые потенциальные владельцы Westmoreland поднимут цену на уголь из его шахты Rosebud.

Остановка двух из четырех котлов Colstrip фактически лишит западного рынка 1480 мегаватт электроэнергии, что может нанести ущерб электросети, сказал Бад Клинч, исполнительный директор Угольного совета Монтаны. Огромная электростанция около Биллингса, штат Монт, имеет генерирующую мощность около 2100 мегаватт., поставляет электроэнергию в Калифорнию, Айдахо, Монтану, Орегон, Юту, Вашингтон и Вайоминг.

«Электростанция Colstrip играет огромную роль на северо-западе США», — сказал Клинч, добавив, что не знает, сколько времени потребуется, чтобы найти замену потерянному источнику питания — и будет ли это возможно.

Но другие говорили, что многие другие поставщики электроэнергии могут восполнить пробел, и потребители действительно выиграют.

Битвы за банкротство

Проблема решается в федеральном суде по делам о банкротстве, где Westmoreland пытается реструктурировать и продать некоторые из своих шахт, в том числе Rosebud, единственного поставщика угля Colstrip.

Два рассматриваемых котла Colstrip уже должны были быть выведены из эксплуатации в 2027 году, когда завод должен был окупиться.

Владельцы электростанции говорят, что вывод двух котлов из эксплуатации может произойти гораздо раньше, если суд по делам о банкротстве разрешит Westmoreland разорвать существующий угольный контракт и пересмотреть договор о более высокой цене.

Некоторые владельцы завода говорят, что это план, предложенный группой, которая, вероятно, купит Westmoreland Coal. Эта группа, состоящая из кредиторов Уэстморленда, отказалась комментировать запись.

Цены «выкупа»

Компания Talen Energy, один из шести совладельцев завода в Колстрипе, сообщила суду о банкротстве, что кредиторы «подтвердили, что в настоящее время намерены отклонить соглашения о поставках угля Колстрип».

Поскольку Colstrip получает уголь только от Rosebud, новые владельцы шахты могут выжать из коммунальных предприятий «все большую и большую прибыль», не оставляя им иного выбора, кроме как платить «непомерно высокие выкупные цены в течение многих лет», чтобы получить уголь, сказал Тален. Он добавил, что более высокая цена может вынудить Colstrip сократить операции или ускорить остановку завода.

Рон Робертс, директор по производству и хранению природного газа в Puget Sound Energy, одном из владельцев Colstrip, 7 февраля также сообщил Bloomberg Environment, что у владельцев шахт есть серьезные опасения, что они расторгнут угольный контракт 2019 года во время процедуры банкротства.

Другие владельцы Colstrip заявили в суде, что угроза пересмотра текущего контракта — это просто тактика, заставляющая коммунальные службы принять необоснованные условия по новому контракту, который вступит в силу в 2020 году, и нет никаких оснований для отклонения существующего соглашения.

Avista Corp., один из владельцев Colstrip, поговорила с группой владельцев Westmoreland о продлении текущего контракта, сказал Джейсон Такстон, вице-президент Avista по энергетическим ресурсам.

Жизнь после Colstrip

Клинч указал на другие преимущества сохранения завода Colstrip в открытом состоянии.

И завод, и рудник «обеспечивают высокооплачиваемую работу, огромный поток налоговых поступлений как на уровне штата, так и на местном уровне, а также довольно широкую выгоду за счет этих налогов», — сказал он.

Но Энн Хеджес, ведущий лоббист экологической группы Montana Environmental Information Center, сказала, что ее не беспокоит закрытие Colstrip, потому что уголь из Rosebud является самым дорогим в бассейне Powder River Basin.

«Это уже обходится собственникам примерно в 150 миллионов долларов в год только на топливо. Это большие затраты по сравнению с затратами на ветровое или солнечное топливо », — сказала она.

Влияние на налогоплательщиков

Colstrip был самым дорогим источником энергии в портфеле NorthWestern Energy в 2017 году, стоимость производства которого составляла более 75 долларов за мегаватт-час, по данным Совета потребителей штата Монтана.

Более того, Colstrip был отключен «много раз за последнее десятилетие, и свет не выключился, поэтому все эти утилиты могут работать без Colstrip», — сказал Хеджес. «И, вероятно, будет дешевле переключиться на что-то другое, чем продолжать эксплуатацию этого объекта. Есть очень большая вероятность, что счета налогоплательщиков уменьшатся «.

У станции есть запас угля на случай отклонения соглашения о поставке угля, а также «несколько различных вариантов, которые необходимо будет оценить», — сказал Дэвид Эскельсен, представитель PacifiCorp, одной из коммунальных компаний, которая совместно владеет растение.

NorthWestern в конце 2019 года начнет сбор заявок на предоставление альтернативной генерации угля из Rosebud, сообщила Джо Ди Блэк, пресс-секретарь компании.

Комплексное банкротство оставляет неудовлетворенным потенциал завода по производству пластмасс

В 2011 году итальянский гигант пластмасс удивил рынок планами строительства одного из крупнейших в мире заводов по производству полиэтилентерефталата в Корпус-Кристи. расширить возможности США по производству материала, используемого для изготовления многих видов бутылок и упаковки.

Спустя годы проект еще далек от завершения, и его владелец, конгломерат полиэтилентерефталата Mossi & Ghisolfi, попал в суд по делу о банкротстве из-за того, что расходы на строительство значительно превысили бюджет. В ходе разбирательства возникли споры с поставщиками и кредиторами, в том числе с мексиканским банком, который утверждал, что компания тайно перенаправляла ссуды на финансирование проекта Корпус-Кристи. Три иностранных производителя ПЭТ — таиландская Indorama Ventures, мексиканская Alpek и тайваньская Far Eastern Investments — создали совместное предприятие, чтобы купить завод и возобновить строительство, но эксперты сходятся во мнении, что до начала эксплуатации могут пройти годы, если вообще когда-либо.

Аналитики исследовательской компании Wood Mackenzie в среду заявили, что этот завод может превратить США в нетто-экспортера ПЭТ-смол, используемых в бутылках для газировки и молочных кувшинах. Завод, если он будет завершен, будет производить 1,1 миллиона тонн ПЭТ в год, опережая рост спроса в Северной Америке и создавая возможности для экспорта.

Аналитики фирмы подсчитали, что завод может частично заработать к третьему кварталу следующего года, но сроки остаются весьма неопределенными.Покупка совместного предприятия требует одобрения регулирующих органов, а споры с кредиторами замедлили процесс банкротства. Завод также сталкивается с серьезными проблемами строительства.

«Это будет непросто построить», — сказал Фил Маршалл, глава подразделения PET компании Wood Mackenzie.

Mossi & Ghisolfi через сеть дочерних компаний начала строительство завода в апреле 2013 года и планировала завершить в конце 2015 года. Предполагалось, что его стоимость составит 1,1 миллиарда долларов.

В октябре компания потратила на проект почти 1,9 миллиарда долларов, что составляет менее 85 процентов. Некоторые из его дочерних компаний подали заявление о защите от банкротства в соответствии с главой 11, имея задолженность почти в 1,7 миллиарда долларов, в основном перед иностранными банками, а также 250 миллионов долларов перед поставщиками.

Компания подсчитала, что для завершения строительства завода в Корпус-Кристи потребуется еще 505 миллионов долларов, но аналитики Wood Mackenzie предупредили, что это может стоить больше.В среду они отметили, что Харви повредил конструкцию и, возможно, существующее оборудование, что усугубило проблемы, с которыми столкнулись три иностранные компании, желающие купить завод.

«Создать двустороннее совместное предприятие сложно, — сказал Майкл Бермиш, консультант Wood Mackenzie по параксилолу и полиэфирам. «Трехстороннее совместное предприятие намного сложнее».

Компания, с которой не удалось связаться для получения комментариев, сообщила в судебных исках, что стоимость строительных работ почти вдвое больше, чем предполагалось.Вдобавок к этому, по его словам, он столкнулся со спорами со своим подрядчиком и задержками, связанными с ураганом Харви, что вынудило его взять на себя растущий долг, который в конечном итоге ограничил его способность управлять другими заводами в Западной Вирджинии, Мексике и Бразилии.

Mossi & Ghisolfi a начала процесс реструктуризации в Италии примерно во время подачи заявления о банкротстве в США и вскоре закрыла свои глобальные производственные операции. С тех пор Indorama приобрела свой завод в Бразилии, а Far Eastern — завод в Западной Вирджинии.

Процедура банкротства открыла окно в сложные операции разросшейся транснациональной компании, которая регулярно предоставляла многомиллионные ссуды своим многочисленным дочерним компаниям. На момент подачи заявки по главе 11 дочерние компании, участвующие в проекте Corpus Christi, делили между собой сотни миллионов долларов, что временами затрудняло кредиторам определение того, как были использованы их ссуды.

«Когда у вас возникают эти крупные внутрикорпоративные претензии, это взаимодействие сильно влияет на то, как компания может реструктурировать», — сказал Джош Фридман, старший юридический аналитик Debtwire.

Bancomext, мексиканский государственный банк, поднял один из крупнейших споров в этом деле, утверждая, что дочерние компании Mossi & Ghisolfi неправильно использовали кредиты на сумму 190 миллионов долларов, предоставленные исключительно для финансирования операций на заводе компании в Альтамире, Мексика. Банк утверждает, что компания инвестировала средства от займа не в завод, а на объединенный счет, который в конечном итоге использовался для покрытия перерасхода средств в Корпус-Кристи.

Компания закрыла свой завод в Мексике в начале сентября, аргументируя это тем, что у нее недостаточно денег для финансирования операций, несмотря на ссуды от Bancomext.Ранее в этом году банк попросил Mossi & Ghisolfi подготовить внутренние записи и электронные письма, чтобы показать, куда пошли деньги, но компания еще не полностью выполнила запрос.

Mossi & Ghisolfi подала иск о прекращении производства по делу о банкротстве в США отчасти потому, что многие из ее дочерних компаний находятся в Люксембурге и могут подпадать под действие закона о несостоятельности. Это ходатайство рассматривается в суде.

[email protected]

твиттер.com / katherineblunt

Бывший босс Magnetation собирается выкупить завод, собственность обанкротившейся горнодобывающей компании

Судья Уильям Дж. Фишер 9 декабря санкционировал продажу завода 4 и железнодорожной станции Jessie Loadout, расположенных недалеко от Колрейна, MagIron LLC, недавно созданной компании, принадлежащей бывшему мажоритарному владельцу и генеральному директору Magnetation Ларри Лехтинену из Gilbert, и Лондонская инвестиционная компания Audley Capital Partners LLP, согласно судебным документам.В продажу также войдут два земельных участка к востоку от озера Келли в Хиббинге.

Гэри Мидер / Duluth News Tribune

Plant 4 будет продаваться за 4,5 миллиона долларов, а Jessie Loadout — за 500 000 долларов.

Если продажа состоится, Лехтинен снова будет владеть недвижимостью, в которой когда-то находились горнодобывающие предприятия, которые быстро росли и упали под его руководством.

Magnetation открыла свой первый завод в 2009 году с использованием запатентованной технологии для извлечения ценного концентрата железной руды из хвостов, оставшихся отходов от мест добычи железа десятилетней давности. Он быстро рос в начале 2010-х годов, достигнув пика в 2014 году, когда четыре завода распространились по всему западному железному хребту и было занято более 500 человек. У него также был завод по производству гранул в Рейнольдсе, штат Индиана, который позже был продан с аукциона компании Altos Hornos de Mexico. Производитель стали из Мексики.

Но он кончился еще быстрее. В 2015 году на фоне низких цен на железную руду Magnetation закрылась и обанкротилась.

ERP Iron Ore выкупила предприятие в связи с банкротством в 2017 году, а в следующем году сама подала заявление о банкротстве, в результате чего заводы 1, 2 и 4 и завод Jessie Loadout снова были выставлены на продажу через федеральный суд по делам о банкротстве.

Благодаря этому процессу, Лехтинен снова сможет владеть частью операции Magnetation.

Но неясно, что именно его компания MagIron намеревается делать на объектах.

По состоянию на понедельник Министерство природных ресурсов Миннесоты «не получало никаких документов от MagIron», хотя ему было известно об одобрении сделки судьей, сообщил в электронном письме Джо Хендерсон, директор отдела земель и полезных ископаемых ДНР. в News Tribune.

В ответ на запрос News Tribune об интервью, Лехтинен отправил по электронной почте «единственное заявление, которое компания готова сделать в настоящее время.

«Мы рады получить постановление суда о банкротстве от судьи Фишера», — сказал Лехтинен во вторник. «Мы активно занимаемся завершением подтверждающей комплексной проверки активов, прежде чем мы сможем закрыть сделку».

Но есть улики в письме о намерениях, написанном Audley Capital Partners и Lehtinen 11 ноября и поданном в суд через четыре дня.

Компания намеревается «рекапитализировать и перезапустить» операции на объектах и ​​намеревается производить и отгружать железорудный концентрат, говорится в письме.

На момент написания письма финансирование не было обеспечено, но MagIron вела переговоры с «избранными инвесторами Audley».

«В настоящее время мы не можем согласовать особенности финансирования предлагаемой нами сделки, однако мы продвинулись в нашем понимании предполагаемой структуры, которая будет состоять на 100% из собственного капитала. … У Audley прочные отношения с инвесторами Audley, которые также хорошо разбираются в горнодобывающей промышленности и, в частности, в добыче железной руды », — говорится в письме.

Audley Capital Partners не ответила на сообщение, отправленное через их веб-сайт с просьбой о комментариях.

Письмо о намерениях было подано за день до регистрации MagIron в качестве бизнеса в Делавэре, своей юрисдикции, 12 ноября. Оно также было зарегистрировано в Миннесоте 27 ноября, а Лехтинен был указан в качестве зарегистрированного агента компании, согласно данным. деловые записи.

Магнитная фабрика 4 строится в мае 2014 года.Стив Кучера / Файл / Duluth News Tribune

В сентябре 2020 года судья Фишер одобрил продажу завода 4 компании Prairie River Minerals, начинающей горнодобывающей компании, которая купила старый завод Magnetation 1 возле Киватина и предприятие Jessie Loadout через суд по делам о банкротстве.

Однако компания «не смогла закрыть» Завод 4, заявил Науни Манти, управляющий продажей по делу о банкротстве, в судебном заседании.

В дополнение к покупке MagIron завода 4, компания также приобретет комплекс Jessie Loadout у компании Prairie River Minerals за 500 000 долларов. Prairie River Minerals по-прежнему будет иметь сервитут и доступ к объекту, чтобы он мог отгружать свою продукцию.

Lakehead Constructors Inc., базирующаяся в Superior, первоначально подала ходатайство против продажи объекта Jessie Loadout, поскольку Prairie River Minerals не оплатила работы Lakehead по строительству демонстрационного завода.

Согласно судебным документам, Lakehead потребовала залогового права механика и горняков против проекта в феврале, потому что Prairie River Minerals не заплатила 4 миллиона долларов за работы, выполненные Lakehead. По состоянию на 3 декабря, когда Lakehead подала возражение, Prairie River Minerals выплатила компании Lakehead только 1,7 миллиона долларов, несмотря на соглашение об урегулировании, требующее от компании выплатить Lakehead полные 4 миллиона долларов к 25 сентября 2021 года.

Prairie River Minerals не ответили на запросы News Tribune о комментариях.

Lakehead отозвала свои возражения против продажи оборудования Jessie Loadout компании MagIron после того, как была включена формулировка, согласно которой ее залоговые права не будут затронуты, согласно судебным документам.

До Magnetation Лехтинен основал и был президентом компании Mesabi Nugget, которая открыла первый в мире завод по производству коммерческих самородков железа недалеко от Авроры. Позже он был продан компании Steel Dynamics, которая простаивала завод на неопределенный срок после спада добычи железной руды в 2015 году.

Ранее Лехтинен также был вице-президентом компаний Inland Steel Mining Co. и Cleveland-Cliffs.

После банкротства Magnetation Лехтинен и его сын Мэтт Лехтинен, который был президентом Magnetation, основали компанию Tacora Resources, базирующуюся в Гранд-Рапидс. В 2017 году Такора купила шахту Скалли, шахту по добыче железной руды и завод по производству концентрата в Вабуше, Ньюфаундленде и Лабрадоре. В 2021 году она приобрела Sydvaranger Mining AS, железорудный рудник и перерабатывающий завод в Сер-Варангере, Норвегия.Скалли вернулась к работе, а Сидварангер — нет.

Мэтт Лехтинен больше не работает в Tacora, но Ларри Лехтинен по-прежнему числится в ее совете директоров.

Проблемный нефтеперерабатывающий завод в Карибском бассейне стремится к банкротству, поскольку кредиторы отказываются вливать дополнительные денежные средства

  • Кредиторы НПЗ в Limetree Bay возражают против нового финансирования
  • Заявление о банкротстве происходит после закрытия завода по приказу EPA

12 июля (Рейтер) — Владельцы Limetree Бухта, нефтеперерабатывающий завод на Ю.Южные Виргинские острова, которые когда-то были крупнейшими в Западном полушарии, объявили о банкротстве в понедельник после того, как кредиторы отказались вкладывать новые деньги в проект, преследуемый экологическими нарушениями, перерасходом средств и проблемами регулирования.

Капитальный ремонт нефтеперерабатывающего завода на острове Санта-Крус был самым дорогостоящим мероприятием почти за десятилетие по расширению перерабатывающих мощностей в полушарии. Инвесторы вложили в проект более 4 миллиардов долларов, чтобы воспользоваться его выгодным местоположением на морских маршрутах в Карибском бассейне.План провалился из-за задержек строительства и пандемии COVID-19, которая привела к сокращению спроса на топливо во всем мире.

Нефтеперерабатывающий завод, наконец, перезапустился в феврале — только для того, чтобы закрыть его через три месяца, когда Limetree Bay столкнулась с конфликтом с природоохранными органами США, которые приказали его закрыть после серии пожаров и выбросов ядовитых газов.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрироваться

«Серьезные финансовые и нормативные ограничения не оставили нам иного выбора, кроме как идти по этому пути после тщательного рассмотрения всех альтернатив», — Джефф Ринкер, исполнительный директор Limetree Bay, говорится в заявлении о банкротстве.

Агентство по охране окружающей среды США (EPA) в мае приказало временно закрыть завод после того, как выбросы газа загрязнили местную питьевую воду, закрыли школу и заставили жителей жаловаться на проблемы с дыханием и неприятный запах.

Приказ EPA и последующие расследования со стороны официальных лиц США заставили инвесторов опасаться инвестировать дополнительные деньги, необходимые для перезапуска НПЗ, говорится в материалах компании.

Поздно вечером в понедельник Limetree и ее должники запросили разрешение суда на получение до 25 миллионов долларов в виде так называемого финансирования должника во владении.Это позволило бы сторонам немедленно занять 5,5 млн долларов с одобрением остальной суммы на последующих слушаниях.

Совсем недавно кредиторы возражали против запроса завода о выделении новых денежных средств для завершения проекта, по словам главы EIG Global Energy Partners, вашингтонской частной инвестиционной компании, которая возглавляет крупнейшую группу инвесторов.

«EIG поддерживает усилия компании по обеспечению финансирования», — сказал председатель EIG Блэр Томас в заявлении, добавив, что «на сегодняшний день старшие кредиторы возражают» против этих усилий.Фирма и ее партнеры стали «невольными владельцами» в начале этого года, когда ее первоначальный спонсор ушел, сказал он.

Westbourne Capital, австралийский инвестор в долговые обязательства, предоставивший ссуду на сумму 700 миллионов долларов, владеет самым старшим долгом в проекте и может решить судьбу завода, по словам человека, знакомого с этим вопросом, который не был уполномочен общаться со СМИ и отказался называться. Вестборн не ответил на запросы о комментариях.

По прогнозам, при отсутствии какого-либо промежуточного финансирования нефтеперерабатывающий завод Limetree израсходует почти 7 миллионов долларов в течение следующих трех недель.На момент подачи петиции по главе 11 у НПЗ было всего около 3,5 миллионов долларов наличными.

ОДНАЖДЫ ПЕРВЫЙ НПЗ

Limetree Bay, ранее известный как Hovensa, простаивал в 2012 году и объявил о банкротстве три года спустя. В какой-то момент его производственная мощность составляла около 600 000 баррелей в день, что сделало его крупнейшим в Западном полушарии. Он был перезапущен в феврале с целью производства 210 000 баррелей топлива в день.

Он был приобретен в 2016 году компаниями Arclight Capital Partners и Freepoint Commodities, которые собрали до 3 долларов.По словам людей, знакомых с ситуацией, 5 миллиардов долларов собственного капитала для проекта.

На заводе работало около 400 человек, большинство из которых должны были быть жителями Виргинских островов США. Офис губернатора USVI Альберта Брайана-младшего не ответил на запрос о комментарии.

Инвесторы надеялись получить прибыль от международного мандата на судовое топливо с чистым воздухом, известного как IMO 2020, но перезапуск завода, производящего 210 000 баррелей в день, быстро вызвал жалобы жителей. Reuters также сообщило, что на объекте также не ведется мониторинг диоксида серы, как того требует закон.подробнее

После того, как EPA приказало закрыть НПЗ как минимум на 60 дней, инвесторы компании начали сомневаться в возможности перезапуска НПЗ, сказал Марк Шапиро, главный специалист по реструктуризации, в заявлении в суд в понедельник поздно вечером.

Судебные документы в понедельник показали, что бывший старший управляющий директор Bear Stearns Стивен Пулли был назначен для ведения переговоров с «несколькими потенциальными кредиторами» о срочно необходимом финансировании, которое позволило бы предприятию работать в условиях банкротства. В документации не говорилось, получил ли Limetree Bay какие-либо обязательства.

Согласно документам, поданным в суд по делам о банкротстве США в Хьюстоне, обязательства по проекту составляли от 500 млн до 1 млрд долларов, а активы оценивались от 1 до 10 млрд долларов.

Среди 30 крупнейших поставщиков с задолженностью более 150 миллионов долларов были нефтедобывающая компания BP (BP.L), а также поставщики строительства и оборудования Universal Plant Services, Elite Turnaround Specialists и Excel Construction.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

Отчетность Лоры Саникола и Тим Маклафлин; письмо Гэри Маквильямса и Дэвида Гаффена; Дополнительный репортаж Шубхама Калиа; редактирование Эдвина Гиббс, Луиза Хевенс, Аврора Эллис и Чизу Номияма

Наши стандарты: принципы доверия Thomson Reuters.

Нефтепереработка быстро оборачивается банкротством

Иерархия расположения

Мы оценили потребности клиента, затем проверили все схемы трубопроводов и приборов [P & ID] и внедрили стандартизированную иерархию местоположения и структуру именования активов:

Когда новая иерархия обслуживания была завершена, несоответствие стало очевидным: в предыдущей иерархии было всего 3 508 отдельных позиций, включая местоположения, системы и активы; одна только новая иерархия насчитывает 6 505 активов.

Анализ критичности и спецификация

Мы провели семинары с бригадами технического обслуживания и эксплуатации завода, чтобы определить критичность всех активов. Вместе мы договорились, что в зависимости от критичности активов мы будем следовать различным процессам разработки стратегии, прилагая усилия к критичности.

Кроме того, мы разработали спецификации для всех объектов с экстремальной и высокой критичностью, которые предоставят необходимую информацию для управления материалами для объекта и их обслуживания.

Стратегия технического обслуживания

Что наиболее важно, мы предоставили полностью разработанную систему обслуживания для сайта перед перезапуском операций, включая сгенерированные системой рабочие задания для проектирования, обслуживания, эксплуатации и надежности.

Мы начали с производства оригинального оборудования
[OEM] и отраслевых задач по типу оборудования, основанных на знаниях оборудования и опыте работы на других заводах; затем, в зависимости от критичности, мы назначили оптимизированные модели, модели, основанные на задачах, или приняли обоснованную с учетом риска стратегию работы до отказа.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *